«Его звали Масуд. Он был студентом инженерно-химического направления в Тегеранском университете. Один из тысяч тех избранных, которые с воодушевлением поступают в лучшие вузы страны, но выходят оттуда с отвращением». Это слова друга студента Масуда Мухаммади, который за день до этого выпрыгнул с четвертого этажа одного из корпусов Тегеранского университета, покончив жизнь самоубийством. Новость не сильно впечатлила прессу и была опубликована с коротким текстом: «Самоубийство студента Тегеранского университета».


Самоубийство студентов, в особенности известных вузов, в этом году стало частым явлением. Вероятно, поэтому такие новости уже никого не удивляют. Студенты, которые были готовы пойти на всё, чтобы успешно справиться со вступительными испытаниями в университет, оказываются в специфичных условиях. Порой они сталкиваются с жизнью в общежитии вдали от семей и любимых людей и знают, чтобы побороть этого демона, надо побороть себя. В итоге они оказываются в среде, где для них есть лишь обманчивые перспективы. Вместе с тем в студентах пробуждается неудовлетворённость образованием.


В прошлом году точно также один из аспирантов Университета имени Шахида Бехешти после множества протестов покончил жизнь самоубийством, приняв цианид прямо в учебной аудитории факультета. Расследование происшествия показало, что в большинстве случаев качество жизни студентов в общежитии, питание и прочие условия неудовлетворительные. 60% приезжих студентов живут в общежитиях, плотность заселения которых в полтора раза превышает норму. В результате учащиеся часто впадают в депрессию. Итоги прошлого года показали падение уровня образования и рост числа самоубийств. И это при том, что Центр консультации Тегеранского университета, занимающийся делами студентов, обладает огромным бюджетом, но не может предложить ясного выхода из сложившейся ситуации.


Атмосфера знания или атмосфера смерти?


Масуд был одним из сотен недовольных студентов Тегеранского университета и погиб в возрасте 26 лет. Он родился в Куме и поступил в вуз в 2011 году. В процессе обучения по химической специальности он потерял интерес к этому направлению и решил поступать в магистратуру по гражданскому строительству. Масуд сдал экзамены и прошел конкурсный отбор в Технологический университет имени Насир ад-Дина Туси (в Иране подавать документы на поступление в магистратуру можно предварительно до окончания бакалавриата — прим. ред.). Однако радость успеха отравили проблемы, которые появились в Тегеранском университете. Оставалось всего несколько занятий до конца обучения, но преподаватели не дали возможность сдать оставшиеся предметы (в иранских университетах, если студент не сдаёт все предметы в последний год, он может взять дополнительный год, чтобы досдать оставшиеся курсы — прим. ред.). Масуд не потерял самообладание и сказал себе, что в следующем году еще раз попробует поступить в ту же магистратуру. И вот когда уже близилось окончание следующего учебного года, он снова прошел конкурсный отбор на направление гражданского строительства. Но в этот момент пришел приказ об его отчислении, что лишило учащегося даже диплома бакалавра.


Фаршид Фаржди, один из однокурсников Масуда, рассказал газете «Канун» о событиях того дня, когда произошел инцидент: «Я не был в университете, но ребята видели Масуда за несколько минут до происшествия. Он ходил и разговаривал по телефону, был спокойным. Говорят, он был таким же, как и всегда. Однако скоро начался шум, все выбежали из лабораторий и аудиторий и увидели его тело». Балкон, с которого упал Масуд, — это укромное место на четвертом этаже технического корпуса, который даже превышает высоту четвертого этажа из-за особой планировки. Фаршид отмечает: «На самом деле, я не знаю, было ли это самоубийством, или же у него упало давление от такой высоты. Он страдал анемией, и ничего странного, что на балконе у него могло упасть давление и закружиться голова».


Недовольство учебой в государственных университетах


Фаршид рассказывает о душевном состоянии студентов лучших университетов: «Спустя небольшое время после поступления на технологический факультет приходит ощущение неудовлетворённости обучением. Это обычное дело. Тем более, что целеустремленность студентов, связанная с идеалистичным преставлением о Тегеранском университете, пропадает, когда реальное содержание оказывается пустым. Масуд стал безынициативным и перестал проявлять интерес к занятиям. С начала лета этого года он был занят вопросами выпуска и поступления в магистратуру. Один раз он был в университете, и бегал по кабинетам, пытаясь повлиять на решение о его отчислении. В Тегеранском университете тебя сначала четыре месяца водят за нос и не дают ничего сделать с подобным распоряжением, а затем в августе разрешают перейти на следующий семестр. Дождаться этого момента Масуду не хватило терпения».


