Нет, что ни говори, а Украина — страна молодая, чуть больше 26 лет от роду. А главное — за исключением Ивана Степановича Плюща, дважды спикера Верховной рады, соискателя президентского кресла и, пожалуй, самого аутентичного психотипа-автохтона в украинской политике, до сегодняшнего дня живы все ее руководители, так или иначе причастные к становлению независимого государства. А Ивану Степановичу не повезло. В 2014 году он умер от рака, подхваченного при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС…


Как, впрочем, и многие из украинского народа, которого ни о чем не спрашивали. Ни когда строили атомную станцию в ста километрах от столицы, ни когда гнали мучительно погибать в радиационную неизвестность. И Плющ, Герой Украины, никогда не стоял, по его словам, «в заднем проходе» и другим не советовал. Он был со своим народом и с теми, кого со всего Союза гнали помогать «братьям» на верную смерть. Вечная им всем память. И искренняя благодарность выживших и живущих…


А все остальные живы: еще девять спикеров Верховной Рады и все двадцать человек, возглавлявших правительство независимой Украины. Жив даже 88-летний премьер Виталий Масол, с требования отставки которого, в принципе, в 1990 году, во время осенней «революции на граните» («майдан №1») оформилось и требование независимости. Хотя студенты тогда и кричали «Гэть Масола — Кравчука!», Масол не утонул. И даже еще раз возглавлял украинское правительство — тоже «не утонувший», а ставший первым президентом Леонид Кравчук назначил его в июне 1994 года, как бы предчувствуя свое поражение и желая страшно «насолить» своему сменщику Леониду Кучме, который Масола на дух не выносил.


Среди всех живущих есть и уникальная личность — нынешний секретарь Совета нацбезопасности и обороны Александр Турчинов. Он побывал во всех ипостасях — сначала и.о. президента, а потом и «спикеро-президентом» (одновременно главой Рады и и. о. главы государства). Живы даже и. о. премьеров, которых было больше всего. Такие «экзоты», как Валентин Симоненко, Ефим Звягильский (до сих пор нердеп) и Василий Дурдинец с упомянутым Турчиновым — дома, а вот Сергей Арбузов — в эмиграции, с июня 2014-го возглавляет в Санкт-Петербурге ассоциацию «Центр исследований экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы» (RESCUE). Но в марте 2016-го заявил, что готов вернуться, если ему опять предложат кресло премьера. Смешной такой — там сейчас Вова Гройсман сидит и пышается. А от такого дела не отказываются в пользу «понаехавших»…


Но мы не о них сейчас — о президентах. Живы, повторяю, все президенты независимой Украины. Анализируя их биографии, можно многое рассказать и о коротком, но извилистом пути Украины. Трое из пяти президентов — Леонид Кучма, Виктор Ющенко и Виктор Янукович — до избрания были премьерами. Один — Леонид Кравчук — был коммунистическим идеологом-душителем, но стал националистом, ибо вспомнил, что до вступления в пионеры-комсомольцы-коммунисты носил еду боевикам в бандеровские схроны. Последний, нынешний президент — Петр Порошенко — пришел во власть после майдана. Как Ющенко. Но до этого создал свой крупный бизнес и посидел в двух министерских креслах при президентах-оппонентах (Ющенко и Януковиче), контролировал Нацбанк Украины и возглавлял Совбез. Его предшественник Виктор Янукович бежал от расправы на «майдане №3» в эмиграцию и скрывается в России. А на Украине многие намекают, что он — не последний эмигрант. Если повезет, конечно. И уже только это — свидетельство, что Украина еще не избавилась от негативов прошлого, несмотря на показную декоммунизацию и десоветизацию. Бездна смотрит на нее и, увы, кажется, приглашает к себе…


А еще больше свидетельствует об этом история других ее президентов, которых было шесть, и все они закончили свой жизненный путь в эмиграции, куда попали совсем по-разному и превратили всю планету в своеобразное кладбище украинских президентов. Больше всех не повезло Августину Волошину, который и президентом-то был всего неполных три дня. И не всей, а только самопровозглашенной Карпатской Украины, которая возникла в 1939 году на руинах Чехословакии и очень быстро пала под ударами венгерских штыков. Попытку Волошина договориться о независимости Карпатской Украины с Адольфом Гитлером ему не простили коммунисты. И в 1945 году похитили его и вывезли в «эмиграцию» — в Москву, где спокойно и запытали уже немолодого человека в тюрьме.


В 2002 году президент Кучма присвоил «коллеге» Волошину звание «Герой Украины». За выдающуюся личную роль в борьбе за утверждение украинской государственности. Но где он похоронен, никто не знает. Есть только памятник в Ужгороде да символическая могила на Ольшанском кладбище в Праге.


