31-летний христианский консерватор Себастьян Курц одержал победу на парламентских выборах в Австрии 15 октября во главе Австрийской народной партии с результатом 31,47% в условиях очень высокой явки (80%). Впоследствии он начал переговоры о формировании правительства с ультраправой Австрийской партией свободы, которой удалось набрать 25,97% голосов. В течение 10 лет во главе этой центральноевропейской страны с населением в 8,7 миллиона человек стояла коалиция АНП и социал-демократов (26,86%). Евроскептическая и бойкотируемая Израилем АПС уже дважды участвовала в правительствах. В первый раз она объединилась с левыми с 1983 по 1986 год, а во второй — с правыми с 2000 по 2006 год.


Le Monde: Когда упал железный занавес, вы еще даже не ходили в школу. Свободный от груза истории канцлер — находка для Австрии?


Себастьян Курц: Мне кажется, что свежий взгляд на политику действительно может быть преимуществом. С другой стороны, опыт необходим. В число моих ближайших советников входят люди старшего возраста, которые представляют мне свое видение событий. В уходящем австрийском правительстве никто не застал Вторую мировую войну. Это важный момент. В будущем же придут поколения, которые не застали ни падения железного занавеса, ни даже вступления страны в ЕС. Им тоже понадобятся понимающие историю руководители.


— Ультраправых часто обвиняют в неоднозначном отношении к прошлому. В Австрии не существует «санитарного кордона»?


— Я поставил перед этим потенциальным союзником простое условие: Австрия должна остаться проевропейской. На ней лежит историческая ответственность. Наша история возложила на нас нравственное обязательство не допускать потворства любым проявлениям антисемитизма. Если я стану лидером исполнительной власти, то буду очень внимательно за этим следить.

 

— Лидер АПС Хайнц-Кристиан Штрахе (Heinz-Christian Strache) может стать вице-канцлером. Вы потребуете от него выйти из депутатской группы, которая сформировалась в Европарламенте вокруг Марин Ле Пен (Marine Le Pen)?


— Моя политическая партия одержала победу на выборах всего в третий раз за 50 лет. Мы получили серьезный отрыв и придерживаемся проевропейских позиций, что должно вас порадовать.


— АПС добивается портфеля министра внутренних дел. В то же время она связана соглашением об обмене информацией с партией Владимира Путина «Единая Россия». Потребуете ли вы от нее отказаться от договоренности?


— Лично для меня совершенно очевидно, что каждый министр правительства должен придерживаться австрийских законов и конституции вне зависимости от любых других договоренностей, как на официальном, так и личном уровне. Конфиденциальные сведения должны остаться таковыми.


— В 2000 году президент Томас Клестиль (Thomas Klestil) вычеркнул из списка потенциальных министров двух известных ксенофобскими выходками депутатов АПС. Вам не кажется, что у нынешнего главы государства Александра Ван дер Беллена (Alexander Van der Bellen) есть право не пропустить в правительство Штрахе, у которого были связи с неонацистами?


— Президент Австрии обладает широкими полномочиями. Я с уважением отношусь к имеющейся у него свободе маневра, но хочу напомнить, что АПС станет младшим партнером в коалиции.


— В политическом плане вы ощущаете большую близость к Эммануэлю Макрону или венгерскому премьеру Виктору Орбану?


— Я с большим уважением отношусь к президенту Франции. Он обладает исключительной инициативностью. На европейском уроне я разделяю его стремление к реформам и в частности его идеи по вопросам безопасности и миграции. Он может изменить Европу, и если я как представитель более маленькой страны смогу ему в этом помочь, то сделаю это. Он позвонил мне, чтобы поздравить, на следующий день после выборов. У нас состоялся прекрасный разговор. Если где-то, как в Польше, происходят отрицательные изменения, нам определенно не стоит молчать. Нельзя поступаться правовым государством и демократией. Как бы то ни было, в моем восприятии Европы не существует членов второго порядка.


— Вы обещали ограничить иммиграцию. По доле иностранцев на своей территории Австрия занимает второе место в ЕС после Люксембурга. Как вы намереваетесь взять под контроль миграционные потоки?


— Австрия входит в число стран ЕС, которые оказались наиболее сильно затронуты миграционным кризисом. С 2015 года в ней было зарегистрировано 150 тысяч прошений о предоставлении убежища. Я в первую очередь сражаюсь за более надежные внешние европейские границы, которые являются единственным гарантом свободного движения людей в нашем общем пространстве. Ряд моих предложений, которые изначально подвергались критике, получили применение на практике. Полтора года назад я говорил, что спасение в Средиземноморье не должно становиться билетом в Европу, и что НКО не следует сотрудничать с контрабандистами. Эти слова навлекли на меня резкую критику. Сейчас же оба этих предложения пользуются широкой поддержкой. Как бы то ни было, нам необходимо выдворять любого, кто нелегально проник в шенгенскую зону, и принимать беженцев по программам распределения.


— Вы хотите ограничить социальный минимум для европейских граждан, которые живут в Австрии менее пяти лет. Разве это не дискриминационная мера?


— Она должна быть совместимой с европейским правом. Кстати говоря, стоило бы начать общеевропейское обсуждение этого вопроса. В Австрии каждый резидент получает, не работая, 900 евро в месяц социального минимума. Это вдвое выше средней зарплаты в некоторых других странах ЕС, что ведет к «социальному туризму», которому я хочу положить конец.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.