«Видя непрекращающиеся отговорки Турции, что накануне 100-ой годовщины геноцида армян стало просто презрением в отношении ценностей современной цивилизации, думаю, международное сообщество и армянская диаспора отныне должны следовать новой стратегии. Многие передовые страны мира уже признали и осудили геноцид армян. Проживающие в этих странах наши соотечественники могут с гордостью провозгласить свою победу, и с этой гордостью можем работать с этими странами в направлении формирования новой повестки»,- заявил президент Армении Серж Саргсян во время Шестой Всеармянской конференции Армения-Диаспора.


Это довольно важное заявление, так как на практике касается не только всеармянского вопроса, но и важного аспекта международной политики. Это заявление Сержа Саргсяна похоже на призыв к атаке. Серж Саргсян фиксирует, что многие страны признали геноцид армян, нужно зафиксировать это и перейти к новой стратегии. И так как Саргсян говорит об этом в контексте того, что Турция ожесточает политику отрицания геноцида, его слова звучат, как намек-призыв в связи с переходом к политике требований.


Если какая-то страна признала геноцид армян, то граждане этой страны армянской национальности, которые являются предками жертв геноцида, могут обратиться в суд этой страны с требованием о возмещении ущерба. Конечно, это не имеет прямого правого влияния на Турцию, то есть, это не будет иметь эффекта международного суда, но турецкие активы в этой стране могут послужить источником такой компенсации, если иск будет удовлетворен.


Следовательно, можно представить, что армяне из разных стран могут выступить с тысячами исков о компенсации ущерба причиненного геноцидом армян. Это может обойтись Турции в несколько десятков, а то и сотен миллионов долларов. И хотя для Турции не имеют обязательной силы решения французского и немецкого суда, тем не менее, вовсе не стоит исключать, что суды этих стран могут наложить арест на турецкие активы. Несомненно, как минимум в политическом плане, это станет серьезной проблемой для Турции. По крайней мере, трудно представить, какое еще изменение стратегии может иметь ввиду Серж Саргсян при ожесточении политики отрицания Анкары.


Логика четко подсказывает, что если Анкара усиливает отрицание, и Ереван реагирует на это, то в случае ответа Ереван тоже должен усилить свои, так называемые, требования в вопросе признания. А о механизме Серж Саргсян намекает очень ясно.


Остается понять — Ереван идет, так сказать, на политический маневр и на самом деле пытается вывести Анкару на более конструктивное поле, или же принятое решение имеет политический характер, глубокую стратегическую перспективу и согласовано с теми западными странами, которые признали геноцид армян.


Трудно представить, что, например, в российский суд возможно предъявить какой-либо иск против Турции, если в Москве армянам не разрешают даже проводить акцию протеста у посольства Турции 24-ого апреля, в день памяти о жертвах геноцида. Или же этот шаг Саргсяна «согласован» с Россией, которая таким образом пытается шантажировать Анкару, потому что очевидно, что Турция в армянском вопросе рассматривает Москву как мощный инструмент давления на Армению, а следовательно и на армянскую диаспору.


В любом случае, Серж Саргсян ставит на повестку довольно примечательный актуальный вопрос и дает сигнал об атаке. Остается, однако, открытым вопрос в чьих интересах будет атака, она ситуативная или стратегическая, и самое главное, является ли это суверенным расчетом Армении, скажем, своеобразным ответом на продажу Россией С-400 Турции, или наоборот?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.