Вместо предисловия. Востоковед Асадуллин пишет: «Государство российское от его границ на север и запад, до города Москвы, не выключая и самой Москвы, находилось в руках исламизированной татарской элиты… Социальная престижность всего ордынского в «Татарской Московии» (так именовали иногда Московию из-за сильных позиций мурз и беков) имела едва ли не абсолютный характер»…


Московский улус вышел победителем в борьбе за трон Орды, славы наследников Чингисхана не искал, хотя и продолжил начинания ее правителей… Ставшие лидерами мусульман Чингизиды всегда оставались носителями сакральной, богоданной власти на всей территории Московии и других ордынских улусов. А потому им всегда были рады в Москве, всегда они были тут и уважаемы и почитаемы.


Москва не имела никакого отношения к Руси, не почитала славян, русских, и это выражалась во всем. Помните имена дружинников Руси, которые фигурируют в договоре Олега с Византией, заключенный в 912 году? Напоминаю: «Мы от рода руського: Карлы, Ингельд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труам, Лидул, Фост, Стемид, — посланные от Олега великого князя руського». Имена режут ухо, и вроде не славянские, но причина тут есть одна — они все написаны не кельтский манер, а потом переведены на греческий, но не это важно.


Как называли своих князей русские? Святослав, Ярослав, Владимир. Так же как и моравские князи — наши прямые родственники: Моймир, Святополк. А теперь возьмем московских князей. Александр, Дмитрий, Иван, Василий — это греческие имена, которыми именовали себя монголы переходя в христианство. Так вот, Москва, во многом стала убежищем для большинства Чингезидов, бежавших их раздираемой междоусобными войнами Орды.


Первый московский халиф — Иван (по прозвищу Калита), что правил в 1326-1340 годах, был обласкан Ордой, и получил право на халифат за то, что помог придушить антимонголськое восстание в Твери в 1327 году. Известно также, что во время тверского восстания был убит двоюродный брат царя Узбека царевич Щевкал (Чолхан), которого скорее всего Калита и заменил на посту. Калита был женат на сестре Узбека — царевне Кончаке. Назначая Ивана халифом или калифом царь Узбек наградил его шапкой Мономаха, намекая на преемственность от Византии, а вовсе не на связь с киевским князем.


Прототипом шапки Мономаха явился головной убор хана Узбека. По описаниям Герберштейна, на шапке Мономаха еще был зубчатый венец, который всегда присутствует на изображениях корон властителей Хулагуидов, однако впоследствии, очевидно, шапка лишилась этого венца. Шапка была очень популярной в Московии, и к концу века все бояре под меховыми шапками носили тюбетейки.


При Калите Москва впервые начала претендовать на признание Орды с особой силой. В Кремле появилась Царская площадь и Татарский двор, резиденция для постоянных посольств из Сарая. Повсюду начали появляться ордынские символы власти, которые плотно вошли в обиход, плоть и кровь московских правителей. Буквально все детали атрибутивного статуса и символики монаршего величия московских самозванцев несут в себе элементы ордынских прототипов, к которым можно отнести:


— тугры московских самодержцев — каллиграфический знак, основанный на арабско-тюркской письменности, известный как герб султанов — мамлюков Египта, падишахов Османской империи, царей Крыма;


— титулатура «великий князь московский, царь казанский, астраханский и сибирский» московский герб «всадник, поражающий дракона» (дракон — древнетюркский символ, привнесенный в Восточную Европу во время монгольского нашествия и сохранявшийся у самих татар-мусульман только в стилизованном виде в орнаментах)


— тюркское происхождение имеет слово Кремль, который на самом деле Крым, или Крым-город.


Огромное обилие исламских символов в быту московитов нам ранее объясняли тем, что это военные трофеи. Однако по правде, они и есть типичное творчество москвичей.


Москва воевала всегда, и далеко не всегда успешно. Известно, что выкупленный из ордынского плена в 1446 году московский князь Василий Темный, с целью утвердится на троне привел с собой множество татарских вельмож с их войсками, и наградил их землями и волостями, поставив в качестве своей охраны и придворной знати: хан Улу-Махмет и сын его Мамутяк, князи Сеит-Асан, Утеша, Кураиша, Дол-хозю, Айдар стали при нем знатными москвичами. Очень важно, что Василий II Темный известен еще и тем, что стал первым московским князем, короновавшимся в Москве (Калиту скорее всего короновали в Сарае).


