В этом месяце исполняется 800 лет начала эпохи норвежского величия, когда тринадцатилетний Хокон Хоконссон (Håkon Håkonsson) был провозглашен королем Норвегии на тинге в Тронхейме. В XIII веке Норвегия по своим размерам была самым большим государством Европы. Присоединение Гренландии в 1261 году стало в этом смысле определяющим моментом, но даже и без Гренландии величина территории Норвегии была внушительна.


Кроме Норвегии в нынешних границах норвежскому государству принадлежали Бохуслен, Емтланд и Херьедален, значительные области Северного Калотта (нечеткие границы), Исландия, Фарерские острова, Оркнейские острова, Гебридские острова и остров Мэн. Зона норвежских интересов простиралась далеко в Атлантическом океане. Норвегия была фактором силы и на Британских островах, где лишь смерть в неподходящий момент помешала норвежскому королевскому роду породниться с королевским родом Англии.


Обмен подарками с султаном Туниса


Поднимался вопрос о том, чтобы король Хокон стал императором Священной римской империи, он обменивался подарками с султаном Туниса и выдал свою дочь замуж за представителя испанской королевской фамилии.


Во время правления его сына Магнуса у нас появился общегосударственный закон, один из первых в Европе (в Дании такой закон появился лишь спустя 400 лет).


Двузначное число европейских рыцарских романов было переведено на древненорвежский. Норвегия была тогда, вероятно, ближе к Европе, чем когда бы то ни было. Правда, эта эпоха величия закончилась в XIV веке, когда Норвегия попала в подчинение своих мощных скандинавских соседей. Но стала бы страна самостоятельной без эпохи величия в XIII веке? Идентичность Норвегии была важной для освобождения страны в 1814 году, когда нашим главным идеологическим оружием в борьбе с датчанами была наша прежняя самостоятельность.


Между тем в июне 1217 ничего не говорило о том, что наступала новая эпоха. «Гражданские войны» раздирали Норвегию в течение почти ста лет, и избрание подростка, «который больше интересовался играми, чем правлением страны», никак не предвещало каких-либо изменений.


Однако единственный взрослый кандидат на королевский титул, Скуле Бордссон (Skule Bårdsson), был крайне недоволен тем, что его провозгласили всего лишь ярлом.


Гнилая политическая борьба за власть


Борьба за власть между Хоконом и Скуле описана Стурлой Тордссоном (Sturla Tordsson) в «Саге о Хоконе Хоконссоне». Про сагу говорили, что она «сухая и безжизненная» (Кнут Хелле, Knut Helle), потому что автор рисует идеализированный портрет Хокона и молчит о политической игре. Снорре Стурлассон (Snorre Sturlasson), дядя Стурлы Тордссона, назвал ее гнилой, увлекательно рассказывая обо всем этом в «Круге земном».


Стурла Тордссон вне всякого сомнения грешил украшательством, описывая Хокона, он ведь писал произведение по заказу короля Магнуса Лагабете (Magnus Lagabøte), после того как был приговорен к смертной казни за предательство. Там, где Снорре без обиняков рассказывал о росте и падении короля в стиле, напоминающем стиль Макиавелли (Machiavelli), Стурла изображал Хокона избранником Бога, а Скуле, наоборот, провокатором и мятежником.


Скуле проводил ночные совещания и плел интриги против короля


Но за этим идеологическим фасадом можно разглядеть контуры истинной борьбы за власть между Хоконом и Скуле. Хокон действительно обращал больше внимания на игры, чем на правление страной, а вот его советники вели себя иначе — они отлично понимали, о чем шла речь в этой борьбе за власть.


Скуле изображается подозрительной личностью, проводившей по ночам собрания и плетущей интриги против короля, хотя его поведение вряд ли чем-то отличалось от поведения любого другого политика.


Это описание привлекает своей сложностью и многогранностью. Именно из-за этой сложности и многогранности вряд ли можно найти еще какое-либо произведение, вызвавшее так много различных толкований в последующие годы. В то время как Хенрик Ибсен сделал Хокона героем, а Скуле интриганом в «Претендентах на корону», историк Халвдан Кот (Halvdan Koht) считает, что Скуле был архитектором эпохи величия, и что Хокон пришел к уже накрытому столу.


Телесериал «The Wire» рассказывает о Средних веках


Сага о Хоконе Хоконссоне привлекает многоплановым показом событий. Но ее можно воспринимать и как просто героическую историю, как в фильме «Биркебейнеры» (2016), где Хокон и биркебейнеры представлены героями, а баглеры — негодяями (которых поддерживают датчане и Папа римский).


Это поверхностное чтение, которое лишь усиливает (и извращает) идею саги. Мир средневековья, как и сегодняшний мир, имеет по меньшей мере пятьдесят оттенков серого.


В обществе без государства, которое устанавливает порядок, порядка нет. Поэтому сериал «Прослушка», несмотря на то, что его действие происходит в современном большом американском городе, по моему мнению, помогает понять Средневековье лучше, чем «Биркебейнеры», потому что показывает, как люди существуют в необычайно сложном и постоянно меняющемся мире дружбы и вражды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.