Что такое «Убер» (Uber)? Стандартный ответ: технологическая компания, создавшая приложение, которое за деньги помогает людям добраться из точки «а» в точку «б». И вроде бы все так и есть.


Но, согласно решению высшего суда Европейского союза, этот ответ является неверным. Независимо от того, нравится это «Убер» или нет, они — официально говоря, транспортная компания.


Следствием этого уточнения является то, что в пределах ЕС компания будет регулироваться так же, как любая другая транспортная компания. Это очень важно для «Убер» (которому теперь придется работать по различным правилам европейских городов для транспортных компаний), и это очень важно для платформ, которые, как и «Убер», зависят от труда людей с неполной занятостью.


Последствия для «Убер» следующие: постановление «ставит значительно большую регуляторную нагрузку на компанию в европейских городах, а также может серьезно ограничить их рост в зависимости от города» — говорит профессор Арун Сундарараджан (Arun Sundararajan), профессор Школы бизнеса в Нью-Йорке, автор книги «Экономика обмена: Конец занятости и рост краудбазового капитализма» (The Sharing Economy: The End of Employment and the Rise of Crowd-Based Capitalism). Как это может помешать «Убер» расти теми же темпами, которые он имел в прошлом? Если, например, город имеет ограничение на количество профессиональных водителей, то правило будет применяться и к американскому стартапу. То же самое касается законов любого города, требующих, чтобы водители считались служащими, а не подрядчиками, что вынуждает компанию либо покинуть населенный пункт, либо убедиться, что водители имеют должную квалификацию.


В комментарии, который представители «Убер» дали по электронной почте, компания настаивает на том, что решение не сильно изменит способ ее функционирования в Европе. Генеральный директор Дара Хосрушахи (Dara Khosrowshahi) заявлял в твиттере, что решение «не является проблемой, поскольку мы уже изменили наш подход в ЕС, чтобы следовать законам о транспорте и работать с профессиональными водителями». Он имеет в виду, что единственной проблемой была конкретная услуга — «УберПоп» (UberPop), позволявшая работать водителям без лицензии такси. Ее действие уже приостановлено в большинстве крупных европейских городов.


С точки зрения пиара имеет смысл для «Убер» делать хорошую мину при плохой игре. Но постановление и правда может быть для американского стартапа большой проблемой. «Это важное решение для „Убер", но, учитывая все, что происходит в жизни компании, возможно, это не самый значительный удар, который они получили в этом году» — говорит Сундарараджан. 2017-й, несомненно, был напряженным годом для их пиарщиков, которые должны были сделать все возможное, чтобы нивелировать скандалы вокруг руководства, слухов о сексуальных домогательствах, иски о расовой и гендерной дискриминации и прочие неприятные вещи. «Убер» также запрещали в Лондоне. Это отнюдь не позитивная серия событий для компании, которая, как сообщается, хочет стать публичной в 2019 году, а Сундарараджан говорит, что развитие «Убер» — «безусловно, самая сложная задача руководителей в этой области».


Одной из многих проблем этой работы является изменение имиджа компании, сформированного Трэвисом Калаником (Travis Kalanick), предшественником Хосрувшахи, который под давлением членов правления покинул свой пост минувшим летом. «Стиль взаимодействия Трэвиса Каланика был более агрессивным — говорит Сундарараджан. — Но Дара Хосрушахи пытается создать «более добрый, мягкий» «Убер», который старается завоевать общественное доверие. В этой связи для компании важно не вступать в конфликты с контролирующими структурами».


Постановление также имеет последствия, важные для всех компаний в данной сфере. Принимая решение рассматривать «Убер» как транспортную компанию, высший суд ЕС подразумевает, что аналогичные платформы, такие как «Эйрбиэнби» (Airbnb), должны регулироваться в Европе аналогично. Это означает, что компании, зависящие от независимых подрядчиков (которые обычно получают меньше льгот и правовой защиты как в ЕС, так и в США) должны будут нанимать людей в качестве штатных сотрудников.


Суды США все еще не приняли решения по этим вопросам. Я разговаривал с Шенноном Лиссом-Риорданом (Shannon Liss-Riordan), юристом, который представлял водителей «Убер» в Калифорнии и Массачусетсе, которые говорят, что их следует классифицировать как сотрудников, а не подрядчиков. Хотя решение ЕС не имеет никакого отношения к судам США, Лисс-Риордан говорит: «Я думаю, что оно важно, потому что это другой суд, который установил, что „Убер" является транспортной, а не просто технологической компанией, и это повлечет значительные последствия».