Восемь месяцев назад три исследователя сильно поколебали основы науки о старении.


В статье, опубликованной в журнале Nature (октябрь 2016 года), три генетика из нью-йоркского медицинского института имени Альберта Эйнштейна утверждали, что предел продолжительности человеческой жизни составляет 115 лет. За редчайшими исключениями, как, например, итальянка Эмма Морано, скончавшаяся в апреле нынешнего года в возрасте 117 лет, прожить больше вышеуказанного срока не суждено никому.


Разумеется, никто не отрицает, что продолжительность жизни значительно выросла за последние сто лет.


Но происходит ли то же самое с максимальной продолжительностью жизни? В своем исследовании Сяо Донг (Xiao Dong), Брэндон Милхолланд (Brandon Milholland) и Ян Вийг (Jan Vijg) утверждали, что, сколько бы ни возрастала продолжительность жизни, человеческое тело рассчитано на определенный максимум лет, который, к тому же, достиг своего предела между 1995 и 1997 годами. После этого момента она прекратила свой рост, на основании чего ученые сделали вывод о том, что человечество достигло естественного природного возраста.


На прошлой неделе британский научный журнал вновь обратился к этому вопросу, предоставив слово другим ученым из различных стран, которые не замедлили разнести в пух и прах авторов статьи. По этой причине разговоры о том, что продолжительность человеческой жизни ограничена, представляются несерьезными.


Недостаточные доказательства


Авторы статьи в журнале Nature изучали возраст ухода из жизни 534 человек, преодолевших 110-летний рубеж. «Невозможно сделать какого-либо твердого вывода на основании столь недостаточного доказательства», — считает сотрудник Гронингенского университета (Нидерланды) Николас Браун (Nicholas Brown). Он полагает, что и сам анализ, и выводы, изложенные в статье, являются несостоятельными.


«Авторы не рассказывают о том, как они установили прекращение увеличения максимальной продолжительности жизни», — утверждает Зигфрид Хекими (Siegfried Hekimi) из университета Макгилла в Монреале (Канада), весьма критично настроенный по отношению к статье в журнале Nature. Как считает Хекими, все это указывает на то, что гипотеза о предельном сроке жизни в 115 лет возникла в результате умозрительных наблюдений. То есть, авторы построили диаграмму ухода из жизни самых известных долгожителей и сделали вывод о том, что рост максимальной продолжительности жизни прекратился, и прожить больше мы, как вид, просто не сможем.


«Очень трудно предположить, как долго люди будут жить в далеком будущем, если этого предела не существует. Три сотни лет назад многие люди жили крайне недолго по современным меркам. Если бы им кто-то сказал, что однажды их потомки смогут прожить 100 лет, они бы подумали, что мы сошли с ума», — заявил Зигфрид Хекими.


Не учли фактор Жанны Кальман


В 1997 году француженка Жанна Кальман (Jeanne Calment) скончалась в возрасте 122 лет. Она была старейшей из когда-либо живших на Земле людей, чьи даты рождения и смерти документально подтверждены. Родилась в 1875 году в Арле (Arles) и всю жизнь курила. Этот факт, как считают критики, мог отрицательно сказаться на результатах исследования. «Они утверждают, что продолжительность жизни перестала увеличиваться между 1995 и 1997 годом, в котором умерла Жанна Кальман. Если бы авторы провели свое исследование в 1980 году, то максимальная продолжительность жизни оказалась бы у них равно 111 годам», — заявляет Хекими.


Датчанин Мортен Розинг (Maarten Rozing), сотрудник Центра здоровой старости при Копенгагенском университете, весьма категоричен в своем объяснении: «В 1968 году Боб Бимон (Bob Beamon) установил рекорд прыжка в длину, продержавшийся более 20 лет, до тех пор, пока он не был побит Майком Пауэллом (Mike Powell)», — поясняет Розинг.


Если применить здесь те же самые аналитические принципы линейной регрессии, которые использовались в исследовании старения, разделяя данные до и после установления рекорда (в данном случае, долголетия), то мы пришли бы к выводу о том, что после рекорда Пауэлла показатели прыгунов снизились. Но «когда мы применяем аналогичный анализ ко всему объему данных, то видим, что наблюдается статистически значительный рост показателей прыжков в длину в течение всего периода времени».


Вопреки биологии


Тот же Розинг добавляет, что «те знания, которыми мы сейчас обладаем в области биологии старения, отрицают утверждение о том, что конец человеческой жизни генетически запрограммирован», в данном случае — на 115 лет.


К этому следует добавить вышеупомянутый рост продолжительности жизни. По мнению датского исследователя, это «свидетельствует о том, что старение человека — гораздо более гибкий процесс, чем мы думали раньше, а авторы статьи допустили статистическую ошибку, сделав ошибочный вывод о том, что для продолжительности жизни существует определенный предел и даже снижение, хотя в действительности существует возможность того, что она продолжит увеличиваться».


