БЕРЛИН/ДРЕЗДЕН — Понедельник, 19 декабря 2016 года, ровно 20:02. На рождественской ярмарке в сердце Берлина, у Мемориальной церкви кайзера Вильгельма на площади Брайтшайдплац грузовик на полной скорости врезается в толпу.


Угнанный грузовик просто давил людей на ярмарке: 12 человек погибли, 56 серьезно пострадали.


Прошел год, но раны не зажили. Теракт в Берлине — один из многих трагических эпизодов, которые привели к тому, что враждебные по отношению к иммигрантам силы в Германии получают все большую поддержку.


28 лет назад страна вновь стала единой. Стены, делившей Германию на две, больше нет. Восток и запад стали одним целым.


Сейчас для новой Германии характерны ксенофобия и исламофобия. В то время, как беженцы стоят в очереди, чтобы попасть в страну, растет число немцев, которые хотят отправить африканцев, азиатов и прежде всего мусульман восвояси.


«Мусульмане и африканцы — чужеродный элемент в Германии! Их надо отправить домой!», — доктор Гётц Фрёмминг (Götz Frömming) формулирует все предельно ясно.


Преподаватель колледжа из Берлина — представитель «Альтернативы для Германии», критически относящейся к иммигрантам. Так же, как и другое движение, враждебно относящееся к иностранцам, «ПЕГИДА», партия продолжает набирать популярность.


900 дел о терроризме


В прошлом году немецкие правоохранительные органы расследовали около 250 дел, классифицированных как имеющие отношение к террору. Несколько недель тому назад газета Welt am Sonntag писала, что на сегодняшний день в этом году следствие в Германии велось по более чем 900 делам, связанным с терроризмом.


Около 800 из дел о терроризме связаны с радикальными исламистами.


Гётц Фрёмминг раньше голосовал и за консервативную ХДС — партию Ангелы Меркель, и за партию защитников окружающей среды, «Зеленых».


Корреспонденты Dagbladet встречаются с ним в Бундестаге — немецком парламенте.


«Германия на распутье. Либо еще больше исламизации, что мы и видели в последние годы, либо наша альтернатива: сохранение немецкой культуры, основанной на наших собственных ценностях», — говорит Фрёмминг.


На выборах в Бундестаг 19 созыва, состоявшихся 24 сентября этого года, партия, которую он представляет, ворвалась в немецкий парламент, получив 92 из 709 мандатов. АдГ стала третьей по величине партией всего лишь через четыре года со дня основания.


Правопопулистская партия быстро стала фактором власти. В федеральной земле Саксония партия стала на выборах первой. В Бранденбурге, Мекленбурге-Передней Померании, Тюрингии и Саксонии-Анхальте «Альтернатива для Германии» получила около 10% голосов.


Кто приветствовал беженцев


После того, как в Сирии началась гражданская война, а в Европу хлынул поток беженцев из Африки и Азии, Германия в последние пять лет приняла около 1 675 000 просителей убежища, по словам Der Spiegel.


Ангела Меркель открыла границы и приветствовала беженцев. За это ее хвалили во всем мире, но у нее на родине к этому решению с восторгом отнеслись не все.


«Их слишком много! Мы хотим отправить их по домам, и сделаем это. Сегодня вполне возможно отправить просителей убежища назад, им не угрожает опасность — в том числе и в некоторых частях Сирии. Мы не отказываемся от помощи политическим беженцам, но для экономических эмигрантов у нас места нет», — решительно говорит Гётц Фрёмминг.


Он не отказывается помогать тем, кто бежал со своей родины. Но делать это в Германии — неактуально.


«Весь имеющийся опыт говорит о том, что мы поможем гораздо большему числу людей, если будем делать это недалеко от их родных мест», — говорит он.


«Wir sind das Volk» (Мы — народ)


ДРЕЗДЕН — Они приходят сюда каждый понедельник во второй половине дня. Пестрая компания разгневанных демонстрантов из «ПЕГИДЫ» — движения «Патриотические европейцы против исламизации Запада». Корреспонденты Dagbladet встречаются с ними на площади Театерплац в Дрездене. Здесь — между дворцом, собором и Дрезденской оперой исламофобы собираются каждую неделю, чтобы высказать то, что думают о мусульманах и прочих иммигрантах.


Большинство — мужчины, которым за 50. У некоторых — значки против НАТО, прославляющие Россию и представляющие Владимира Путина истинным другом Германии.


