Если провести по воздуху прямую линию длиной в 50 километров от Киркенеса в направлении Мурманска, то вы попадете в губу Западная Лица и на старую советскую военно-морскую базу в губе Андреева.


Это место не отмечено на картах. Но судоходство вблизи губы Андреева и не является целью.


С начала 60-х годов и до падения Стены этот район был одним из самых главных для советских военно-морских сил. Поэтому его окружала густая завеса секретности, безопасности и ограничений.


Дело в том, что в губе Андреева находилось несколько важных баз подводных лодок, небольшие воинские части и спецсооружения. Отсюда шел самый короткий выход в Баренцево море.


Страна НАТО Норвегия была «сразу за углом».


Возможно, самый важный объект мощного Северного флота находился в губе Андреева, на ее северо-восточной стороне — он использовался как район хранения отработанного ядерного топлива. Сюда приходили советские АПЛ и атомные ледоколы на замену топлива.


Но стандарты хранения радиоактивного топлива того времени привели к тому, что мировое сообщество сегодня столкнулось с почти неощутимой, но потенциально крайне опасной ситуацией.


Как избавиться от такого количества ядерных отходов, которое возникает после производства 5 тысяч бомб типа сброшенной на Хиросиму, и которое в течение ряда лет хранилось в ужасных условиях?


Угроза рыболовству


«Все это беспокоит меня и Беллону много-много лет. Это является, может быть, самой большой угрозой для рыболовства в Баренцевом море и угрозой ядерной катастрофы наряду с атомной электростанцией на Кольском полуострове. И с каждым годом ядерное топливо все больше разрушается».


Руководитель Беллоны Фредерик Хауге (Frederic Hauge) вернулся в губу Андреева спустя 22 года после того, как он и Беллона рассказали всему миру о том, что хранилось внутри полуразвалившихся бараков на старой морской базе в пятидесяти километрах по прямой линии к востоку от Киркенеса.


В 1994 году лишь несколько человек знали о том, для какой цели советский военно-морской флот использовал губу Андреева.


И в каком состоянии находилось то, что хранилось на базе.


Картина, которую увидели Беллона и Хауге, была угнетающей. Отработанное ядерное топливо с более 100 атомных подводных лодок хранилось на земле, окруженное всего лишь полуразвалившимися складскими зданиями с использованием слабых мер безопасности. Катастрофа 1982 года, когда началась утечка радиоактивной воды из так называемого охладительного бассейна, привела к тому, что отходы были переброшены во временные сухие здания хранилища.


Но в последующие годы не было сделано ничего, чтобы исправить такое хранение. Постоянно принимались лишь временные меры.


В то время в этот район вы смогли бы добраться только пешком, здесь не было никакой охраны и ограждений, как сказал Хауге, который гордится работой, проделанной Беллоной.


«Это была большая работа. Чрезвычайно много работы. Но постепенно международное сообщество стало включаться в работу, которую начали российские власти», — говорит Хауге.


Вместе с представителями шведского, итальянского и норвежского правительств, а также российских властей и небольшого корпуса прессы Хауге принимает участие в поездке по губе Андреева.


Таких мест, как губа Андреева, больше не найти. И поэтому работа с 90-х годов и до настоящего времени заключалась только в том, чтобы ядерные отходы не были повреждены еще больше, или чтобы они не попало в руки посторонних.


Одна только Норвегия истратила 270 миллионов крон непосредственно на работы по обустройству в губе Андреева. Бόльшая часть денег пошла на строительство ограждения вокруг этого района, дороги к хранилищу и причалов.


Такие страны «семерки», как Великобритания, США, Франция, Япония, Германия и Италия, тоже участвовали в финансировании этой работы.


Италия затратила 250 миллионов евро на меры безопасности для хранения старых и опасных ядерных отходов в России. К этим мерам относятся утилизация старых списанных атомных подлодок, сообщил Массимилиано Нобиле (Massimiliano Nobile), сотрудник Sogin, государственной итальянской компании, работающей с ядерными отходами. Италия также финансировала строительство специального судна «Россита» для транспортировки таких отходов.


