Иногда колеса истории вращаются очень медленно. Самый популярный маршрут для шоппинга у кубинцев — вовсе не Майами. Он ведет в Москву, за 6 тысячах миль от Кубы.


Более строгий пограничный контроль в США и рост поступлений от родственников, живущих за границей, привели к тому, что в последнее время кубинцы все больше ездят в Россию, единственную крупную страну, которая до сих пор не требует от островитян виз. Кубинские покупатели 13 часов летят самолетами «Аэрофлота», работающего еще со времен Советского Союза, и не для того, чтобы увидеть Кремль или Красную площадь. Обратно на страдающий от дефицита «Остров коммунистов» они везут сумки с джинсами, галантерею и автомобильные запчасти.


«Потоки кубинцев едут, ни слова не зная по-русски, только для того, чтобы закупиться, — рассказал Рикардо Трието (Ricardo Trieto), кубинский инженер, который учился в России, а сейчас выполняет роль переводчика для покупателей-соотечественников, приезжающих на московские блошиные рынки. — Это очень выгодно: что бы вы здесь ни купили, дома вы сможете перепродать это дороже».


Торговое эмбарго США в отношении Кубы остается в силе, несмотря на то, что президент Барак Обама в прошлом году ослабил ограничения на поездки американцев на Кубу, а в 2015 году открыл посольство США в Гаване спустя более полувека отсутствия каких-либо отношений.


Президент Дональд Трамп заявил, что он откажется от кубинских инициатив господина Обамы. Все это помогло вернуть к жизни торговые связи между Россией и Кубой, напоминающие о временах холодной войны.

© AP Photo, Ramon Espinosa
Президент США Барак Обама и президент Кубы Рауль Кастро

Относительно спроса на автомобильные запчасти на Кубе. Учитывая торговое эмбарго США, большая часть автомобилей на Кубе — либо произведенные в Америке машины 1950-х годов, либо драндулеты советской эпохи. Старые модели «Лад» и «Нив», квадратные формы которых давным-давно практически исчезли с улиц Москвы.


На Кубе их позиции до сих пор весьма сильны. Во всяком случае, пока они не начинают ломаться и требовать новых запчастей, дефицит которых может принести кое-кому впечатляющие прибыли.


В Москве за «Москвич» 1980-го года — еще один коробкообразный пережиток советской эпохи — можно выручить около 500 долларов. На страдающей от эмбарго Кубе он может уйти — ни много, ни мало — за 14 тысяч долларов, говорят кубинские водители такси. Это подпитывает процветающую кустарную индустрию, специализирующуюся на запчастях, полученных с автомобильных разборок на Карибских островах.


На все растущем рынке подержанных автомобилей «Южный порт» на юге Москвы до 40% прибыли поступает от кубинских покупателей, сообщают торговцы. «Без них мы бы разорились», — говорит продавец Тимур Мурадян.


Пасмурным зимним утром дюжина кубинцев, одетых в нелепо сидящие шапочки и серые дутые куртки, ходят по рынку среди металлических контейнеров, наполненных ржавыми автомобильным деталями. На них надето больше одежды, а кожа темнее, чем у большинства местных, что сразу выдает их происхождение продавцам, которые приветствуют их криками «hola, amigo».


«Здесь я могу купить все, что мне нужно, это невероятно», — говорит Алехандро, который впервые прилетел из Гаваны, чтобы приобрести запчасти для трактора.


Размахивая руками и тыкая в калькуляторы замерзшими пальцами, кубинцы торгуются, накупая на тысячи долларов того, что большинству местных показалось бы бесполезным хламом.


«Они на вес скупают все для русских автомобилей и тракторов, даже не смотрят, что за запчасти и на какие модели берут, — рассказывает господин Мурадян. — Что бы они ни купили, дома смогут перепродать это с выгодой для себя».


По словам владельцев палаток, среднестатистическая группа кубинцев на рынке тратит от 3 до 7 тысяч долларов. Это астрономические суммы для жителей острова, где средняя зарплата составляет примерно 25 долларов в месяц.


Дома на Кубе целые деревни собирают «гонца», чтобы послать его на шоппинг в Москву, часто используя для этого денежные переводы от родственников из Майами или Мадрида. Жители деревни Родас, расположенной в центре сахарного пояса Кубы, говорят, что их тростник просто сгнил бы на полях без этих ежегодных поездок в Москву, благодаря которым они получают детали для своих советских тракторов 1970-х годов.


Некоторые из этих работников челночной индустрии — из тех десятков тысяч кубинцев, которые учились в вузах Советского Союза. Они обучались инженерии, медицине и науке, а затем возвращались домой, чтобы заняться развитием своей коммунистической родины. Но когда в 1991 году Советский Союз развалился, а его субсидии прекратились, многие из них внезапно оказались вынуждены работать официантами или охранниками за минимальную зарплату.


Учившийся в Советском Союзе кубинский инженер Рауль Куро (Raul Curo) вернулся жить в Россию несколько лет назад. Он купил такси и стал частью процветающего московского кубинского сообщества экспатриантов, обслуживающего покупателей с острова. Господин Куро встречает их в аэропорту и возит по городским блошиным рынкам, переводя для них и помогая торговаться.


«Здесь все любят кубинцев. Так всегда было еще со времен Хрущева», — рассказывает господин Куро, вспоминая об этом советском лидере, который едва не спровоцировал ядерный Армагеддон, заключив альянс с Кубой в 1960 году и разместив там ракеты.

Полиция проверяет московский рынок "Садовод"

Во время низкого сезона переводчик господин Трието зарабатывает на жизнь, давая уроки испанского азербайджанским и армянским владельцам палаток на городских блошиных рынках. Другие сводят концы с концами, преподавая сальсу в ночных клубах Москвы, например, в «Старой Гаване».


Большинство кубинских покупателей приезжают в Москву примерно на неделю, и целые дня проводят, шерстя блошиные рынки, чтобы набрать 260 фунтов товаров, которые можно провезти с собой на самолете за дополнительную плату.


Они берут взаймы теплую обувь и зимние куртки у друзей и родственников, а спят на двуспальных койках в тесных квартирах советской эпохи, принадлежащих кубинским экспатриантам.


«Я еще никогда в своей жизни так не мерз, но я понемногу привыкаю», — говорит покупатель Абелито. Он рассказал, что его первой покупкой стала самая теплая куртка, которую он только смог найти на блошином рынке «Садовод» площадью в 15 акров.


При входе в бюджетный торгово-ярмарочный комплекс «Москва» в Люблино есть кубинская столовая, украшенная изображениями пышных холмов острова и фотографией Владимира Путина вместе с покойным лидером кубы Фиделем Кастро. Кубинский повар готовит дешевые домашние блюда из риса, бобов и измельченной свинины.


Торговый центр предлагает услуги переводчиков для групп с Кубы и кубинских иммигрантов, работающих в недорогих ювелирных киосках центра. Азербайджанский владелец киоска на ломаном испанском торгуется с группой кубинцев над стопкой джинсов.


«Они по большому счету живут на рынке, — рассказывает водитель такси господин Куро о своих соотечественниках-челноках. — Приезжают, закупают вещи и уезжают. А через пару месяцев приезжают снова».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.