Если судить по выданной родителям программке, вечерний концерт был посвящен 20-летию музыкального кружка Раменского (по всей стране насчитываются тысячи таких, как он). Девочки 7-12 лет с венками на головах исполнили на сцене «Мама, Россия Мама». «Кто заставил плакать святые иконы?— Драконы Америки, Европы драконы. В Сербии, в Сирии плачут иконы, И на Донбассе слезы и стоны. Разве в Брюсселе не учатся в школе? Нет вам победы на русском поле», — пели белокурые девчушки 7 декабря.


Сзади транслировался патриотический клип: истребители, оставляющие в небе след в цветах российского триколора, министр обороны Сергей Шойгу, следящий за парадом на Красной площади Владимир Путин, пылающие здание Рейха… В зале родители отбивали такт песни. Дети же были на седьмом небе.


Никто (или почти никто) в России не имеет ничего против таких семейных мероприятий. Более того, депутаты Госдумы торопятся поставить подпись под законопроектом о «принципах государственной политики в области патриотического воспитания». Один из его авторов Анатолий Выборный стремится привить молодежи гордость за героические подвиги отцов и дедов.


Это первый случай того, что «государство регламентирует, как нужно любить Родину, — отмечает политолог Валерия Касамара. — В 2016 году на эти цели было выделено 1,66 миллиарда рублей до 2020 года. В проекте, который в скором времени будет передан на рассмотрение парламента, содержится рекомендация о позитивной подготовке граждан к защите страны и военной службе».


Нарушается такое единодушие редко. Психолог Ирина Катина-Ярцева как-то с удивлением узнала от девятилетнего сына Максима, что тот недавно позировал для школьного фото в форме и с оружием в руках. Разгневанная мать позвонила директору Ирине Григорьевне. Та была раздосадована возражением и заявила, что Ирина подрывает ее проект и делает заложниками поддерживающих его родителей. «Я была в ужасе от того, что они не возражали против такого фото, и что мой сын был очень рад. Я потратила уйму времени, чтобы объяснить ему суть этого больного карнавала», — рассказывает Ирина, которой пришло немало гневных сообщений на Фейсбук. «Думаете, лучше ваш сын превратится в девочку, чем пойдет в армию? А если ему когда-то придется защищать родину, вы спрячете его под юбкой?», — написала ей другая мать. На вопрос «Фигаро» директриса ответила, что мы, видимо, хотим «разжечь скандал». «Вам кажется странным прославление национальных героев?», — заявила она перед тем, как бросить трубку.


По словам Андрея Демидова из профсоюза «Учитель», за патриотической школьной волной стоит не только власть (главным образом посредством Российского военно-исторического общества), но и рвение директоров, преподавателей и местных чиновников. «В узком кругу родители признают, что школа должна быть направлена на изучение наук, а не на повторение военных песен. Как бы то ни было, в конечном итоге они предпочитают следовать за тенденцией и не вступать в конфликт с государством», — отмечает он. Тем более, что дети это обожают. Они «проявляют большой интерес к военной службе и хотели бы служить в вооруженных силах. Это очень престижно», — говорит Павел Панкин, директор и учитель истории в московской школе № 1741.


Любимый праздник детей — 9 мая, день Победы в Великой Отечественной войне. Ему предшествуют школьные спортивные соревнования, которые напоминают подготовку к военной службе. Как и во времена комсомола, школы участвуют в шествиях «Бессмертного полка», где каждый несет портрет погибшего в борьбе с нацистскими захватчиками предка. В числе вновь зарегистрированных участников оказался и некий Владимир Путин, главнокомандующий вооруженными силами, которого прозвали «дядей Вовой» в музыкальном клипе, снятом депутатом Госдумы (в нем участвуют дети в камуфляжной форме). Впервые его показали в школах во время начала занятий этой осенью.


Преподаватель московской школы № 1765 Тамара Эйдельман уверена, что «эти военные марши не имеют ничего общего с патриотизмом». В своей школе эта учительница, называющая себя «нетипичной», вместе со своими коллегами пытается избежать визитов десантников и «дурацких конкурсов». Она гордится тем, что воспитывает «нормальных людей», а не «будущих солдат». Как бы то ни было, она опасается, что у нее не получится устоять перед патриотической волной в обстановке нарастающего бюрократического давления. В других школах страх уже победил, а ее коллеги были вынуждены прогнуться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.