В Туркмении за последние 10 — 15 лет получило распространение такое явление, как одинокие матери, которые, вроде бы, и чьи-то жены, но на самом деле, с точки зрения закона, никто. Они растят детей — кто одного, кто двоих, живут где придется, часто не имея постоянной крыши над головой, нигде не работают и едва сводят концы с концами. Все эти женщины когда-то вступили в брак по мусульманскому обряду никах, а впоследствии узнали, что не имеют никаких прав претендовать ни на жилплощадь супруга, ни на алименты на детей. Несмотря на то, что количество несчастных браков растет, свадьбы по обряду никах в Туркмении набирают популярность.


***


Внимание, туркменско-русский словарь дает название обряда никах без буквы «х» на конце — ника, поэтому далее мы будем придерживаться такого написания.


***


В Ахалском велаяте (основная административно-территориальная единица в некоторых странах Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока — прим. ред.) едва ли не каждая вторая женщина вышла замуж, пройдя лишь через обряд ника. Это когда союз двоих от имени Аллаха благословляет мулла. В ЗАГСе брак не регистрируют, обычно не делают и свадебного тоя (девичник — вечерника накануне свадьбы, — прим. ред.). Мужчина находит себе малообразованную невесту в каком-нибудь отдаленном колхозе или ауле и вот так, через ника, женится на ней. Девушка не понимает, что без регистрации отношений в государственном органе такой брак не является действительным, и соглашается выйти замуж. Последствия не заставляют себя долго ждать, и невестку, если она по каким-то причинам не пришлась ко двору, могут прогнать как родители ее мужа, так и сам муж».


У трех сестер из Ак-Бугдайского района, вышедших замуж через мусульманский обряд, на троих шестеро детей, но только одной из них муж финансово помогает. Мужья второй и третьей живут отдельной жизнью и думать забыли как о своих бывших (женах), так и об их общих детях. Сестры сообща оплачивают небольшую съемную квартиру в столице, одна из женщин неплохо шьет и берет заказы, другая смогла устроиться в частный магазин, третья по образованию медсестра, работает в поликлинике. И это счастье, что все три женщины имеют заработок и в состоянии содержать детей. Но немало таких, кто оказался на обочине жизни. Они и в отчий дом не могут вернуться, и на работу устроиться, чтобы кормить себя и своего ребенка, и живут где придется.


Источники в Дашогузском, Лебапском и Ахалском велаятах подтверждают, что подобное явление имеет место быть и распространено повсюду в стране. «Государство делает вид, что проблемы нет, и ничем не помогает одиноким матерям, — сообщил источник из Ашхабада. — А проблема на самом деле существует! Иначе откуда столько неофициальных браков и столь же неофициальных разводов?»


Дело в том, что размеры калыма за последние полтора десятка лет настолько выросли, а аренда помещений под свадебное мероприятие так подорожала, что жениться по правилам может себе позволить далеко не каждый. Легче уговорить девушку сбежать из родительского дома, обещая ей супружескую верность и заботу. Всегда найдется недобросовестный мулла, который закроет глаза на отсутствие в паспортах печати ЗАГСа и проведет ника. А девушка что? Она наивно верит, что вышла замуж. Глаза открываются позже, когда уже и ребенок на свет появляется, а то и не один. Она вдруг узнает, что не единственная у своего так называемого мужа. К свекрам обращаться бесполезно, они встают на сторону сына, обвиняют во всем невестку. Тут-то и она понимает, что сама виновата, да поздно… Кто-то мирится с ролью второй жены, особенно если идти некуда, а кто-то не хочет быть на вторых ролях и уходит в никуда…»


Источник в Дашогузе сообщил, что и 20, и 30 лет назад у сильных мира сего были вторые жены. С ними даже той устраивали, чтобы пустить пыль в глаза общественности и помириться с родителями невесты, которая пошла против воли отца и матери и ушла из дома без их согласия. Но если раньше «башлыки», судьи и прокуроры заводили вторую семью и содержали ее, потому что деньги некуда было девать, то сейчас распространена кража невест, и происходит это от безденежья потенциальных женихов и их родителей.


«Сторона невесты требует уплаты калыма в американской валюте и именно в том размере, который негласно установлен в данной местносиит, — сообщил источник из Дашогуза. — Скажем, на севере велаята, в его самых бедных населенных пунктах, сумма калыма колеблется в пределах 1 тысячи 300 — 1 тысячи 500 долларов. Деньги для семьи немалые. Кроме калыма, нужны средства для проведения собственной свадьбы и девичника, а также для приданого невесте. Что делать парню, у чьих родителей таких денег нет, — идти и просить девушку уйти к нему без родительского благословения». В центральном регионе страны калым выше в 3, а то и в 4 раза.

 

Обряд ника становится все более популярным у туркменов. Если в советский период и в начале независимого становления Туркмении это была, скорее, дань мусульманским традициям, которая не отменяла официальную регистрацию брака и проводилась тайком, то теперь муллы совершают ника и без похода в ЗАГС. «Вообще муллам запрещено проводить мусульманский обряд, если нет штампа в паспорте, но некоторые все равно идут на это, в том числе и за деньги, такса — 500 манатов (около 150 долларов — прим. ред.), — сообщил источник в Ахале. — Мужчины настаивают на ника, убеждая невесту, что раз мулла благословил, значит, брак настоящий. Девушка соглашается и в итоге попадает в настоящую ловушку. Ведь если что случится, то она ни на алименты не сможет подать, ни даже фамилию отца ребенку дать без официально установления его отцовства. Она просто не будет считаться замужней женщиной».


Этот же источник рассказал такую историю. Встречались парень с девушкой. Он ее соблазнил. Девушка в отчаянии, она просит друга решить проблему. Тот предлагает: уходи из дому, сделаем ника, но никакой свадьбы! Мать парня открыто заявляет: пусть живет, не понравится — выгоним, но прописывать к себе не буду! Получается, что молодая женщина с самого начала становится бесправной. Далеко не у каждой хватает мужества проявить характер и потребовать от сожителя зарегистрировать брак, как положено. Так и живет в постоянном страхе, а не бросит ли ее любимый, не женится ли официально на другой, не заведет ли вторую, такую же, как она, через ника…


Власти закрывают на проблему глаза. Ни в школах, ни в средних специальных учебных заведениях не проводится на сей счет никакой просветительской работы. Нет в стране и неправительственных женских организаций, которые бы на местах организовывали таких женщин и оказывали им помощь и поддержку. Общественно-политическая организация Союз женщин Туркменистана подобными вопросами не занимается, по крайней мере, по словам источников из разных регионов, они не знают ни одного случая, когда бы эта организация разбиралась с проблемами одиноких матерей или обманутых и брошенных женщин.


«У меня растут две дочери, — написала соотечественница из Ахалского велаята. — Старшей — 16 лет. Вижу, что у нее и ее подруг есть какая-то романтизация отношений между парнем и девушкой, совершивших ника. Обряд возводят в какую-то моду. На втором месте стоит пышный той, а вот необходимость регистрации брака отходит на третий план. Меня это очень пугает, и я не знаю, как мне донести до своих девочек, что, выходя замуж по всем правилам, они находятся под защитой закона, государства, а ника их ни от чего и никогда не защитит…»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.