Когда я спросил: «Зачем?» — он ответил: «Чтобы читать стихи Анны Ахматовой в оригинале».


Анна Ахматова (1889 — 1966) — одна из самых выдающихся поэтесс русской литературы XX века и, несмотря на это, одна из тех, кто пострадал от террора, который в свое время бушевал по всей стране. Ее первый муж был расстрелян по обвинению в антирежимной деятельности, ее сын, который, как считалось, так же опасен, как его отец, значительную часть своей жизни провел в тюрьме. Ахматова вспоминала, как однажды она принесла передачу своему сыну: «В страшные годы террора я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то узнал меня… Женщина спросила меня на ухо: "А это [то, что нам приходится терпеть] вы можете описать?" Я сказала: "Могу". Что-то вроде улыбки скользнуло по ее лицу».


После 1925 года на издание произведений Ахматовой был наложен запрет. Считалось, что они не соответствуют революционным идеям. Ахматова жила в нужде и терпела лишения до 1956 года. При Хрущеве ее стихи снова разрешили печатать.


Или, например, Константин Мельников… В начале XX века один ученый и педагог, заметив влечение этого мальчика из бедной семьи к рисованию, помог ему поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Уже через несколько лет после Октябрьской революции Мельников вошел в число самых значимых архитекторов. После смерти Ленина ему поручили создать саркофаг для тела советского лидера. В 1925 году Мельников также получил поручение построить советский павильон на Международной выставке современных декоративных искусств в Париже. Этот проект был признан самым грандиозным творением на выставке и затмил работы ведущих современных архитекторов, в том числе Хоффмана, Ле Корбюзье.


Через некоторое время после возвращения в свою страну Мельников по решению, принятому в союзе архитекторов, сформированном политической системой, был по сути отлучен от профессии и последние годы своей жизни провел в уединении в своем доме.


В тот момент, когда революция, предпринятая для того, чтобы люди жили по-человечески и не подвергались угнетению, стала отдаляться от своей цели, когда место истинных революционеров заняли чиновники, которые заботятся о себе, а не о народе, таким поэтам, архитекторам, как Ахматова и Мельников, не дали возможности продолжать заниматься творчеством. И кто знает, каких шедевров это лишило не только русских, но и всех нас.


Разве нас не должно глубоко печалить и то, что таким же образом в нашей стране притесняют преподавателей, воспитывающих хороших специалистов, ассистентов, которые любят и хорошо делают свою работу? Мы также должны думать о том, какой вклад кто-нибудь из них в свою очередь может внести в повышение уровня нашей страны в науке и искусстве! В таком случае разве последствия отстранения от работы множества наших ученых и учителей (за то, что 380 из них подписали коммюнике о мире) мы не должны анализировать и с этой точки зрения? Проблему нужно не затягивать, а искать способ ее исправить, и идти по стопам не репрессивных, а демократических режимов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.