Их собственные данные противоречат их же утверждениям


Эта спорная статья не только привлекла внимание медиков и биологов. Как считает Джеймс Ваупель (James Vaupel), научный сотрудник Института имения Макса Планка (Германия), специализирующийся в области демографии, работа, опубликованная в журнале Nature в прошлом году, лишена какого-либо смысла: «Диаграмма жизни самых старых в мире мужчины и женщина, начиная с 1955 года, взятая из базы данных Группы по изучению геронтологии, указывает, что максимальная продолжительность человеческой жизни возрастает, и нет никаких данных о том, что она имеет предел».


Голландский исследователь Йоп де Бир (Joop de Beer) из Междисциплинарного института демографии еще более категоричен: «Даже если в геронтологии не произойдет прорыва, к 2070 году японки буду доживать до 118 лет».


Если выживаемость людей, достигших 100 лет, сохранится на прежнем уровне, что в течение последних 55 лет, то, по мнению голландского ученого, их количество увеличится с 56 тысяч человек в 2015 году до 750 тысяч к 2050. Из них только один из тысячи проживет еще десять лет, а вот вероятность того, что какая-то из женщин-долгожительниц преодолеет 120-летний рубеж к 2050 году, по мнению Йопа де Бира, «достаточно высока».


Более того, из каждых 840 тысяч женщин, которым в 2015 году было 70 лет, одна доживет до 125 в 2050 году.


«Трудно сказать. Триста лет назад многие люди жили весьма недолго по современным меркам. Если бы им кто-то сказал, что однажды их потомки смогут прожить 100 лет, они бы подумали, что мы сошли с ума», — отметил Хекими.


Канадские ученые повторно проанализировали изменения в продолжительности жизни людей за последние 50 лет и пришли к выводу, что человечество пока не достигло предела жизни, о чем биологи из США заявляли в прошлом году, говорится в статье, опубликованной в журнале Nature.


«Очень трудно предположить, как долго люди будут жить в далеком будущем, если этого предела не существует. Три сотни лет назад многие люди жили крайне недолго по современным меркам. Если бы им кто-то сказал, что однажды их потомки смогут прожить 100 лет, они бы подумали, что мы сошли с ума», — заявил Зигфрид Хекими (Siegfried Hekimi) из университета Макгилла в Монреале (Канада).


Мафусаилов возраст


Типичная продолжительность человеческой жизни до рождения цивилизации составляла от 20 до 30 лет и затем неуклонно росла по мере развития науки и медицины. Сегодня люди живут больше 60 лет в ряде стран мира, и свыше 80 лет — в Японии и других развитых государствах с высоким качеством жизни и первоклассной медициной.


С другой стороны, для многих живых существ есть некий максимальный возраст, при достижении которого большая часть животных умирает от старости. В последние годы ученые активно спорят о том, характерно ли это для человека. В октябре прошлого года американские исследователи заявили, что подобный максимальный возраст, возможно, равен 100-115 годам, и это достаточно скромно по меркам возраста ряда библейских персонажей.


Хекими и его коллеги перепроверили эти выводы, повторно проанализировав статистику по продолжительности жизни самых долгоживущих жителей США, Великобритании, Франции и Японии начиная с 1968 года и заканчивая сегодняшним днем.


Они использовали ту же методику, что и авторы заявлений о существовании предела жизни: их интересовало не количество смертей людей в определенном возрасте, а то, где происходит наиболее заметный спад в числе умерших людей при сравнении данных более ранних и более поздних лет.


Если предела жизни нет, то этот «горб выживания», как называют его ученые, будет плавно и постоянно двигаться в сторону более пожилого возраста. Если же он существует, то данный «горб» остановится на определенной точке и не будет двигаться дальше.


Отмена конца вечности


Проблема, как отмечает Хекими, заключается в том, что число долгожителей, которых отобрали для анализа американские биологи, было слишком маленьким для однозначных выводов. Кроме того, авторы этих заявлений разделили набор данных на две неравнозначные части — эпоху до 1994 года и после. Только последний — гораздо меньший отрезок времени — сыграл значимую роль в поисках предела жизни.


Хекими и его коллеги расширили набор данных и проанализировали его целиком, не разделяя на произвольные сегменты. Анализ показал, что рост и средней, и максимальной продолжительности жизни не останавливался за это время, и американским исследователям удалось обнаружить не предел жизни, а следы флуктуаций в максимальной продолжительности жизни.


К примеру, нечто похожее Хекими и его коллеги обнаружили в самом начале этого временного отрезка, с 1968 по 1980 год, когда максимальная продолжительность жизни тоже оставалась на месте или даже падала, как и в последние два десятилетия. Соответственно, можно говорить, что мы пока не достигли предела жизни или что его не существует в принципе, заключают ученые.


Однако авторы открытия «предела жизни» уже выразили несогласие с выводами Хекими. Они уверены, что их оппоненты используют неправильные методы анализа и некорректно считают, что статистика по максимальной продолжительности жизни подчиняется тем же математическим правилам, что и наборы абсолютно случайных значений. Поэтому, по мнению Яна Вийга (Jan Vijg) и его коллег из университета Нью-Йорка (США), их выводы остаются верными, а критика Хекими — безадресной и некорректной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.