Белая ярость: Индустрия неонацистской пропаганды

 

Белая ярость: Шведский снайпер на Украине

 

Белая ярость: Семья нацистов

 

Я ненавижу всех русских. Они мне — не братья


Украинский солдат Игорь Чепижко (30 лет) сидит в квартире многоэтажного дома в Киеве и рассказывает, как он в первый раз убил русского солдата на фронте на востоке Украины.


«Я чувствовал такую тошноту, что два дня не мог есть».


Он подошел к телу убитого и услышал голос: «Кузьмич, Кузьмич, ты где?».


Русский солдат пытался связаться со своим мертвым товарищем по рации.


Игорь слышал слова, но не мог найти рацию убитого. И снова он услышал голос: «Кузьмич, Кузьмич, как там у тебя?» Игорь нашел рацию, поднес ее ко рту и закричал: «Кузьмич мертв!».


Повсюду, где мы были, мы встречали людей, которые были полны ненависти


Fucking muslims off our streets! Stick your fucking islam up your ass! («Чертовы мусульмане, вон с наших улиц». «Засуньте себе в задницу ваш чертов ислам»), — кричали члены Английской лиги обороны (English Defence League) на улицах Ньюкасла в Англии.


«Еврей!», «Предатель!» — кричали националисты о действующем президенте во время демонстрации в столице Словакии.


Ненависть порождает такие чувства, как разочарование, презрение, отвращение, предательство и обида.


Каждый божий день в 2016 году в Германии в среднем совершалось по десять нападений на мигрантов. Согласно данным министерства внутренних дел Германии, травмы в результате насилия получили 560 человек, в том числе 43 ребенка.


Три четверти нападений произошли за пределами жилищ, остальные — в домах. Число уголовных преступлений на почве ненависти растет по всей Европе.


В Норвегии в период с 2014 по 2015 год удвоилось число сообщений об уголовных преступлениях на почве ненависти против этнических и религиозных групп.

© AP Photo, Alastair Grant
Мигранты во временном лагере для беженцев на острове Сейланд, Норвегия

В итоге уголовные преступления на почве ненависти занимают одно из ведущих мест в статистических данных норвежской полиции, показывающих рост преступности.


Примерно половина заявленных случаев — это насилие или угрозы применения насилия. Почти треть — высказывания, полные ненависти.


Ненависть может привести к насилию, расизму и террору


Студента факультета журналистики Игоря Чепижко (30 лет) ненависть привела на войну. В мае 2015 года он оставил учебу в киевском университете, чтобы бороться с русскими сепаратистами на востоке Украины. На солдатскую форму он нашил эмблему «Бог войны».


Игорь был командиром 23-х солдат в батальоне с четырьмя танками. Два погибли. Он все еще видит во сне 50-летнего солдата, сгоревшего в одном из этих танков, подбитом снарядом.


В кошмарном сне солдата вытаскивают на траву, но его тело продолжает гореть. Майка Игоря мокра от пота, когда он просыпается.


Каждый вечер он по телефону беседует с солдатами на фронте. Он хочет вернуться: «Здесь, дома, я не могу найти себя».


Что-то стало с головой


Он не знает, обратиться ли ему к врачу, чтобы лечиться, или отправиться обратно на фронт, где голова работает по-прежнему.


«Русские психологи называют это афганским синдромом. Людей тянет назад, к тому, что было. Это как героин».


Дома у него есть рулон туалетной бумаги, на которой напечатано лицо Путина, он использует эту бумагу, справляя нужду в туалете.


«Русские выставляют себя главными. Как они могут нравиться мне по-прежнему?»


На полке в комнате — каска и полевая рация, которую он взял у русского солдата, убитого им.


«Я называю это трофеем».


Видео, которые шокируют мир


Международные средства массовой информации назвали «новым видом спорта русских неонацистов» преследования молодых гомосексуалистов в социальных сетях.


Анджей Кмитиц — правая рука известной медийной личности. Это русский правый экстремист Максим Марцинкевич, бывший скинхед, а ныне руководитель неонацистских молодежных групп «Формат 18» и «Реструкт».


Марцинкевич в настоящее время сидит в тюрьме за публикацию экстремистских материалов и за призывы к расовой ненависти.


«Формат 18» специализировался на видеосъемке нападений на лиц «нерусской внешности», говорящих с иностранным акцентом, и публикации таких видео в интернете.


Но больше всего эта группа стала известна из-за движения Occupy Pedofilyay. Поддельными снимками на сайтах знакомств они заманивали мужчин, которые вступали в контакт с подростками с целью секса. Но также и наоборот, подростков и молодых парней заманивали предложением денег за секс.


Эпизоды снимались и выкладывались в интернете, они действовали на русских молодых ребят, побуждая их выходить на улицы и брать исполнение закона в собственные руки. Когда предполагаемые «педофилы» или «мужчины-проститутки» попадали в ловушку, они подвергались унижениям, насмешкам и оскорблениям.


Некоторые видео этого движения показывают жертв, которых заставляли сниматься с женским мастурбатором и обливали мочой. Все это заканчивалось избиением жертв, затем видео публиковались в интернете для насмешки и в качестве предупреждения.


Кмитиц утверждает, что это была их услуга обществу, разоблачение того, что он называет педофилией. Но активисты, выступающие за права человека, и эксперты Центра СОВА в Москве, специализирующиеся на изучении правых экстремистов России, заявили, что речь идет о целенаправленных нападениях на гомосексуалистов.


В 2013 году был запущен проект Occupy Narcofilay. Здесь нападали на людей, которых они подозревали в наркоторговле. Согласно российским СМИ, один человек был убит, несколько человек получили травмы. В связи с этим Кмитиц получил сообщение о том, что судебные власти готовятся открыть уголовное дело. Он сбежал в Юго-Восточную Азию.


