ВНИМАНИЕ: СПОЙЛЕРЫ! Этот пост содержит спойлеры пятого эпизода седьмого сезона «Игры престолов».

 

Если что, я предупреждала.

 

Люди, боже мой! «Игра престолов» спрятала в этой серии огромное пасхальное яйцо и сделала это настолько быстро и небрежно, что вас можно простить, если вы его не заметили (Сэм его точно пропустил).

 

«Мейнард говорит здесь, что он выдал принцу „Реггеру" подтверждение о расторжении брака и одновременно с этим вновь поженил его на ком-то другом на тайной церемонии в Дорне».


Да, это Джилли говорит о родителях Джона.


Как известно, Джилли училась читать у бесценной «булочки с корицей» — Ширен Баратеон (как трогательно) — и в Цитадели она самозабвенно поглощает книгу за книгой, в то время как Сэм разгребает дерьмо.


Она значительно продвинулась, но все еще не очень хорошо произносит отдельные слова — что особенно понятно, когда речь заходит об именах Таргариенов. Поэтому, когда она говорит слово «Реггер», точно имеется в виду принц Рейгар Таргариен.

 

Вы знаете, что Рейгар Таргариен скорее всего является отцом Джона Сноу. Он, как предполагают, похитил мать Джона, Лианну Старк, однако многие фанаты уже давно считают, что на самом деле они сбежали вместе.

 

Случайное открытие Джилли подтверждает давнюю версию фанатов о том, что сначала Рейгар расторг свой брак с Элией Мартелл, а потом уже женился на Лианне Старк.


А это значит, что Джон Сноу не является «полукровкой». Он — законный сын Рейгара Таргариена. Иначе говоря, он — следующий претендент на трон Таргариенов.


Забавно, что именно в этой серии он впервые приближается к дракону.


Мы не знаем, почему Рейгар решил расторгнуть свой брак с Элией, но, должно быть, у него были на то веские причины. Стоит учитывать, что у них с Элией уже было двое детей, и, узаконивая Джона, он лишал законного права других своих отпрысков.


Рейгар был одержим пророчествами, а потому, вероятно, считал необходимым узаконить в правах Джона, который однажды станет королем, чтобы исполнить какое-то предначертание — скажем, пророчество о принце.


Помните, как еще во втором сезоне в Доме Бессметных Дейенерис посетило видение? В книгах оно — несколько иное: там она видит, как Рейгар разговаривает с женщиной о том, что его сын является обещанным принцем. Большинство читателей полагают, что это Рейгар говорил с Элией об их общем сыне Эйгоне, но учитывая то, что мы знаем сейчас, возможно, речь на самом деле шла о Лианне Старк и Джоне Сноу.


«Волосы этого человека были такие же, как у ее брата, но он был выше, с глазами цвета индиго, а не сирени. «Эйгон, — обратился он к женщине, качавшей на руках младенца. — Разве может быть лучшее имя для короля?» «Ты сочинишь для него песню?» — спросила женщина. «У него есть песня, — ответил мужчина. — Он — принц, что был обещан, а его песня — песнь льда и огня». Говоря это, он поднял глаза и встретился взглядом с Дени, и показалось, будто он видел ее, стоявшую за дверью. «Должен появиться еще один, — произнес он, но Дени не могла понять, к кому он обращается: к ней или к той женщине в постели. — У дракона — три головы».

Разумеется, эта сцена не могла произойти на самом деле, поскольку Рейгар точно погиб еще до появления на свет Джона. Но видения редко в точности соответствуют действительности.


Какими бы соображениями ни руководствовался Рейгар, результат один: Джон Сноу является законным Таргариеном с более серьезными правами на трон, чем Дейенерис.


Это может не на шутку вывести Дейенерис из себя, потому что одним из главных ее стимулов была уверенность в том, что она — последняя из рода Таргариенов и единственный человек, обладающий законным правом на трон. Но опять же, если она узнает, что она — не последняя в роду, что есть еще один человек, Джон, к которому она уже явно начинает испытывать симпатию, это может только укрепить ее в намерении выйти за него замуж и править вместе с ним (поскольку она — одна из Таргариенов, кровосмешение едва ли внушит ей отвращение).


С другой стороны, Джона может выбить из колеи как сам инцест, так и ложь, определившая экзистенциальный кризис всей его жизни. Мы также знаем, что он — не большой поклонник власти и правит лишь потому что об этом его попросил народ, а не из-за собственных притязаний. Но Джон — человек долга, и если он считает, что его долг — претендовать на трон, он может поступить именно так.


Что бы ни случилось, это будет ОЧЕНЬ интересно.


И когда же Сэм начнет наконец слушать Джилли?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.