Обострение украино-венгерских отношений заставило многих из нас смотреть на Будапешт с такой же опаской, как и на Москву. Что ж, у современных адептов «великой Венгрии» есть пример для подражания.


Семьдесят с лишним лет назад, в октябре 1944-го, завершилось многолетнее правление Миклоша Хорти — героя венгерских националистов, собирателя земель и государственного лидера с неординарной биографией.


Адъютант Его Величества и контрреволюция на белом коне


Отпрыск старинного мадьярского рода Миклош Хорти получил все, что могла предложить способному аристократу австро-венгерская монархия.


Блестящее образование, владение шестью языками, учеба в военно-морской академиии, дипломатическая служба в Турции, женитьба на дочери депутата и, наконец, должность адъютанта при императоре Франце Иосифе I. Годы, проведенные рядом с престарелым монархом, Хорти считал лучшими в своей жизни.


Первая мировая война доказала, что 46-летний офицер годится не только для придворной службы. Хорти участвовал в морских сражениях, был тяжело ранен, дослужился до вице-адмирала и весной 1918-го стал командующим австро-венгерским флотом. Правда, командовать ему пришлось только семь месяцев. Затем последовало поражение Австро-Венгрии в войне, распад многонациональной империи и революция.


В 1919 году венгерские коммунисты, пришедшие к власти в Будапеште, провозгласили советскую республику и развернули красный террор. Миклош Хорти посчитал, что его долг — «борьба против варварских сил». Находясь на юге Венгрии, адмирал возглавил контрреволюционную Национальную армию. С военной помощью Антанты красные были быстро разбиты.


В ноябре 1919-го Хорти, облаченный в адмиральскую форму, въехал в Будапешт на белом коне. Он объявил, что прощает преступную столицу, «променявшую тысячелетние традиции и национальные цвета на красное тряпье».


Прощение не коснулось обычных мадьяр, заподозренных в левых симпатиях: белый террор в Венгрии оказался намного масштабнее красного и был прекращен лишь под давлением западных держав.


Королевство без короля и адмирал без флота


В марте 1920 года Миклош Хорти был провозглашен «его светлостью регентом Венгерского королевства». Временные обязанности регента ему пришлось исполнять в течение 24 лет, поскольку король в Венгерском королевстве так и не появился.


Хорти назначал и смещал премьер-министров, имел право роспуска парламента, командовал вооруженными силами и определял внешнюю политику. Он по-прежнему носил адмиральское звание и щеголял в привычном мундире — хотя после войны Венгрия утратила выход к морю и, соответственно, лишилась ВМФ.


Мысли консервативного венгерского правителя были устремлены в прошлое. Модернизацией страны регент практически не занимался, зато учредил рыцарский Орден Витязя и щедро раздавал награжденным земельные угодья.


Адмирал отвергал все новые веяния, в том числе и праворадикальные: деятельность фашистских партий в Венгрии долгое время была запрещена. И, разумеется, Хорти оставался стойким антикоммунистом.


«Наибольшую угрозу представляет русская экспансия, будь то царско-православная или сталинско-коммунистическая», — напишет он.


Впрочем, одну сделку со Сталиным авторитарный адмирал все же заключил. В 1940 году Хорти согласился освободить из тюрьмы и отпустить в Москву коммуниста Матьяша Ракоши — будущего лидера Венгерской Народной Республики. Взамен венграм были возвращены знамена национальной революции, захваченные царской армией в середине XIX века.


«Верните все!» и «шакал Европы»


Занимая привилегированное положение в Австро-Венгерской империи, мадьяры до конца испили чашу поражения в Первой мировой.


По условиям Трианонского мирного договора венгерская территория сократилась ни много ни мало на 72%. Словакия, Закарпатье, Трансильвания, Хорватия вошли в состав соседних государств. И хотя на потерянных землях преобладало невенгерское население, это не смягчило национальную травму.


