Несколько месяцев назад наша газета заявила, что ставит точку в истории 13-летней Лизы Ф. из Берлина и больше не будет о ней писать. Но теперь, когда точку поставил и суд, мы все же в последний раз вернемся к этой истории, не чувствуя себя вправе оставить приговор без внимания.


Напомним, с чего все началось. Дочка немцев-переселенцев пропала утром 11 января прошлого года — отправилась в школу, но так до нее и не доехала. Родители, естественно, забили тревогу, обратились в полицию и ко всем знакомым, объявление о пропаже в тот же день появилось в интернете. Через 30 часов отсутствия Лиза появилась на пороге дома в довольно-таки помятом виде. И рассказала страшную историю. Некие иммигранты с Ближнего Востока похитили ее по дороге в школу, привезли в какую-то квартиру, избивали и насиловали больше суток, а потом выбросили на улицу.


Полиция усмотрела в рассказе девочки нестыковки и засомневалась в ее версии, провела подробный разговор и выяснила правду: это был побег. Но девочка росла в приличной семье, поэтому родственники и знакомые возмутились, что служители правопорядка считают Лизу лгуньей. И понеслось…


Напомним, то было время, когда пресса пестрила сообщениями о преступлениях иммигрантов (все это произошло вскоре после новогодней «ночи длинных рук» в Кельне) и антииммигрантских митингах, умами населения владел страх. Итак, сперва тетя Лизы выступила перед российским телеканалом и передала своими словами всю историю. Затем к действу подключилась кузина Лизы, подогревшая ситуацию своей пронзительной речью на митинге НДПГ. Не молчал и дядя: «Полиция покрывает их (подозреваемых — прим. ред.), полиция вчера надавила на ребенка и заставляли ее говорить, что она сама этого хотела, что она совратила этих бедных мужчин. Твари», — негодовал он в интервью российскому СМИ. В итоге дошло до протестных демонстраций русскоязычных жителей Германии и до обсуждения истории девочки на уровне министров иностранных дел.


А Лиза действительно соврала. Неуспеваемость в школе плюс обычные подростковые проблемы казались ей непосильным грузом, и она решила сбежать. Правда, бежать было некуда. Лиза подалась к знакомому, где и переночевала. Во всем этом она призналась полиции, которая в виду широкого резонанса выступила с официальным, но коротким заявлением: не было ни похищения, ни изнасилования.


Антимигрантски настроенные движения еще какое-то время продолжали использовать «дело Лизы» как аргумент в пользу того, что полиция идет на поводу у политиков, защищая не немцев, а нелегальных иммигрантов, но потом и они стихли.


Тем временем полиция продолжала расследование. И в ходе него преступление против Лизы было обнаружено, но только ни к похищению, ни к тем людям, у которых Лиза находилась в ночь пропажи, отношения не имеющее. На телефоне одного из знакомых девочки было обнаружено видео с сексуальным контактом с ней, снятое примерно за полгода до ее исчезновения.


По этому факту было возбуждено отдельное уголовное расследование. В результате знакомого Лизы, 24-летнего Исмета С. (Ismet S.), 20 июня суд берлинского р-на Tiergarten признал виновным в растлении малолетней и съемке детской порнографии. Приговор оказался неожиданно мягок: вместо многолетнего тюремного срока молодой человек отделался 1 годом и 9 месяцами условного заключения. Суд учел, что до сих пор Исмет С. не попадал в поле зрение немецкой юстиции, а также то, что он очень активно сотрудничал со следствием.


Несомненно, вся эта история послужила и для Лизы, и для многих из нас уроком. Но сейчас действительно нужно поставить на ней большую точку и окончательно закрыть эту поучительную главу из нашей жизни.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.