В самом университете все шокированы произошедшим. Фаршид продолжает: «Такие инциденты случались и раньше, но каждый раз ты не можешь привыкнуть к такому. Обучение в Тегеранском университете или в Университете имени Шарифа сопровождается чрезвычайно высоким давлением на студентов. Если же решено оказывать такое тяжелое давление, то надо же подумать и о других условиях жизни учащегося».


Издали всё кажется красивым


«Условия в столовой и в общежитии позорные. Финансовая помощь от университета проблемы не решает. Ребята нуждаются хотя бы в минимальных условиях здравоохранения, образования, питания и проживания. В комнатах общежития, предназначенных для 4 или 5 человек, живут по 6 студентов. Кто-то спит на полу. Чистота не соблюдается. Масуд тоже жил в общежитии. В одной комнате собирают студентов, которые не имеют ничего общего и учатся на разных факультетах. У них разные финансовые возможности, кроме того, свой отпечаток накладывают значительные культурные, социальные и семейные различия. К Центру консультации в университете тоже нет никакого доверия». Эти проблемы делают из студентов государственных университетов бунтарей.


Другой студент университета Мехрдад Насери рассказал газете «Канун»: «Обучение в Тегеранском университете в представлении всех — это перспективы в будущем. На деле же шансов найти хорошую работу очень мало. Ребята надеются на лучшее будущее, но в результате не только не видят улучшения, но нет даже внятных перспектив. Издали всё кажется красивым. Но на старших курсах расширяется их круг общения, и студенты видят, что после выпуска проблем еще больше. Тот, кто был старше их на пять лет, теперь побрит и с повесткой из армии отправился на военную службу. А как служба закончится, он будет изо дня в день бегать по городу и подавать туда-сюда резюме в надежде найти работу».


Масуд был умным студентом


Последние годы Мехрдад был в курсе положения дел у Масуда. Он заверяет, что тот был умным парнем. Масуд владел тремя языками — английским, немецким и русским — кроме того, по своей культуре он был активным человеком. Его средний бал в зачетки был 17 (в Иране двадцатибальная система оценивания — прим. ред.), однако вскоре он потерял интерес к учебе. У него были финансовые и семейные проблемы, и он сообщил о них в Центр консультации. Университет знал о его трудностях, но не дал возможность сдать последние три предмета. По словам Мехрадада, университет, вместо того, чтобы помочь Масуду, создал для него дополнительные проблемы. И даже не прореагировал на его просьбу о финансовой помощи.


Другая студентка университета, ответственная за студенческое расследование самоубийств студентов, Малика Резайи рассказала «Кануну»: «Каждый год когда поступают новые студенты, Консультационный центр Тегеранского университета выполняет свои обязанности лишь формально. Когда же кто-то вроде меня обращается к ним, никакого прогресса не следует. В большинстве случаев они лишь ставят в известность твою семью. Ребята не доверяют Консультационному центру в университете. Если вы поспрашиваете, то узнаете, что в результате его деятельности личная информация некоторых студентов в итоге стала достоянием общественности. Поэтому большинство и не обращаются».


Малика говорит, что с того времени, как она занялась расследованием студенческих самоубийств, представители университета были убеждены, что текущая статистика не удивительна, и, вероятно, ничего странного в том нет, что каждый год один-два раза происходит что-то подобное. Они не видят в этом проблемы! Однако результаты этого расследования говорят об обратном, а студенты проявляют беспокойство.


Море самоубийств


За последние годы феномен самоубийства, в особенности среди студентов, стал одной из самых важных тем в Министерстве здравоохранения Ирана. Такие факторы, как одиночество, жизнь в общежитии, разлука с семьей, знакомством с множеством новых людей, которые не всегда добродушно настроены, сделали самоубийство второй по массовости причиной смертности среди учащихся вузов. На серьезные размышления наводит тот факт, что между студентами, которые наложили на себя руки, существует огромная разница. Разброс от старательного и успешного учащегося Университета медицинских наук, который погиб два года назад, до страдающего психическим расстройством человека, который был подвержен депрессией и злоупотреблял наркотиками.


