Власть, установившаяся в России после перестройки, заключила договор (не такой уж дьявольский, как можно подумать) с православной церковью. Как говорится, рука руку моет, и в этом случае левая рука очень хорошо знает, что делает правая.


Как-то раз мы зашли в ресторан пообедать. Случайно я оказался за столом напротив Александра, человека, пользовавшегося наибольшим авторитетом в команде. Я был рад, поскольку мне хотелось узнать его получше.


Подали на стол. Глядя в свою тарелку, я краем глаза следил за Александром, чтобы улучить момент для начала разговора.


Тогда-то я и увидел его с закрытыми глазами произносящим молитву. Он перекрестился и приступил к трапезе.


С того момента беседа потекла как по маслу. Не знаю уж, причиной тому крестное знамение или человек на самом деле был приветливее, чем казался до тех пор, и к тому же говорил по-английски!


Вот уж действительно чудеса Великого поста…


Сначала эта открытая демонстрация религиозности показалась мне странной. В последние годы в Западной Европе мне доводилось крайне редко наблюдать, чтобы кто-то перед едой осенял себя крестом.


Вдруг все начало вставать на свои места.


Неделю спустя, обедая с одним своим приятелем, я заметил, что он попросил постное меню, без мяса. В Великий пост самые разные рестораны города предлагают такое меню, и многие глубоко верующие православные в течение этого периода воздерживаются от мяса и алкоголя.


Не секрет, что православная церковь после долгой коммунистической зимы ожила, подобно цветку после суровых холодов. Во времена коммунизма церковь перебивалась с большим или меньшим успехом, где-то сдавала свои позиции, где-то ей удавалось устоять, какие-то храмы были взорваны, на месте других делали дома терпимости или бассейны, но церковь выжила.


Корень оказался крепким, и она снова поднялась.


Сегодня церковное богослужение и ритуалы знакомы каждому.


Власть, установившаяся в России после перестройки, заключила договор (не такой уж дьявольский, как можно подумать) с православной церковью; как говорится, рука руку моет, и в этом случае левая рука очень хорошо знает, что делает правая.


Однако, несмотря на сомнительные отношения с силовыми структурами и неясные сделки, религиозность православных русских — сильнее, чем то, что мы видим в Европе. Это нечто более глубинное, ритуальное, личное.


Чувство, которое на протяжении 70 лет пытались всеми средствами уничтожить и которое вернулось. Возможно, оно никогда и не исчезало.


То, что губернатор Ленинградской области — человек глубоко религиозный и даже, как сказали бы некоторые, — мистик, это общеизвестный факт.


Он является членом благочестивого общества, которое ежегодно организует паломничество в монастырь, расположенный на вершине горы Афон в Греции.


Правители приходят и уходят, с большими или меньшими скандалами сменяют друг друга властные лица и стили руководства, а вера остается. Возможно, одна только вера и остается, когда представляющая ее структура оказывается ее недостойной.


Совсем недавно стало известно, что из банка, основным владельцем которого является Русская православная церковь, пропали около 50 миллионов евро. Лидеры РПЦ утверждают, что им не известно, куда делась эта сумма, предоставленная в кредит без договора и только под честное слово.


Вера верой, но бывают чудеса, в которые способны поверить разве что ангелы.