Бразильцы с нетерпением ждут 2018 года, чтобы решить два насущных вопроса. Прежде всего — у народа свои приоритеты — потому что в этом году пройдет Чемпионат мира по футболу. А значит, пришло время нашей сборной, которая, начиная с 1950-х годов, служит главным послом страны в мире, восстановить свою репутацию, необратимо испорченную разгромным матчем с Германией, когда Бразилия у себя дома проиграла со счетом 7-1.


В июне и июле бразильское правительство даже несмотря на то, что сегодня его возглавляет крайне осмотрительный Мишель Темер и его зловещая банда, по традиции объявит дни, в которые играют желто-зеленые, национальными выходными.


С первым свистком арбитра улицы опустеют, и даже Сан-Паулу, известный своей уличной суматохой и интенсивным движением, уподобится городу-призраку с одинокими, работающими впустую светофорами.


А вокруг телеэкранов под шашлык и холодное пиво, дома или в баре по соседству соберутся исполненные воодушевления семьи, друзья, знакомые и соседи в желтых футболках: начиная с фанатов, которые знают о сборной все, и заканчивая теми, кто вспоминает про футбол лишь один раз в четыре года и не может разобрать, куда катится мяч.


Все они ждут победы в финале. Потому что любой другой результат, даже второе место, которое удовлетворило бы какую угодно страну, считается в Бразилии бесчестьем и позором.


Между тем 2018 год также является годом президентских выборов — такое совпадение двух крупных событий наблюдается с 1994 года, в результате чего все предшествующие им годы, в частности нынешний, становятся «годами, когда все только и делают, что обсуждают грядущий год», как выразился юморист Грегорио Дувивье.


Кроме того, эти выборы будут не только президентскими, но и всеобщими, то есть на них, помимо нового обитателя Дворца Планалту, который обоснуется там до 2022 года, будут избираться еще пятьсот парламентариев. Правда, главную проблему в Бразилии представляет не столько Планалту, где администрации Фернанду Энрике Кардозу и Лулы да Силва можно в общем расценивать как позитивные, а президентство Дильмы Русеф и Мишеля Темера как, скажем, многотрудное, но расположенный в нескольких метрах от него Национальный конгресс — по данным недавнего опроса Института Datafolha, самое ненавистное учреждение в стране.


В общем, либо выборы 2018 года проведут в законодательном органе генеральную уборку, что маловероятно, поскольку нынешние депутаты и сенаторы в отличие от остальных бразильцев не испытывают недостатка в деньгах и времени на свои предвыборные кампании, не говоря уже о том, что в своих избирательных округах они нередко являются владельцами местных телеканалов и радиостанций; либо все будет загнивать дальше, а президент останется в заложниках у партийных парламентариев с присущим им от природы клиентелизмом.


Потому что, когда в 1994 и 1998 годах победу одержал президент Кардозу, его партия (PSDB) получила лишь 12% и 19% депутатов, а «Партия трудящихся» (PT) Лулы и Дилмы — 18%, 16%, 17% и 14% на последующих четырех выборах соответственно. Чтобы удержаться у власти, им приходилось строить союзнические базы, которые оказывали поддержку главе исполнительной власти лишь в обмен на подачки из бюджета, назначения на государственные должности и прибыльные сделки.


Вместо приличных больниц, школ или общественного транспорта этот извращенный политический союз породил, с одной стороны, ежемесячные выплаты депутатам, чтобы они голосовали по согласованию с правительством, а с другой стороны, «Петролау», когда бизнес-мафии, такие как строительная компания Odebrecht или крупнейший производитель мясных продуктов JBS подкупали законодателей, чтобы обеспечить себе многомиллионную государственную прибыль.


И такая система развращает все, от основания до вершины, доходя до Дворца Планальто, который становится своего рода устьем, куда стекаются все интересы.


Без такого рода чистки или крупной политической реформы, которую не торопится проводить ни один из депутатов, следующему президенту уготована судьба пяти своих предшественников, ныне живущих глав государств: как Жозе Сарней, так и Колор ди Мелу, а вместе с ними Фернанду Энрике Кардозу, Лула, Дилма и Темер — все оказались на скамье подсудимых или по крайней мере под следствием.


В отличие от Чемпионата мира в России, который докажет одно из двух: либо что крупнейший экспортный продукт страны пребывает в упадке, либо что слухи о кончине бразильского футбола преувеличены, президентские выборы могут оставить все без изменений. А значит, никто не вправе упрекать бразильцев в том, что в 2018 году они ставят на первое место мундиаль: там они могут проиграть или одержать победу, тогда как выборы в нынешних политических условиях сулят им только поражение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.