Мы не согрешим против истины, если скажем, что классическая русская литература является настоящим вкладом России в развитие мировой культуры. Русские писатели создали большое количество литературных шедевров, которые по-прежнему занимают видное место в мировой литературе. Этот факт признает каждый знаток литературы, имеющий доступ к увлекательному миру, миру чувств и трагедий, богатому человеческими, моральными и духовными ценностями, которые присущи всем людям, независимо от их расы, религии и культуры. Именно поэтому они до сих пор понятны и интересны любителям настоящей литературы. Когда западный читатель знакомился с русской классической литературой второй половины XIX века, он неизбежно влюблялся в неё. Прошло не так много времени, как в Европе, а затем и в Америке появились литературные критики, и большое количество западных писателей научились техникам письма.


Прошлый век был веком классической русской литературы в романах, рассказах, театре и кино. Это был век Толстого, Достоевского и Чехова, и ни в одной стране мира писательские произведения не могли избежать влияния этой вдохновляющей литературы, шедевры которой были переведены на более чем 170 языков мира и успешно экранизированы в Голливуде и остальном мире. Достаточно сказать, что всего было снято более 234 фильмов, создание которых было вдохновлено рассказами и пьесами Антона Чехова. Русская классическая литература — это литература «вечных тем». Русские писатели пытались ответить на главные экзистенциальные вопросы о смысле жизни, природе человека, добре и зле и существовании Творца. Каждый пытался ответить на эти вопросы по-своему и создать образ типичного героя своего времени.


Мы не можем понять Россию и образ мышления россиян, не ознакомившись с произведениями упомянутых и других русских писателей. С тех пор политическая, экономическая, социальная и культурная реальность значительно изменилась в результате бурных событий современной истории, но русский дух остался почти таким же, каким он был в эпоху расцвета русской литературы в XIX веке, поскольку изменить человека гораздо сложнее, чем окружающую его действительность.


Человек, любой человек, не меняется, разве что очень медленно. Так, за 73 года идеологической работы большевики не смогли создать советского человека, который бы соответствовал их ценностям. Таким образом, мы поймём сегодняшнюю Россию и российский менталитет, только если обратимся к классической русской литературе, то же самое можно сказать в отношении остальных народов мира, так как настоящая литература отражает духовный мир любого народа.


Русская литература открывала двери в российскую действительность, позволяя узнать чаяния, амбиции, надежды масс, а также познакомиться с прогрессивными идеями эпохи, которые сыграли ключевую роль в формировании коллективного сознания, противостоящего тирании и желающего свободы и социальной справедливости. Они и создали благоприятную атмосферу для будущих революций (в феврале и октябре 1917 года). Свидетельством тому является то, что лидер большевистской революции Владимир Ленин написал четыре статьи о литературе и взглядах Льва Толстого, его влиянии на русскую и мировую литературу, вклад в просвещение и мобилизацию российского общества. Одна из этих знаменитых статей называется «Лев Толстой как зеркало русской революции». Ленин часто нападал на своих противников, сравнивая их с нелюбимыми, маргинальными персонажами из русской литературы.

 

© Анастасия Кончаковская
Скульптуры героев рассказа А.П. Чехова "Дама с собачкой" на набережной Ялты

 

Русские писатели всегда были учителями народа и «инженерами человеческого духа». Их литературные произведения служили интеллектуальной и духовной пищей для культурных элит. Так как политическая оппозиция и все средства выражения мнения серьезно подавлялись правящим режимом, литература стала единственной отдушиной для интеллектуалов. Возможно, именно эта великая роль русской литературы привела к тому, что российские власти стали использовать ее в качестве политического оружия в собственных интересах и целях.


Русские цари и кремлевские правители с жадностью читали литературные произведения — не потому, что они любили чтение, а потому что хотели отделить разрушительные для существующего режима работы от тех, что могли бы использоваться для укрепления их власти. Они пытались превратить литературу в мощный политический инструмент, и ниже мы увидим, как происходила политическая вербовка важнейших произведений классической русской литературы.


Царь — цензор поэзии Пушкина


Величайший русский поэт Александр Пушкин (1799-1837) не был согласен с царской властью и поддержал восстание 14 декабря 1825 года против восхождения Николая I на престол. После прихода к власти последний стал личным цензором произведён й Пушкина и запрещал публикацию некоторых из них. Поэт страдал из-за ограничений. Говорят, что власти стояли за его смертью в дуэли, ловко запланированной императорским дворцом, чтобы избавиться от поэта.