В 1432 году высокопоставленный представитель Чингизидов, посол ордынского царя Магомета царевич Уланом, у золотых дверей Успенского собора (аналог Собора Святой Софии в Константинополе и Киеве), всенародно посажен был на трон. Василий Темный окончательно оторвался от возможного западного пути развития. Он проклял Рим и Константинополь и выбрал полностью восточный вектор развития страны. Историк Ланда, пишет: «в Москве всюду слышна была татарская речь».


Казанские и касимовские цари бывали как желанными гостями, так и пленниками в московском Кремле. В Москве нашли пристанище многие Чингизиды и при Иване Грозном. Так, в 1586 году на приеме у князя Москвы были царевич крымской Мурат-Кирей, касимовский царь Мустафа-Алей, сибирский царевич Магмет-Екул, князи тюменские, черкасские, и иные служилые князи». В 1597 году послов встречали царевич Араслан-Алей Кайбулин, царевич Магмет-Кул сибирский, царевич Ураз-Магмет Казацкой орды.


Монголы стали кастой московской знати, при этом, сохраняя свою истинную веру, притворялись христианами.


Но вверимся к Кремлю, который Крым. Писалось и говорилось о этимологии слова Крым уже боле чем достаточно. Важно другое. Под валом неопровержимых доказательств московские мифологи признали, что Крым — это название татарское, тюркское, и что переводится оно как крепость. Топонимист Мурзаев связывает топоним Крым с монгольским словом «kerem» или «kermen», что в переводе значит также и «крепостная стена». Очень важным в данном вопросе свидетельством служит переписка калифов Москвы с крымским царем XVII века. Эта переписка всегда велась на арабском — языке ислама. Так вот, описывая место, откуда отправлена грамота, московский калиф писал: «Шаhаремез Маскауда, падишахана Крымызда». Что в общепринятом переводе значит: «Город Москва, падишаха Крым». Если перевести, вкладывая современные смыслы, получится: «Город Москва, крепость царя».


Есть и еще достаточно утверждений, что про Кремль, в Московии долго никто не знал. В мемуарах и дневниках иностранцев, посетивших Московию мы можем найти указание не «Крым-город», на Китай-город. Голландский мастер Йенс Стрейс, побывавший на Московии в 1669 и 1675 годах, также вспоминал про Крым-город. ОК. Если с Кремлем мы вроде разобрались, то почему в Москве Китай? Китай-город, это не аналог Чайна-тауна на Манхеттене, называемый так из-за китайской диаспоры. В московском Китай-городе китайцев не было!


Так почему же Китай? А все дело в этимологии слова. Китай — это очень древнее слово, обозначающее стену! Вспомните, что самое значимое, что сотворили китайцы всегда было — стена! Китайцы — это народ стены, и монголы, которые пришли с Батыем, принесли это название в Москву, где и назвали свою крепость Китаем. Надо отметить, что в Средней и Центральной Азии и на Ближнем Востоке была распространена такая планировка столиц и крупных городов, которую можно описать как крепость в крепости, или город в городе.


Крым-Кремль — это первая стена, ограждающая город. Китай — вторая, внешняя. Крепость в крепости получается, или замок Крым в крепости Китай. Аналогично, я когда-то доказывал в своем исследовании, что Русь — это также главная крепость Киева — самого восточного оплота Европы. Крепость Русь — «Самватас» или «Высокий замок» как его называли тюрки, стоял на горе, на берегу Днепра, и об него разбивались полчища кочевников, идущих завоевывать Европу.


Вот. Только это еще не все. Есть еще одно толкование названия Крыма. «Кырым» — «Корым» — это древний город хунну. Тех самых, от которых строили первую стену китайцы. Город этот существовал 2 тысячи 300 лет назад. Говорят еще, что звали его — «Каракорым» или Каракрум. «Кара» — значит ««черный», «крым», «корым» — «стена», «строение», «крепость». Возродил этот город сам Чингизхан. И вот в его честь назвали главную крепость в Москве и полуостров ордынцы, в честь города своего самого почитаемого правителя.


(Пунктуация и орфография автора во многом сохранены — прим. ред.)

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.