Изначально я собиралась сделать репортаж об огромной мусорной свалке у села Грибовичи неподалеку от города Львов на западе Украины. Однако мне просто не удалось туда подойти.


Это одна из самых больших мусорных свалок в Европе, она очень запущена, опасна для окружающей среды, а теперь уже и закрыта.


Закрыли ее после того, как три человека погибли, туша пожар, начавшийся в массе мусора в мае 2016 года.


Сейчас территория окружена металлической сеткой и колючей проволокой, и единственный вход охраняется лающей собакой и тремя кислого вида мужчинами. Несмотря на то, что раньше мне пообещали разрешить осмотреть свалку, войти и сделать хотя бы несколько фото мне не позволили.


Небрежность, которая привела к мусорной катастрофе


На самом деле свалку должны были закрыть намного раньше, так как она уже переполнена. У Грибовичской свалки было разрешение на 10,4 миллиона тонн отходов, но сейчас там — как минимум 12 миллионов тонн.


Городские власти проявили небрежность и не сделали ничего, чтобы начать работу. Когда свалку закрыли, не было даже никакого плана насчет того, куда теперь будут отвозить городской мусор.


Это привело к тому, что в городе прекратили вывозить мусор, мусорные контейнеры переполнились, полчища крыс набросились на лакомства, а горожане пришли в ярость.


Внезапно красивый средневековый город со стильной архитектурой превратился в вонючую дыру, в которой страдают местные жители и куда больше не хотят приезжать туристы.


Сейчас проблема временно решена, так как город заключил договор с соседними районами, и мусор теперь свозят туда.


Это не самое долговечное решение, но, по крайней мере, более 700 тысяч жителей Львова будут избавлены от ужасной вони и крыс.


Мусор — проблема общенационального масштаба


У власть имущих по прежнему нет четкого плана, как санировать Грибовичскую свалку, и что делать с мусором в будущем.


Вице-губернатор Львова Андрей Москаленко сообщает, что город ведет переговоры с иностранными инвесторами, и начата подготовка плана по строительству современной перерабатывающей станции. Но он не сумел дать ответ, когда станция, предположительно, может быть готова.


Львов — не единственный город, столкнувшийся с такой проблемой. 96% всего мусора на Украине свозится на свалки аналогичного типа, то есть, на устаревшие свалочные полигоны без сортировки или сжигания отходов.


Масштаб проблемы становится ясен, когда слышишь, что в стране существует минимум 30 тысяч таких полигонов бытовых отходов.


Никто не инвестирует средства в сортировку мусора, его сжигание или в метановые станции, потому что на Украине на переработку отходов идут очень маленькие сборы.


Конечно, немного мусор все-таки сортируют. Вице-губернатор Львова Москаленко, например, гордо рассказывает о том, как бездомные сортируют мусор и тем самым зарабатывают мелочь.


Весьма нередко эти бездомные живут в мусорных контейнерах. Они копаются в мусоре и собирают то, что можно продать. В первую очередь это металлолом.


Это вонючее занятие оказывается настолько прибыльным, что формируются группировки, которые дерутся за право копаться в мусоре. Собирающие лом зарабатывают копейки, а вот те, кто его потом продает, остаются в большом выигрыше.


Опасные отходы бросают на природе


Когда меня не пустили на Грибовичскую свалку, я решила осмотреться вокруг. По случайности я взобралась на небольшой холмик прямо напротив закрытой свалки.


Вид, который мне открылся, был просто чудовищным.


В яме, заполненной какой-то жидкостью, лежали автомобильные покрышки. Очевидно, жидкость была едкая, так как часть покрышек расплавились. Рядом с ямой находился большой пруд, также заполненный мусором. Жидкость в пруду была густой и темно-коричневой.


Незаконные и очень опасные для окружающей среды свалки такого типа — весьма обычное явление как на Украине, так и в других странах, где плохо обстоят дела с переработкой мусора. И предприятия, и частные лица просто забрасывают отходами окружающую природу.


Во-первых, это происходит из-за того, что нет какого-то определенного места, куда можно свозить отходы, а во-вторых, сдавать проблемные отходы стоит денег.


Огороды с овощами поблизости от мусорной горы


Совсем рядом с мусорной свалкой находится дачный поселок, то есть район, где у горожан имеются маленькие летние домики с огородами и фруктовыми деревьями.


Известно, что вредные частицы распространяются от мусорной горы по воздуху, особенно, когда на куче начинается пожар. Кроме того, в воду попадают яды и тяжелые металлы.


На остановке сидят люди, ждущие автобуса в город. Большинство — пенсионеры, которые были у себя на дачах и собирали урожай.
Например, Ирина, которая не хочет называть свою фамилию.


«У нас здесь дача вот уже тридцать лет, наши овощи очень вкусные», — говорит Ирина.


Ее совершенно не беспокоит мусорная свалка, которая находится совсем рядом, но в целом она считает, что вопросы экологии очень важны.


«Химикаты ни к чему хорошему не приведут, а атомная энергия — это глобальная проблема, которую должны решить специалисты», — говорит Ирина.


Она полагает, что этот вопрос решит будущее поколение. Они лучше разбираются в экологических проблемах, они поездили и посмотрели, как, например, сортируется мусор в других местах Европы.


«А мы, старики, потом поможем».


Чуть получше у соседей


На мусорных свалках образуются большие количества метана, когда органические отходы, то есть биоотходы, лежат большими кучами без доступа кислорода. Этот газ можно собирать и использовать на электростанциях.


Метановые электростанции у мусорных свалок уже существуют в некоторых областях соседней с Украиной страны Белоруссии. Эти электростанции были построены при сотрудничестве с международными инвесторами и энергетическими компаниями.


Одна такая электростанция есть в городе Витебск в северо-восточной Белоруссии.


Электростанция выглядит очень элегантно и нарядно, стоя рядом с самым въездом на мусорную свалку.


Директор свалки, Елена Леонидовна, пообещала Yle интервью, но когда мы встретились, она тем не менее заявила, что у нее нет времени. Лишь поздоровалась и укатила, не ответив ни на какие вопросы.


Электричество из мусорной горы


Мусорная гора выглядит, как и все остальные: большие горы отходов возвышаются у глинистой дороги, по которой ездят грузовики и тракторы, сбрасывая свой мусорный груз.


Среди мусора ходят люди. Я предполагаю, что они собирают то, что можно продать.


Метановая электростанция мощностью в 1 мегаватт, которая принадлежит шведской фирме Vireo Energy, работает сейчас практически в полную мощность, рассказывает главный инженер Дмитрий Моисеев.


«Мы производим 800 киловатт и с помощью этого снабжаем электричеством большой пригородный район», — говорит он.


Когда он показывает мне территорию, где стоят несколько новых голубых зданий, идет ливень. Внутри зданий — машины и измерительные приборы. Здесь регулируется забор газа и здесь же жужжат моторы, которые производят электричество.


За всем очень хорошо следят, и Дмитрий Моисеев явно гордится тем, что работает на современном предприятии.


Газовая электростанция была построена в 2013 году, и после ее введения в эксплуатацию возгораний на свалке стало меньше. Кроме того, исчез плохой запах.


Метан — парниковый раз, гораздо более опасный для окружающей среды, чем углекислый. Использование этого газа — одновременно и мера в борьбе с изменениями климата.


У Vireo Energy есть четыре электростанции в Белоруссии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.