Неожиданное заявление наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана (Muhammed bin Selman) «мы вернемся к умеренному исламу» можно по-разному комментировать. Если принять во внимание тот факт, что этот проект — продукт США, и он нацелен на деградацию исламского мира, то мы не ошибемся, если предположим, что принц сделал это заявление для того, чтобы в будущем гарантировать себе корону. Учитывая влияние, которым США обладают на Саудовскую Аравию, можно с уверенностью ожидать, что в случае кончины нынешнего короля или его ухода по какой-либо причине США не пустят все на самотек. Ведь тот, кто находится во главе Саудовской Аравии, не должен действовать наперекор США. И, возможно, поэтому принц, претендующий на королевский титул, поддержал идею умеренного ислама или по сути выхолощенного ислама и в то же время посчитал нужным показать, что с приходом к власти он будет прилагать усилия в этом направлении. Одним словом, принц еще до воцарения на престол, должно быть, пожелал объявить своего будущего партнера. Тем не менее, какой бы ни была его цель, можно утверждать, что Саудовская Аравия тоже вошла или по крайней мере пообещала войти в ряды сторонников примитивизации ислама.


Саудовский принц — далеко не единственный приверженец умеренного ислама или межрелигиозного диалога. Тех, кто полагает, что для прихода на тот или иной пост в будущем или сохранения занимаемых кресел нужно действовать заодно с США, немало. В то же время, если представить, что под защитным крылом США продолжают находиться и те, кто многие годы прилагал усилия к тому, чтобы обеспечить доминирование умеренного ислама в своей стране или иными словами создать выхолощенное общество, то можно сказать, что исламский мир еще долго не сможет избавиться от посягательств США.


При взгляде на события с этой точки зрения, а также учитывая определенные подозрения, существующие по поводу смерти некоторых претендентов на корону в Саудовской Аравии, что, возможно, должно было расчистить путь к престолу пообещавшему переход к умеренному исламу принцу, становится понятно, что слова наследного принца «мы вернемся к умеренному исламу» подразумевают не просто личное предпочтение. Можно сказать, что с точки зрения США важно не столько то, как мусульмане верят, а чтобы нефтедоллары исламского мира текли в американские банки. Однако для обеспечения непрерывности этого потока им нужны лидеры, которые добровольно будут действовать сообща с ними. Поэтому они или путем государственного переворота приводят к власти своих сторонников, или сажают их во влиятельные кресла, оккупируя государства, в которых кто-то якобы является диктатором, под предлогом привнесения демократии. Если какие-то страны не удается реконструировать желаемым образом, тогда они обращаются к другому пути, насылая на государства, в которых правят такого рода непокорные руководители, террористические организации.


Учитывая, что первой мусульманской страной, которую Трамп посетил с момента избрания, была Саудовская Аравия, а в ходе этого визита было подписано соглашение о покупке вооружений на сумму 300 миллиардов долларов, можно не сомневаться, что США не предоставят эту страну самой себе.


Вместе с тем, если воспринимать риторику об умеренном исламе только как содержательное опустошение исламской религии и игнорировать империалистическое измерение этого вопроса применительно к исламским странам, это будет неполной оценкой. Поскольку риторика об умеренном исламе — это средство, которое должно способствовать подчинению и эксплуатации исламского мира, обеспечению контроля над ним. То, что саудовский наследный принц, еще даже не став королем, видит гарантию своего будущего в умеренном исламе, наводит на определенные размышления. И исламский мир должен быть крайне внимателен к этому.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.