Не менее драматична и судьба самого первого человека, на Украине назвавшего себя президентом, — президента Западно-Украинской Народной Республики Евгения Петрушевича (ноябрь 1918 — январь 1919). Он очень хотел единой Украины и даже пошел на «злуку» (объединение) с Украинской Народной Республикой (УНР) Симона Петлюры. Но амбиции вождей и неспособность ни построить государство, ни отразить атаки недругов «съели» и «злуку», и сами ЗНР и УНР. Украина стала советской и социалистической, а Петрушевич продолжил свою «борьбу» в эмиграции, в Вене. И умер в 1940 году в Берлине. Был сначала похоронен на берлинском кладбище римско-католической кафедры святой Ядвиги, куда к нему заезжали многие визитеры из уже независимой Украины и отмечались памятными венками. Но в 2002 году его прах перевезли во Львов и с почестями перезахоронили там в отдельной «каплычке» (усыпальнице) на Лычаковском кладбище. Вместе с другими воинами ЗУНР. «Героя Украины» ему до сих пор не дали почему-то. А место могилы в Берлине уже никто не помнит…


Более-менее сложилось с памятью и могилами других президентов, как принято говорить, «в экзиле» (в изгнании). Это четыре президента УНР. Должность эту учредил в 1948 году Украинский национальный совет (УНС) и избрал первым президентом УНР в изгнании юриста-политика, выходца из Полтавской области Андрея Николаевича Ливицкого (1879 — 1954). Кем только не был этот человек: членом Украинской революционной партии и Центральной рады, оппозиционером к гетману Павлу Скоропадскому, министром юстиции, вице-премьером и руководителем МИД, а также последним премьером УНР в Киеве, а потом премьером УНР, главой ее Директории в изгнании (до 1948 года). На этой должности он сменил в 1926 году убитого «головного отамана» УНР Симона Петлюру. Именно Ливицкий разрабатывал польско-украинский договор 1920 года, по которому Симон Петлюра за свою власть в Киеве отдавал Варшаве Галичину и Волынь. До Второй мировой войны жил в Варшаве под надзором польской полиции. После войны остался в ФРГ, где и умер в Карлсруэ. Руки советских спецслужб до него так и не добрались.


В 1954 году в истории УНР в экзиле началась «журналистская пора». Ливицкого на посту «экзильного» президента сменил журналист и политик, галичанин и член самой крупной украинской партии в изгнании — Украинского национально-демократического объединения (УНДО) Степан Порфирович Витвицкий (1884 — 1965). Он был активным деятелем Национального совета ЗУНР, но сторонником единой Украины и отстаивал «злуку» с УНР 22 января 1919 года. Работал государственным секретарем МИД Украины, а после — главой миссии ЗУНР во Франции и Великобритании. В изгнании, разумеется. Самым заметным в его «правлении» до 1967 года было, пожалуй, лишь то, что его «вице-президентом» был известный украинский писатель Иван Багряный, который в 1992 году посмертно получил Госпремию имени Тараса Шевченко за романы «Сад Гетсиманський» и «Тигролови». Умер Витвицкий в 1965 году в Нью-Йорке.


Через два года после смерти Витвицкого, в 1967 году, третьим президентом УНР в «экзиле» стал сын первого — Николай Андреевич Ливицкий (1907 — 1989), журналист и политик, заметный деятель украинской эмиграции, который в 1923 — 1939 годах был секретарем делегации правительства УНР в Лиге Наций, а с 1937 по 1942 год как дипломат представлял УНР в некоторых странах Европы. В 1930-х годах в Варшаве и Женеве изучал экономику и журналистику. Один из основателей и руководителей Украинского национального государственного союза (УНГС), был его председателем и вице-председателем. С 1949 года член исполкома (правительства) Украинского национального совета (УНС), который и избирал президентов в «экзиле», с 1957 года глава исполкома УНС и глава его МИД. Возглавлял газету «Мета» («Цель») Украинского информационного бюро в Мюнхене. Автор тогда считающихся фундаментальными работ «Запад — Восток и проблематика угнетенных Москвой наций» и «ДЦ УНР в экзиле между 1929 и 1940 годами». Умер этот президент в 1989 году в Филадельфии, уже во время перестройки в СССР, когда опять замаячила независимость Украины и возможность вернуться из «экзила». Но ему не повезло….