«Половина ребят попала в тюрьму, остальные пустились в бега. Я год жил в Таиланде как „политический турист". Но теперь я совершенно уверен, что власти больше не обращают на меня внимания. Я веду себя тихо и не делаю ничего подозрительного».


«Я попадал в ситуации, когда должен был защищаться, применяя физическое насилие», — рассказывает Сергей (21 год), активист русского Asgard Time.


«На меня нападали антифашисты, когда мы пытались помешать им организовывать концерты. Речь идет о радикалах, которые выступают за советский образ жизни. Их надо давить.


Я трачу много времени на боевую подготовку. Это похоже на подготовку разведчика. Я не курю и не пью, потому что для того, чтобы победить, нужно иметь здоровое тело. У нас проходят занятия с оружием, ножами и арбалетами. Я этим занимаюсь с детства.

Шествие националистов в Санкт-Петербурге

Когда я учился в школе, я был скинхедом. Сейчас я — националист и социалист, хочу, чтобы у нас был такой тип государства. Кроме физических тренировок, мы занимаемся еще и идеологической подготовкой. Организуем походы в исторические музеи, у нас есть книжный клуб, где мы читаем и обсуждаем книги. Я читал многое из написанного Варгом Викернесом (Varg Vikernes). Моим самым большим источником вдохновения является „Майн кампф" Адольфа Гитлера, эта книга много значит для меня.


У нас есть сайт в русском Facebook с 10 тысячами участников. Особых контактов с другими странами у нас нет, но я был в Киеве и Львове во время революции и завел там много друзей. Быть политически активным в сегодняшней России незаконно, поэтому я больше не хожу на демонстрации. Я не хочу в тюрьму именно сейчас».


«Наших ребят застрелили. Тогда мы и начали добывать оружие»


Мужчина чуть старше 30-ти лет отодвигает полу куртки, на поясе висит кобура с пистолетом. Он — один из тайных крайне правых футбольных фанатов, любителей устраивать драки.


Мы встречаемся, как договорились, у слабо освещенного катка, устроенного между домами в одном из пригородов Москвы. Здесь можно поговорить без помех со стороны полиции. Вместе с анонимным вожаком на встречу пришли человек двадцать почти одинаково одетых в черное футбольных хулиганов с лицами, закрытыми капюшонами и шарфами. Такая тактика называется Black bloc и заключается в том, что группа должна восприниматься как одна большая единая масса. В такой массе трудно отличить одного от другого, если начнется драка.


«Многих посадили в тюрьму, часть убита. Постоянно происходят драки и стычки с фанатами из других городов, а также с антифашистами и левыми. Это непрерывный конфликт. После того, что произошло на Украине, государство оказывает на нас, правых, мощное давление. На следующий год в России будут выборы президента и чемпионат мира по футболу. Власти сделают все, чтобы здесь не повторилось то, что было во Франции прошлым летом», — говорит он.


Полицейский патруль останавливается и обращается к группе. Планируете устроить драку сегодня вечером? Нет, отвечают одетые в черное. Ответ принят, и полицейские уходят.


«Как только группа собирается, нас начинают гонять. Полиция все время следит за нами. Видишь ли, правые и футбол тесно связаны друг с другом. Лично я не особенно увлекаюсь футболом. Меня особенно интересует музыка: хипхоп, хардкор, панк. Она очень важна для распространения наших идей. Поэтому мы охраняем группы музыкантов и поддерживаем безопасность на концертах. Мы заботимся друг о друге. Мы должны защищать наше право на существование в обществе».


«Мигрант однажды выстрелил мне в голову, и с тех пор у меня этот шрам», — сообщает «Джон Вагнер» (30 лет), инструктор по владению оружием и руководитель активистов в Комитете за нацию и свободу (КНС).


«Я лежал в коме и теперь не боюсь смерти. „Только рабы не имеют оружия" — это выражение формулирует то, за что мы боремся. Мне оно нравится. Мы выступаем за то, чтобы все имели право на собственную защиту. Мы — русские националисты, и мы верим в белую власть. Нация — вот мое самое большое вдохновение. Каждый день — это борьба за выживание. Многое изменилось за последние годы. Мы стали больше интересоваться политикой. Власти пытаются представить нас маргиналами и опасными людьми и не любят, когда западные журналисты приходят и показывают нас такими, какие мы есть.


Путин и его спецназ — сегодня самая большая угроза для нас. Многие из тех, кто поддерживает режим, считают что России угрожают НАТО, США и ЕС, но это просто ерунда. Мне нравится Европа и ее демократия, социальное благосостояние, здравоохранение и экономическая система. Я бывал в Осло, и мне нравится ваше метро. Но мы не хотим, чтобы Россия была полностью аналогична Европе. Нам, например, не нужны гомики и мигранты. Никто из наших не курит и не пьет, потому что, по нашему мнению, тело должно быть здоровым и крепким.


Эта территория — моя собственность. У меня есть фирма, которая хорошо зарабатывает, и я трачу часть своих денег на поддержку тех, кто разделяет мою идеологию. Нельзя быть богатым, когда твой народ голодает.


Кроме того, я руковожу этим тренировочным центром. Здесь мы занимаемся боевыми видами спорта, борьбой на ножах и стрельбой. Я показываю, как нужно использовать биту и электрошокер.


Мы также отрабатываем действия на поле боя на случай, если вспыхнет военный конфликт. Если русский народ поднимется, как это произошло на Украине, то мы должны быть готовы поддержать его. Для тренировок здесь нет возрастных ограничений. Человек может драться и стрелять, как только начал ходить.


Мы с невестой планируем завести детей, когда поженимся. Важно передать свои гены. Ждать ничего не нужно».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.