Чайка — символ подмосковного Чехова, где знаменитый драматург провел семь лет жизни и даже написал одноименную пьесу. Именно здесь, в этом известном своей природой регионе, писатель построил два санатория. Тем не менее вот уже несколько лет эти птицы вьются кругами вокруг свалки у поселка Манушкино, которая отравляет воздух на несколько километров вокруг. Неподалеку от здания местной администрации высится огромная гора мусора, которая заняла территорию в 14 с лишним гектаров и была иронично прозвана «жемчужиной» региона.


На самом деле это, скорее, гнойный нарыв, от которого горстка активистов вот уже пять лет стремится избавить окрестности в надежде выпить, наконец, чистой воды и вдохнуть свежего воздуха. Больше месяца назад шестеро из них объявили голодовку. Об их акции гласит надпись большими белыми буквами на бортах припаркованного у въезда в поселок военного грузовика, в котором по очереди спят два человека. У одного из пыльных матрацев стоит икона Николая Угодника, однако их мысли обращены к Кремлю, а не небу. «Владимир Путин — как любимый царь. Как только он услышал о нас, так распорядился закрыть свалку», — говорит один из активистов Олег Самсонов. Региональные власти обещали прекратить все в 2018 году, но местные жители не собираются верить чиновникам. Для них имеет значение только слово президента. И их можно понять.


Ящик Пандоры


Во время проходившей 15 июня ежегодной «Прямой линии» к Путину обратились и разгневанные жители подмосковной Балашихи, которые тоже стали жертвами нагромождения мусора. Неделю спустя был подписан президентский указ: свалка в Балашихе прекращает работу. Телезрители рукоплескали главе государства, не понимая, что тот своей царской милостью открыл ящик Пандоры.


Москва и пригороды узнали, что хранят на своей территории 20% всего мусора в стране, занимаемая площадь, по оценкам Greenpeace, составляет 4 миллиона гектаров (практически Швейцария). Под давлением урбанизации в одних только московских пригородах собирается каждый год 11 миллионов тонн мусора из столицы на 18-ти свалках. Причем, 8 тонн из этого объема даже не декларируются, утверждает бывший замглавы Росприроднадзора Олег Митволь. Личности их владельцев зачастую скрыты за ширмами офшорных компаний. Вопрос отходов неизменно вызывает беспокойство общественности: по данным недавнего опроса Левада-центра в сотрудничестве с Всемирным фондом дикой природы 90% россиян считают утилизацию мусора главной экологической проблемой страны, и всего 4% верят в способность государства решить ее.


Отдав распоряжение о закрытии свалки в Балашихе, президент (в 2018 году он скорее всего будет претендовать на четвертый мандат) начал игру в «музыкальные стулья» и открыл путь для протестов. Так, жители расположенных в 12 километрах к югу Люберец стали замечать рост числа машин у их собственной свалки. «После того, как Путин принял это решение, отходы из Балашихи стали везти к нам», — считает Артем Луконин. 9 июля ему впервые удалось собрать несколько сот человек на экологическую демонстрацию.


Некоторые активисты даже отправились к свалке, чтобы попытаться перекрыть путь грузовикам. Они требуют немедленно закрыть ее, но подозревают, что ненавистные им региональные власти хотят создать неподалеку новую свалку площадью в 100 гектаров. Они даже думали о том, чтобы отправить письмо Путину, пригрозив не голосовать за него в 2018 году, однако в итоге отказались от такой инициативы, поскольку посчитали ее чересчур радикальной. «Будем надеяться, что в конечном итоге к нам прислушаются», — говорит Артем Луконин.


В Чехове их собратья по несчастью готовы пойти дальше. За три месяца до недавней «Прямой линии» с президентом (стоит отметить, что 2017 год был официально назван годом экологии в России) с ними связалось телевидение для подготовки репортажа. Затем все сотрудничество внезапно прекратилось. Лидер движения Николай Дижур считает, что понял причины отстранения от эфира. «Путину просто не могли показать устроивших голодовку людей, — считает этот депутат муниципального собрания. — Свалка в Балашихе была более презентабельной для Кремля». После неудачи со СМИ ситуация только ухудшилась.


На следующий день после выхода программы в эфир 68-летняя пенсионерка Ольга Чурикова отправилась на вокзал раздавать газету ее немногочисленного движения «Долой». Там ее сразу взяли под руки полицейские. «Меня на пинках бросили в машину, как алкоголичку, — рассказывает она. — Когда мы приехали в отделение, начальник вызвал скорую, чтобы сделать мне электрокардиограмму. В конечном итоге я угодила в психушку». Она оставалась там под наблюдением все выходные: «Полицейский сказал врачу, что у меня суицидальные наклонности. Он тоже посмеялся».


Недавно в лагерь устроивших голодовку людей привезли пиццу от неназванного заказчика. Произошедшая сцена была заснята неизвестными.


Следуя правилам взаимоотношений Владимира Путина с подчиненными, Николай Дижур привез в кремлевскую канцелярию письмо с жалобами местных жителей и просьбой закрыть свалку в Манушкино. «Меня плохо встретили. Принимавший меня чиновник заявил, что уже в курсе проблемы. Я не могу принять настолько неуважительное поведение сотрудника, который говорит от имени президента».


Тухлая вода


Как бы то ни было, в самом поселке нет единого мнения насчет влияния Владимира Путина. «Ему не известно, как сильно нарушаются наши права: до того, как попасть к нему, информация проходит через множество фильтров», — думает Олег Самсонов. «На самом деле, ему наплевать на нас, на меня и на моих детей, у которых больные легкие и аллергия, Здесь никто не голосует за депутатов, но это не мешает их избранию. Мы сражаемся, как Дон Кихот с ветряными мельницами», — вздыхает Ольга Долко. Она чувствует себя обманутой. Она поселилась здесь 20 лет назад, когда кругом все утопало в зелени. Окрестности тогда называли «маленькой Швейцарией». Тут были ягоды и грибы, можно было пить родниковую воду. Теперь из источника сочится лишь тухлая вода, которая загрязняет местную речку.


«Были проведены экологические экспертизы, которые подтвердили соответствие санитарным нормам», — оправдывается замдиректора управляющей компании Роман Коваленко. Предприятие было создано в 2015 году, у него имеется единственный клиент в лице свалки в Манушкино, а его владельцы неизвестны. Дирекция беспокоится, что в 2018 году договор будет расторгнут, и надеется, что власти все же поручат ему восстановительные работы. В чеховской администрации нам в свою очередь отказали в интервью и лишь подтвердили планы по закрытию свалки. Что дальше — не ясно. По данным Greenpeace, сейчас в рабочем состоянии находится всего один из трех подмосковных мусоросжигательных заводов. Запланировано строительство еще четырех, но жители выступают против, потому что, как и в Манушкино, недовольны низким технологическим уровнем объектов. «Остается только поставить их на Красной площади», — иронизирует Николай Дижур. Попытки разбора и переработки отходов пока являются редкостью, а клиенты московских продуктовых магазинов отправляют на свалки горы упаковок. Тем временем мэр Балашихи подал в отставку, а в школе Манушкино, которая находится всего в 400 метрах от зловонной свалки, поменяли окна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.