Неоднократно повторяющиеся случаи самоубийства демонстрируют сложность вопроса и отсутствие подходящего пути решения. Все речи и манифесты, кажущиеся привлекательными и обнадеживающими, так и не реализуются и не меняют ситуацию, а со временем теряют поддержку. Попытки скрывать статистику самоубийств студентов со стороны ответственных лиц не уменьшают количество инцидентов, однако затрудняют нашу задачу. В итоге мы не можем увидеть истинную картину.


Пятьдесят процентов студентов страдают депрессией


Многие, поступившие в университет, сталкиваются с этим. Университеты, которые были местом стремлений, неожиданно становятся засасывающей всех тюрьмой. Нет ни перспектив трудоустройства, ни даже рабочей системы образования, которая соответствовала бы запросам учащихся и могла бы убедить их в том, что они учатся чему-то полезному. Отсутствие хорошего механизма выявления талантов и социальное давление на тех, кто получает ученую степень, само по себе уже разочаровывает, и многие толковые ребята оказываются не в том месте. Искусственные предпочтения, вызванные влиянием общества, школьной образовательной системой и семьей приводят к тому, что человек может попасть в совсем неподходящую для него среду. Это было бы не столь важно, если бы этот заблудший оказался в хороших условиях, заключающимися в компетентной и целенаправленной образовательной системе. Вскоре человек впадает в депрессию.


У студента, страдающего психическим расстройством, появляются проблемы с памятью и концентрацией внимания, ухудшение реакции, потеря аппетита и апатия, которые влияют на подготовку домашнего задания и повседневную жизнь. Помимо упомянутых проблем, выход из контролируемой школьной среды, где всё было прозрачно и понятно, в университетский мир, полный неопределенности, также служит причиной стресса.


Что до представителей вузов, то они обычно трусливы и не готовы идти навстречу. А никакого другого надежного человека поблизости нет. Порядки не постоянны и регулярно меняются. В результате отчисление в третьем, четвертом семестрах зачастую происходит из-за того, что за время обучения правила были изменены. Исследования распространенности депрессии среди студентов Ирана показывают, что этому состоянию подвержены 50% учащихся. При этом местные студенты страдают депрессией чаще, чем приезжие. Другое исследование, проведенное среди обучающихся на юридических специальностях, говорит о том, что около 20% студентов находятся в зоне риска употребления наркотиков и на грани психологического расстройства.


Какой же выход?


Когда среди одних студентов самоубийства случаются в момент депрессии, для других толчком может стать какой-то внезапный болезненный опыт. При этом статистика говорит о том, что человек, уже несколько раз попытавшийся это сделать, имеет большие шансы погибнуть от собственных рук, как намеренно, так и случайно. Утверждение, мол «человек, говорящий о самоубийстве, никогда его не совершит», в корне не верно.


Если индивид попытался наложить на себя руки, то он менее склонен в дальнейшем делать это тайно. Разговор может успокоить человека. Слушайте его внимательно. Постарайтесь понять, как он видит собственное состояние. Возможно, он скажет вам, в чем нуждается и кто может помочь. Говорите с ним! Прежде чем давать советы, попытайтесь выяснить, что ему необходимо.


Предложите план решения его проблемы, и не говорите, что не можете посодействовать в их решении. Поговорите с ним о тех, кто сможет помочь. В случае вынужденной ситуации вызывайте скорую!


Если вы поняли, что кто-то находится на грани самоубийства, звоните в экстренную службу и известите кого-нибудь в своём университете. Оставайтесь рядом до тех пор, пока не прибудет помощь. Уберите подальше все предметы, которые могут представлять опасность. Если же человек ранен, или, например, находится в состоянии передозировки, сообщите всю информацию скорой.


В исследовании Оксфордского университета, посвящённого студенческим самоубийствам, говорится, «что мы должны аккуратно стимулировать к учебе вновь поступивших студентов, и стремиться снижать их стресс и переживания, связанные с учебой. Кроме того, этим людям надо предоставить свободный доступ к консультационной и психотерапевтической помощи».

 

Перевод выполнен главным редактором портала «Иран сегодня» Никитой Смагиным специально для ИноСМИ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.