У других — немецкие флаги, они выкрикивают лозунги типа «Wir sind das Volk» (Мы — народ) и антиисламские лозунги.


И совершенно ясно дают понять, что в Германии рады не всем.


Мужчина лет 60 сначала весьма дружелюбно разговаривает с корреспондентами Dagbladet и с гордостью демонстрирует свой значок с Владимиром Путиным. А потом разражается тирадой против Ангелы Меркель и тех, кого он характеризует как сброд. Но когда он понимает, что мы журналисты, приходит в ярость. И ясно дает нам понять, что с такой публикой он не разговаривает.


Флаг


Помимо немецкого государственного флага, собравшиеся размахивают большими флагами, на первый взгляд похожими на флаг норвежский.


Но к Норвегии он не имеет никакого отношения. Вместо белого на флаге желтый, а вместо синего — черный.


Флаг был создан в 1944 году Йозефом Вирмером (Josef Wirmer), адвокатом-католиком и политиком, принимавшим участие в попытке свержения Гитлера в 1944 году.


После попытки покушения в «Волчьем логове» в тогдашней Восточной Пруссии — сегодня это Польша — Вирмер был арестован, а потом казнен за предательство. Сегодня этот похожий на норвежский флаг используется в качестве символа Германии без иммигрантов из Африки и Азии.


Корреспонденты Dagbladet попытались взять интервью у некоторых демонстрантов из «ПЕГИДЫ» в Дрездене. Но те не захотели с нами разговаривать. Большинство просто отрицательно качали головой. Некоторые прямо говорили, что они думают о СМИ.


«ПЕГИДА» преподносит себя как выразителя голоса народа, который, по ее мнению, противостоит традиционным политическим партиям, СМИ и образованным слоям общества.


Когда корреспонденты Dagbladet были на площади Театерплац, демонстрация проходила сравнительно мирно. Появилось около 200 антирасистов. Они выкрикивали лозунги и пытались затеять провокацию.


В те немногие разы, когда возникал хоть малейший намек на провокацию, немецкая политика решительно вмешивалась.


«Ангела Меркель распахнула двери и пригласила в Германию миллион беженцев. Немецкие граждане против этого», — говорит Гётц Фрёмминг из АдГ.


«Мы хотим, чтобы Германия была для немцев. После нашего успеха (на выборах) все больше членов ХДС/ХСС и СДПГ тоже стали говорить о законе об эмиграции», — говорит Фрёмминг.


Он думает, что АдГ будет продолжать расти, если традиционные партии не вмешаются и не станут проводить в отношении иммигрантов политику, направленную на бОльшие ограничения.

© AP Photo, Jens Meyer
Акция протеста против миграционного кризиса в Германии

«В последние годы на немецкой земле было много террористических актов. Погибли невинные люди от рук исламистов. Тех, кто ненавидит наше общество. На людей именем Аллаха нападали с ножами в руках».


Изнасилования и домогательства


В ночь на новый, 2016 год около 100 женщин подверглись нападениям на центральной площади перед железнодорожным вокзалом в Кельне во время встречи нового года.


«Женщин насиловали, хватали, к ним приставали, их грабили, и делала это большая группа североафриканских мужчин на Центральном вокзале в Кельне, в ночь на Новый год. Это совершенно недопустимо», — говорит Фрёмминг и добавляет:


«Я не говорю, что все мусульмане представляют собой проблему. Но то, что мусульмане, родившиеся в Германии, становятся более радикальными, — растущая проблема».


И он, и АдГ считают, что беженцы прибыли в Европу и Германию для того, чтобы пользоваться теми социальными благами, которые создали немцы.


«Германия — это Германия, она никогда не станет исламским государством. Мы создали государство всеобщего благосостояния, и с точки зрения экономики заполнять страну беженцами — политика неустойчивости», — говорит Фрёмминг.


К тому, что в Германию приезжают представители других европейских культур, он относится спокойно.


«Моя жена — из Польши. Другие, те, кто хочет приехать в Германию, такие, как вы, норвежцы, — тоже желанные гости. Но вы должны быть готовы жить так, как живем мы в нашей культуре».


Большие задачи


73-летний профессор Хайо Функе (Hajo Funke) — настоящий патриарх и активный участник общественных дебатов в Германии. Он несколько десятилетий читал лекции по политологии в Свободном университете в Берлине, часто принимает участие в теледебатах в Германии.