Швеция с 90-х годов истратила на те же цели 30 миллионов евро, сообщил Златан Делалич (Zlatan Delalic), сотрудник Шведского агентства по радиационной безопасности. В последние 15 лет примерно 3-4 миллиона крон ежегодно инвестировались непосредственно в губу Андреева.


Европейский банк реконструкции и развития выделил в третьем квартале прошлого года более 40 миллионов евро на губу Андреева, сообщил Михаил Репин.

 

Снижение экономической поддержки


Норвегия с конца 90-х годов активно участвовала в наведении порядка в хранилище ядерных отходов в России и, в частности, финансировала замену автоматических маяков с ядерными установками на маяки с солнечными батареями.


Но Норвегия в настоящее время планирует уменьшить свой экономический вклад, сообщил Ингар Амундсен, сотрудник норвежского Агентства по радиационной безопасности.


«Ядерное топливо хранится в условиях, заслуживающих самой серьезной критики, у границы с Норвегией. Поэтому в наших интересах навести здесь порядок. Главная работа заключается в том, чтобы подготовить хранилище к удалению топлива. Мы будем продолжать наше сотрудничество с российскими властями в этой области и далее, но в меньшей степени, чем сейчас», — говорит Амундсен.


Италия — одна из стран, которая внесла самый крупный денежный вклад в наведение порядка в хранилище. Массимилиано Нобиле, сотрудник государственной итальянской компании Sogin, работающей с ядерными отходами, обосновывает это тем, что во всем мире существует интерес к решению этой проблемы.


«Мы знаем, что Чернобыльская катастрофа является не украинской, а европейской проблемой, и точно так же мы знаем, что ядерные отходы, хранящиеся здесь, являются не только российской проблемой. Это проблема всего мира», — говорит Массимилиано Нобиле.


Нобиле доволен тем, как используются эти деньги международного сообщества для создания безопасного хранения ядерных отходов вблизи норвежской границы.


«Мы понимаем, что работать здесь, в губе Андреева, трудно. Поэтому понимаем, что могут возникнуть проблемы. Но мы довольны тем, как используются деньги. Для нас важно, чтобы была полная прозрачность и открытость в этом деле, ведь это деньги итальянских налогоплательщиков», — говорит Нобиле.


Конечная станция — Сибирь


Во вторник 27 июня первая партия ядерных отходов будет отправлена из губы Андреева.


Специально построенное судно «Россита», предоставленное Италией России в 2011 году, возьмет на борт 14 контейнеров с 49 элементами топлива и направится в Мурманск.


В 2017 году планируется отправка трех таких партий, и это означает, что примерно 2 тысячи из 22 тысяч элементов топлива должны быть вывезены еще до конца этого года.


После этого контейнеры будет перегружены на специально построенный поезд, который повезет этот груз дальше до конечной станции — предприятия по переработке ядерных отходов «Маяк» в Сибири.


Трудная работа


Но есть много неизвестных факторов. Никто не может точно сказать, что скрывается под крышей цистерн, где отходы хранятся с начала восьмидесятых.


Есть опасения, что фрагменты цилиндрических элементов топлива сильно заржавели или по каким-либо иным причинам находятся в столь плохом состоянии, что невозможно будет использовать машины для их удаления.


«Некоторые части отходов могут быть вообще разрушены и представляют собой значительную опасность радиационного заражения», — говорит Хауге.


«Существует большая опасность возникновения значительных проблем, когда начнется работа. Мы должны начать с вывоза самого легкого топлива. Но понятно, что часть этого топлива разрушена. Что-то может застрять. Понятно, что это риск. Но можно сказать с уверенностью, что если оставить все это лежать, то будет по-настоящему плохо».


NRK: Значит, надо убирать любой ценой?


Хауге:
Да. Когда мы начали эту работу, трудно было найти технические решения. Будут возникать значительные технические трудности, все это еще не решено. Сделано довольно много для создания инфраструктуры. И с российской стороны есть сильная мотивация, чтобы навести здесь порядок. От Москвы до этого места очень далеко. А в то далекое время было важно только одно — холодная война. Это объясняет, почему эти отходы хранились так долго в таких убогих условиях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.