В течение восемнадцати лет государственные флаги в хортистской Венгрии оставались приспущенными в знак траура. Занятия в школах начинались с молитвы о воссоединении родины. Страна скандировала лозунги «Кого не ранит слово 'Трианон», тот не венгр!«, «Нет, нет, никогда!» и «Верните все!»


Реванш стал для Миклоша Хорти главным делом жизни. И когда в Европе появился лидер, намеренный перекроить послевоенные границы, адмирал присоединился к Гитлеру — хотя и считал фюрера выскочкой-плебеем.


В 1938 году приспущенные венгерские флаги были торжественно подняты на одну треть: Венгрия приняла участие в разделе Чехословацкой республики, вернув юг Закарпатья и Словакии.


Сам Хорти описывал тогдашние события так: «Когда я проезжал по дорогам, люди обнимались друг с другом, падали на колени и плакали от радости. К ним, наконец, пришло освобождение. Без войны, без кровопролития».


Союз с Третьим рейхом требовал скорректировать внутреннюю политику, и в том же году в Венгрии были приняты собственные антиеврейские законы. «Что касается еврейской проблемы, я был антисемитом на протяжении всей моей жизни», — заметит Хорти.


В американской прессе Венгрию стали именовать «шакалом Европы».


Пользуясь покровительством Гитлера, адмирал продолжал собирание земель. В 1939-м Венгрия захватила Карпатскую Украину, в 1940-м получила от румын Северную Трансильванию, в 1941-м поучаствовала в расчленении Югославии.


Но за территориальные трофеи пришлось расплачиваться втягиванием страны в пекло Второй мировой.


Союзница Германии вступила в войну против СССР — и на восточном фронте сложили головы десятки тысяч мадьяр. Среди них оказался и старший сын главы государства — военный летчик Иштван Хорти, разбившийся в 1942 году недалеко от Старого Оскола.


Нацистский киднеппинг и жизненное фиаско


Со временем венгерскому лидеру стало ясно, что он поставил не на ту карту, и крах гитлеровской Германии неизбежен. Хорти начал тайные переговоры о сепаратном мире с союзниками. Увы, об этом узнали в Берлине, и немцы приняли меры.


15 октября 1944 года адмирал-регент объявил о выходе Венгрии из войны. Но в тот же день немецкие диверсанты под руководством легендарного Отто Скорцени похитили младшего сына Хорти. 37-летнего Миклоша заманили в ловушку, схватили, и, закатав в ковер, вывезли в Рейх. Затем штурмовики Скорцени захватили резиденцию венгерского правителя.


От него потребовали отказаться от перемирия и официально передать власть лидеру венгерских нацистов Ференцу Салаши. Хорти все выполнил. Позже он скажет: «Я не отрекался от власти. Я просто обменял свою подпись на жизнь своего сына».


Хорти-младшего поместили в концлагерь, Хорти-старшего вывезли в Баварию и содержали под домашним арестом вплоть до разгрома Германии. После войны он вместе с семьей выехал в Португалию, где и провел остаток жизни.


Из португальского изгнания экс-регент мог наблюдать, как его труды превратились в ничто.


Как побежденная Венгрия потеряла все территориальные приобретения и стала еще меньше, чем до 1938 года.


Как в стране была установлена коммунистическая диктатура во главе с товарищем Ракоши, столь опрометчиво обмененным на исторические реликвии.


Как Советы потопили в крови венгерское восстание 1956-го.


Удрученный Хорти завещал не возвращать свое тело на родину, «пока Венгрию не покинет последний русский солдат».


Бывший венгерский лидер скончался в 1957 году, а в 1993-м его прах без официальных церемоний перезахоронили в фамильном склепе. Еще через двадцать лет в Будапеште появился памятник Хорти — установленный партией «Йоббик» в частном порядке, размещенный на церковной территории и защищенный от вандализма небьющимся стеклом.


Адмирал-реваншист остается очень спорной исторической фигурой. Но в сегодняшней Венгрии есть желающие продолжить его дело.