 

Посетители на открытии Центра русского языка «Институт Пушкина» в Париже


Советский режим высоко ценил произведения Пушкина, в которых он воспевал свободу и справедливость и критиковал царскую власть (Самовластительный злодей! Тебя, твой трон я ненавижу), а также его поддержку декабристов — участников восстания в декабре 1825 года. Большевики также хвалили романтическую поэму «Гавриилиада», написанную поэтом в молодости, в 1821 году. Поэма представляет собой хорошую пародию на некоторые библейские сюжеты о Еве, Адаме и Деве Марии и содержит большие эротические отрывки о любви и женской красоте. Тем самым цель советского режима состояла в том, чтобы убедить читателя в том, что Пушкин был атеистом, и это довольно привлекательная трактовка чудесной поэмы с ее поразительными образами и изящными характерами, в которой отражена гениальность Пушкина. Что касается его патриотических стихов, в которых прославляется царская Россия, таких как «Клеветникам России» и «В надежде славы и добра», то советская власть утверждала, что они были написаны поэтом под давлением царской цензуры.


При Путине мы наблюдаем совершенно противоположную советской оценку поэзии Пушкина. Нынешний режим рассматривает патриотические стихи Пушкина, восславляющие великую Россию, в качестве истинного поэтического достижения. Тем временем его стихи в защиту свободы и справедливости, декабристов, угнетенных в России и во всем мире, а также подражание Библии в глазах нынешнего режима, являются проявлением юношеской глупости и ужасными ошибками поэта. Власти утверждают, что сам поэт сожалел о написании этих стихотворений.


Царь Лев Толстой


Писатель и издатель Алексей Суворин (1834-1912) написал в своем дневнике 29 мая 1902 года: «Два царя у нас: Николай Второй и Лев Толстой. Кто из них сильнее? Николай II ничего не может сделать с Толстым, не может поколебать его трон, тогда как Толстой колеблет трон Николая и его династии. Его проклинают, Синод имеет против него свое определение, Толстой отвечает, ответ расходится в рукописях и в заграничных газетах. Попробуй кто тронуть Толстого!»


Влияние гиганта русской литературы не ограничивалось просвещенными слоями общества, а распространялось на большую его часть. Даже простой крестьянин, который не мог читать и писать, знал, что Толстой — великий писатель и общественный реформатор.

 

Этюд художника Пастернака "Толстой в Яснополянском кабинете"


Отношения Толстого с Русской Православной Церковью были плохими. Он говорил, что религия — это чистая вода, но священнослужители загрязняют ее, а затем говорят народу: «Приди, выпей этой воды».

 

Толстой выявил ложь духовенства, церкви, обвинил их в том, что они не поддерживали бедных, а были заодно с царями и несправедливостью. В результате, писатель был отлучён от церкви в 1901 году.


Разумеется, советские власти считали плохие отношения между Толстым и церковью положительным моментом. Сегодня режим Путина, связанный с Русской православной церковью, придерживается противоположного взгляда и считает позицию Толстого по отношению к Церкви крайне негативной. Ярчайшей попыткой Путина сблизиться с Церковью было то, что государство проигнорировало столетнюю годовщину со дня смерти Толстого (1910-2010) в духе православных патриархов, которые отказались пересмотреть решение об отлучении Толстого, несмотря на признание его гения.


Достоевский между Сталиным и Путиным


Сталин страстно любил читать. В его личной библиотеке в Кремле было около 30 тысяч книг, а его загородная библиотека содержала около 10 тысяч книг из различных областей знаний, в том числе самые важные российские и зарубежные литературные произведения. Он часто использовал цитаты из произведений великих русских писателей и поэтов, но не мог простить Достоевскому его роман «Бесы». Роман, опубликованный в 1872 году, был переведен с французского на арабский язык Сами Ад-Даруби в шестидесятые годы прошлого века под названием «Заклейменные». Бесами писатель называл политиков, одержимых насилием, тех, кого коснулся дьявол.

 

Пресс-показ спектакля "Бесы" на сцене Театра имени Вахтангова


«Бесы» — один из лучших политических романов, посвященных взаимоотношениям революционных оппозиционных организаций с правящим классом Российской империи, в котором Достоевский демонстрирует беспрецедентную психологическую глубину, степень популярности левых идей в российском обществе и трагический конфликт между классами общества. Роман осуждает кровопролитие и сжигание домов как средства, чтобы добиться перемен, и высмеивает оппозицию и либералов. Это произведение представляет собой пророчество автора, который предвидел отрицательные аспекты большевистской революции до того, как она произошла. Таким образом, роман был запрещен в Советском Союзе и социалистическом лагере в целом. Большевики всеми силами пытались затмить величие Достоевского и не переиздавать этот роман, как и многие другие его литературные произведения.