Функе не согласен с тем, что Германия разделена.


«АдГ получила не более 12,6 %. Многие из тех, кто за них голосовал, разочарованы консервативной партией. Это христиане, которые против браков между гомосексуалистами. Ортодоксальные католики и обычные люди, которые в социальном плане вообще разочарованы политиками».


«То, что беженцы представляют собой большую проблему, которую предстоит решить республике, — верно. И это задача не только для федерального правительства, но и для федеральных земель и для местных властей. Большинство немцев — и на востоке тоже — приветствуют беженцев», — говорит Функе.


Впрочем, он критически относится к тому, как власти Германии справляются с интеграцией иммигрантов.


«Возникает языковой барьер. Здесь, в Берлине, мы не особенно преуспели. В таких регионах, как Саар, у них получилось, но в некоторых частях бывшей ГДР фронты более поляризованные. Разумеется, это непростая задача — интегрировать более миллиона человек», — признает Функе.


Ксенофобия


Профессор ссылается на 50-е и 60-е годы. Когда сначала приехали греки и итальянцы. Потом в Германию в поисках работы тысячами устремились югославы и турки.


«Отличие от прежней массовой миграции состоит в том, что тогда мы попросили их приехать. А сейчас сюда хотят приехать люди, которые терпят бедствие. Некоторые говорят о параллельном обществе. Я это мнение не разделяю. Хороший пример — районы Кройцберг и Нойкёльн — здесь, в Берлине. Разумеется, эти районы изменились. Но важно то, что там нет никакого параллельного общества. Там все работает, а иммигранты прекрасно интегрированы», — говорит Функе.


«История показывает нам, что второе и третье поколение хорошо интегрированы. Но это требует времени».


Функе убежден в том, что 99% мусульман в Германии соблюдают немецкие законы и хотят жить на своей новой родине мирно.


— Проблему представляют политические оппортунисты, расисты и дилетанты, которые пытаются натравить людей друг на друга. Реальность такова, что у Германии и Европы не было выбора. Беженцы — те, кто бежал от войны и преследований. Большинство — около 80% всех немцев — положительно относятся к тому, чтобы дать защиту людям, бежавшим от войны и гражданской войны.


— А что это такое — политический феномен «Альтернатива для Германии»?


— АдГ не имеет никакого отношения к нацизму. Партия — феномен, который возник после того, как Германии пришлось платить по счетам после кризиса евро и платить за Грецию, Италию и Испанию. Простым немцам сложно понять, что нам пришлось взять на себя эти счета, потому что никто другой этого сделать не мог.


— Другое измерение — ксенофобия. Многие думают, что ислам и террор — одно и то же. Они забывают о том, что сегодня в Германии проживает около пяти миллионов мусульман. Нас, немусульман, 77 миллионов. 99% мусульман не хотят ничего иного, кроме как хорошо жить, как и большинство других немцев.


— Третье измерение, объясняющее феномен АдГ — исламские салафиты (настроенные фундаменталистски сунниты-исламисты — прим. Dagbladet). Они ведут к созданию фашизма. А ответная реакция — «мы и они», — говорит Функе.


Скептическое отношение к ЕС


Функе характеризует «ПЕГИДУ» как шайку классических правых экстремистов, в то время как сама «ПЕГИДА» утверждает, что она — подлинный голос народа.


При канцлере Ангеле Меркель (ХДС) Германия была олицетворением гарантии объединенной Европы. Сейчас немцы начали задавать вопросы по поводу ЕС.


— Я положительно относился к Европейскому союзу. Но большинству немцев надоело, что всем, до мельчайших деталей, руководят из Брюсселя. Мы не хотим федеративного европейского государства, похожего на США. Мы — АдГ — хотим демократии. Дискуссия о ЕС и демократии — это хорошо, и мы ни в коем случае не должны забывать про демократию не местах. Если не будет реформ, я стану относиться к ЕС скептически. Сегодня к ЕС перешло слишком много власти, которая раньше была у национальных государств. В немецком обществе растет скепсис по отношению к тому, что нынешний ЕС — действительно наше будущее», — говорит Гётц Фрёмминг.


— А борется ли «Альтернатива для Германии» еще за что-то, или она только против иммигрантов?