Следующим и последним президентом УНР в изгнании стал Николай Васильевич Плавьюк (1925 — 2012). Он был рожден в Ивано-Франковской области, которая была тогда частью Польши. Разумеется, стал активным членом «Пласта», молодежного крыла Организации украинских националистов (запрещенная в России организация — прим. ред.). После Второй мировой войны бежал в Мюнхен, где получил диплом экономиста. В 1949 году эмигрировал в Канаду, где в середине 60-х годов прошлого века создал Всемирный конгресс свободных украинцев, который и возглавлял в 1978 — 1981 годах. Из Канады на Украину вернулся уже только в 1992 году. После того, как в 1989 году был избран последним президентом УНР в изгнании, при котором Украина стала независимой. В 1992 году именно Плавьюк на заседании Верховной рады Украины передал первому президенту независимой страны Кравчуку государственные регалии УНР. А также грамоту о том, что независимая Украина, провозглашенная 24 августа 1991 года, является правопреемницей УНР.


Как говорят москали, кричали женщины «ура» и в воздух чепчики бросали — Украина типа закрепила свое единство навсегда и во всех своих ипостасях. Но умер Плавьюк в 2012 году все равно в Канаде и там же, в местечке Оквилл неподалеку от Торонто и похоронен. И ни он, ни все остальные президенты в изгнании так и не стали Героями Украины…


И вот что примечательно: Плавьюк стал единственным, кто нашел свое последние пристанище в Канаде, а не в США, которые могут считаться полноценным кладбищем украинских президентов в изгнании. Так сказать, поближе к центрам влияния и спонсорства.


Есть там, за океаном, в округе Сомерсет штата Нью-Джерси городок (боро) Саут-Баунд-Брукс с населением в 5 тысяч человек. По внешнему виду — это то ли декорация к процветающей одноэтажной Америке, то ли прекративший стрельбу и занявшийся мирными делами городок из ковбойских фильмов. Но по значению и роли — это крупный духовный центр православия и своеобразный пантеон героев в Америке, но для Украины и украинцев. В 50-х годах прошлого века земли в этом городке выкупил митрополит Мстислав (Скрыпник), иерарх Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) и ее патриарх. На них он и создал «украинский Иерусалим» в США. Жемчужиной его является собор, названный именем апостола Андрея Первозванного. И спроектированный канадским архитектором украинского происхождения Юрием Кодаком, кстати, сыном известного украинского писателя Степана Васильченко, похороненного в 1932 году на Байковом кладбище в Киеве. В годы Великой Отечественной войны Юрий попал в плен и домой вернуться уже не успел, так как умер в Канаде в 1991 году.


Рядом с православным храмом — Консистория, семинария святой Софии, школа религии и украиноведения, Дом украинской культуры, концертный зал на 1 тысячу 500 мест, музей церковных святынь, библиотека с 140 тысячами наименований, архив, типография, отель для пожилых людей, памятники княгине Ольге и митрополиту Василию Липковскому. В крипте храма находятся останки патриарха Мстислава, а вокруг на несколько гектаров раскинулось кладбище-пантеон, где упокоились многие украинцы, которые не могли вернуться из «экзила» на Украину. И не только те, кто умер в США. В 1954 году туда из Германии перевезли останки первого президента УНР в изгнании Андрея Ливицкого. Там же похоронили и Степана Витвицкого и Николая Ливицкого.


В украинском пантеоне американского Саут-Баунд-Брука до сих пор покоится прах Дмитрия Донцова, основоположника и главного идеолога украинского интегрального национализма, генерал-хорунжего Тараса Бульбы-Боровца, создателя Украинской повстанческой армии «Полесская сечь» (запрещенная в России организация — прим. ред.), идею которой у него украла ОУН (запрещенная в России организация — прим. ред.), генерала Петра Григоренко, известного советского диссидента и героя Великой Отечественной войны, Григория Китастого, «любимого бандуриста Гитлера», украинского композитора и Героя Украины, писателей Евгения Маланюка и Тодося Осьмачки, с которыми сегодня очень «носятся» в современной, демонстративно «украинствующей» Украине…


…Всего там, в Саут-Баунд-Бруке на кладбище, более 6 тысяч могил известных украинских деятелей: политиков, государственных деятелей, ученых, служителей церкви, писателей, художников, музыкантов, которые уже никогда не вернутся на Родину. Потому что в ней, на Украине-нэньке то есть, только обсуждают создание национального пантеона героев, а многие вокруг уже прогнозируют ее распад и исчезновение. Могут не успеть просто: когда крысы и герои, обычные люди и выдающиеся деятели побегут из страны — не до того будет. Ни дома, ни опять в изгнании. Не верите? Спросите тех, кто уже в новое время изгнан…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.