Большевики также запретили публикацию дневника писателя, в котором он осуждал революционный радикализм. «Записки из мертвого дома» Достоевского подверглись серьезной критике, поскольку места заключения в царскую эпоху напоминают о заключенных в советских концентрационных лагерях.


Достоевского беспокоили такие явления как атеизм, распущенность и упадок, поэтому автор «Преступления и наказания» был реакционером в глазах правящей партии. Она обвиняла его в пессимизме, враждебном отношении к революции, иррациональности и религиозности. По этим же причинам сегодня Достоевский является самым любимым писателем Путина.


«Преступление, наказание», «Идиот», «Бесы» и «Братья Карамазовы» — это не просто романы, а предвестники того, что может случиться с Россией, если она не вернется к своим корням, то есть эпохе предшествующей царствованию Петра Великого.


Политическое применение идей Достоевского


У путинской России нет привлекательной глобальной идеологии, той, что была у Советского Союза, противостоящего капиталистическому Западу, поэтому она обращается к идеям некоторых русских писателей и философов, которые могут быть использованы в политических целях.

 

День Достоевского в Санкт-Петербурге


Под прицелом камер и во время встреч с писателями и поэтами Путин, в отличие от Сталина, кажется, очарован Достоевским и пытается использовать роман «Бесы» для борьбы как с либеральной, так и левой оппозицией, а также чтобы обеспечить себе поддержку российских избирателей, большинство из которых по-прежнему восхищаются гениями классической русской литературы.


Это кажущееся восхищение Достоевским побудило политиков и журналистов в западных странах полагать, что Владимир Путин верит в идеи писателя. Однако мы понимаем, что это просто эксплуатация некоторых аспектов работы великого писателя в интересах правящего в России режима, которые советская власть, наоборот, критиковала. Так, к примеру, великий писатель считал, у России есть великая миссия, которая заключается в освобождении славянских народов и объединении их под руководством России. Сейчас Путин пытается достичь этой цели с помощью Православной Церкви, а также продвигает те взгляды и идеи Достоевского, которые отвечают стремлению Путина к восстановлению Россией статуса сверхдержавы.


Во время русско-турецкой войны (1877-1878) Достоевский утверждал, что война может быть необходима, если за ней последуют свобода и спасение. Также он выражал надежду на восстановление Византийской христианской империи.


«Царь для народа не внешняя сила, не сила какого-нибудь победителя…, а всенародная, всеединящая сила», — пишет Достоевский в своих мемуарах.

 

Что привлекает Путина в Достоевском, так это не глубоко психологические романы великого писателя, а его увлечение Византией, то, что в романе «Братья Карамазовы» он отстаивает точку зрения православных, которые мечтают о победе Церкви и исчезновении революционного атеизма, который ставит под угрозу роль и влияние церкви в обществе.

 

Актриса Нина Змиевец в роли Грушеньки в сцене из балета "Карамазовы"


Однажды на встрече между Путиным и местными губернаторами он рекомендовал им прочитать романы Достоевского. «Вы должны прочитать статьи Достоевского об афро-азиатском факторе в российской политике, — сказал он. — Это очень интересно, как будто было написано сегодня». Этот совет может показаться очень странным. Какова связь между тезисами, написанными примерно полтора века назад, и административным управлением территорий во втором десятилетии двадцать первого века? Достоевский был очень чувствителен к либеральным и нигилистическим течениям, охватившим российскую и западную культуру, и совет Путина был явным призывом к нетерпимости к таким течениям.


Путин не часто цитирует Толстого, предпочитая слова Достоевского, который верил в превосходство России, что полностью противоречит вере Толстого в универсальность человеческого опыта, независимо от национальности, культуры и религии. Путин выбрал Достоевского, который считал Россию самой духовно развитой страной. В то же время российский президент уделяет внимание не только идеям Достоевского. Так, он часто ссылается в своих выступлениях на заявления российских философов, таких как Соловьев и Бердяев, и в особенности Ильин, оказавшихся под влиянием националистических идей Достоевского.


Что касается Толстого, то был патриотом, который любил свой народ, но не признавал превосходство русских над другими народами, что очевидно на примере «Войны и мира». Он верил, что у каждого из народов мира своя уникальная культура.