Ничто не предвещало неприятностей команде траулера Remøy, когда судно, возвращавшееся домой после ловли креветок, 10 мая было остановлено в Баренцевом море к востоку от Вардё российской береговой охраной для проведения стандартной процедуры проверки.


Remøy ловил креветки по квоте, полученной Норвегией для ловли в российской зоне в соответствии с норвежско-российским договором о рыболовстве.


Согласно этому норвежско-российскому договору, суда в таких случаях проходят досмотр, после которого направляются домой. И для капитана Кьетиля Эрвика (Kjetil Ervik) это было рутинной процедурой. Он был уверен, что у него все как полагается. Но тем не менее оказалось, что не все было в порядке.


В бумагах лицензии, полученной судном от норвежского министерства рыболовства, «кто-то» забыл отметить, что речь идет о ловле креветок, хотя, естественно, это был траулер для ловли креветок, который действовал на основе полученной квоты.


Спасибо?


Remøy, таким образом, не нарушил никаких правил рыболовства, но бумаги были не в порядке. Команда и компания Remøy havfiske недостаточно тщательно проверили документы на русском языке.


То есть — бюрократическая ошибка, когда большинство подумало, что речь о мелочи, которую можно будет уладить в Мурманске.


Но они не учли, что будут иметь дело с российской бюрократией и теми силами в российских рыболовных организациях, которые решили, что это — отличная возможность преподать норвежцам урок и «отблагодарить» их за многочисленные аресты российских рыболовных судов, происходивших ранее.


То, что норвежские власти раз за разом заявляли, что они не стремились специально наказывать российских рыбаков, и что имели место явные нарушения закона каждый раз, когда арестовывали российские суда, в данном случае имело второстепенное значение.


Очень многие в российских рыболовных организациях считали и считают, что у норвежцев на севере сильный и богатый современный рыболовный флот, и они ведут себя как хотят, опираясь на большие экономические ресурсы.


Кто управляет в России?


Но кто решил, что Remøy должен быть наказан таким образом? Было ли это практическим следствием того, что российский посол в Осло Теймураз Рамишвили в ряде интервью заявлял, что отношения между Норвегией и Россией пошли не в том направлении?


Посол считал, что со стороны Норвегии наивно полагать, что все может продолжаться как раньше после того, как она разрешила морским пехотинцам США на перманентной основе проводить учения на норвежской территории и обсуждала возможность стать частью американской противоракетной обороны.


Но объяснение проблем с Remøy могло быть и чисто бюрократическим и, кроме того, погранслужба ФСБ могла просто не понять последствия правового процесса, запущенного ею.


Норвежские власти послали на передний край (министра рыболовства) Пера Сандберга (Per Sandberg), одновременно проходила интенсивная дипломатическая работа в Осло и Москве, чтобы найти решение, в котором ни одна из сторон не потеряла бы лица.


И министр иностранных дел Бёрге Бренде (Børge Brende), и премьер-министр Эрна Сульберг (Erna Solberg) испытывали мощное политическое давление, заставлявшее их работать интенсивнее. В то же время и в России было много тех, кто понимал, что в перспективе это дело могло повредить российским интересам.


Несмотря на жесткие высказывания посла Рамишвили, российские бюрократы в Комитете по рыболовству и — не в последнюю очередь — в МИДе России поняли, что не стоит уделять главное внимание делу Remøy, учитывая все остальные вопросы, по которым у России происходят конфликты с Западом.


После вмешательства в это дело МИДа России прошло не более недели, как было найдено решение, которое удовлетворяло обе стороны.


Было ли у управления ФСБ по Мурманску прикрытие в Москве?


Но и у российского МИДа есть свои ограничения в отношениях с ФСБ, которая знает, что, в общем и целом, она всегда может рассчитывать на поддержку своего бывшего сотрудника президента Владимира Путина.


А ФСБ просто выполняла свою работу. Была проверка иностранного судна, были выявлены нарушения закона. Судно было задержано, и дело было направлено в нужные инстанции.


Но не зашли ли усердные руководители ФСБ по Мурманску слишком далеко в этом деле, не имея достаточного прикрытия в Москве?


Как бы там ни было, «кто-то» дал указание сотрудникам ФСБ, занимающимися проверкой рыболовных судов, возобновить дело и еще раз проверить груз на борту Remøy.


После повторной проверки норвежского траулера, пришли к согласию, что 90 миллионов крон было слишком завышенной залоговой выплатой.


В конце концов, был достигнут компромисс. Норвежские власти через генеральное консульство в Мурманске гарантировали, что возможный штраф за нарушение закона должен быть выплачен.


ФСБ проинформировала капитана Кьетиля Эрвика о том, что судно отныне свободно и может покинуть Мурманск. После этого многие смогли вздохнуть с облегчением. На этот раз кризис миновал, а норвежско-российское сотрудничество в области рыболовства в очередной раз выдержало испытание.


«Читайте инструкции»


Траулер Remøy уже давно вернулся и занимается ловлей креветок — после того, как компания потеряла примерно 15 миллионов крон из-за трехнедельного простоя судна в Кольском заливе.


Через несколько недель, вероятно, состоится новый процесс, в результате которого компания должна быть готова выплатить большой штраф из-за бюрократической ошибки.


И в следующий раз, когда норвежское рыболовное судно будет находиться в российской зоне, капитан, вероятно, позаботится о том, чтобы все, что написано в лицензии, было переведено и прочитано.


Оказалось, что читать инструкции — дело благоразумное и в спорте, и в работе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.