— Иммиграция — это самое главное. Что касается других вопросов, то в АдГ много разных мнений. Мы — новая партия, предлагающая новые решения. За нас голосовали и консерваторы, и либералы. Мы — современная партия, которая считает, что для живой демократии важна индивидуальная свобода. Мы разные, но разделяем многие ценности. Общим знаменателем для нас является то, что нам не нравится ислам, — говорит Фрёмминг.


Он понимает причины террора


На рождественской ярмарке в Берлине те, кто продает рождественские сладости, еду и напитки и рождественские подарки ручной работы, тоже не особенно разговорчивы. Они вежливо, но весьма решительно качают головой и явно дают понять, что им надоели журналисты с разных концов света, которые хотят услышать их историю.


Димитрис — исключение. Он — грек, ему под шестьдесят, живет в Берлине последние 15 лет. Делает все, что может, соблазняя туристов немецкими вифлеемскими звездами из дерева и бумаги домашнего изготовления.


«То, что произошло здесь в прошлом году, ужасно. Погибли и пострадали невинные люди. Это было совершенно бессмысленно», — говорит Димитрис, который разрешает себя фотографировать, но просит не называть фамилию.


После долгих раздумий Димитрис говорит:


«Я в некотором смысле понимаю, почему мусульмане так разозлены. Мы бомбим их родные места. Каждый день погибают невинные люди. Я понимаю, но не оправдываю террор».


Террор в Германии


• Февраль 2016 года: Арестовано четверо мужчин — изначально выходцы из Алжира. Подозревались в планировании террористической атаки в Берлине.

• Февраль 2016 г.: 15-летний немецкий юноша марокканского происхождения напал с ножом на полицию в Ганновере. Прокурор Нижней Саксонии считает, что нападение было «мученической акцией», связанной с террористической организацией Исламское государство (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.ред.).

• Июнь 2016 г.: три человека, симпатизирующих ИГИЛ, арестованы в Северном Рейне-Вестфалии, Баден-Вюртемберге и Бранденбурге. Они планировали теракт в Старом городе в Дюссельдорфе.

• Июль 2016 г.: 17-летний беженец из Афганистана с топором и ножом напал на пассажиров поезда недалеко от Вюрцбурга. Пострадало пять человек. Был застрелен полицией. На видео, обнаруженном полицией, парень называет себя «воином ИГИЛ».

• Июль 2016 г.: 27-летний сирийский проситель убежища напал на людей на главной площади в Ансбахе в Баварии во время музыкального фестиваля. Пострадали 15 человек. Мужчину собирались депортировать в Болгарию. Он лечился у психиатра. Ответственность за теракт взяла на себя ИГИЛ.

• Сентябрь 2016 г.: Служба безопасности в Шлезвиг-Гольштейне арестовали трех сирийцев. Они подозревались в планировании теракта от имени ИГИЛ. Мужчины 17, 18 и 26 лет по-прежнему находятся в предварительном заключении.

• Октябрь 2016 г.: 19-летний сириец арестован в Берлине. Его подозревают в планировании терактов в Берлине.

• Декабрь 2016 г.: 16-летний сирийский беженец арестован в Кельне. Якобы, был в чате с ИГИЛ и планировал похищение людей и теракты.

• Декабрь 2016 г.: Тунисец угнал грузовик и врезался в толпу на рождественской ярмарке на площади Брайтшайдерплац в Берлине. 12 человек погибли, 56 были серьезно ранены. Преступнику — Анису Амри — удалось скрыться. Через четыре дня он был застрелен в Италии. Его собирались высылать и депортировать на родину, в Тунис.

• Февраль 2017 г.: Полиция Баден-Вюртемберга арестовала 21-летнего мужчину. Якобы, он планировал исламистскую атаку в Германии.

• Июль 2017 года: 26-летний палестинец напал на нескольких человек в супермаркете в Гамбурге. Вооруженный кухонным ножом, он убил одного и ранил семь человек. Палестинец был известен немецким властям как радикальный исламист.

• Сентябрь 2017 г.: Родившийся в Германии сторонник ИГИЛ арестован полицией. Планировал теракт против полиции в Нижней Саксонии. Немецкая прокуратура считает, что он пытался заманить полицейских в ловушку.

• Октябрь 2017 г.: 19-летний сирийский исламист хотел убить как можно больше людей и начал делать бомбу. Спецназ арестовал парня в Шверине в федеральной земле Мекленбург-Передняя Померания.