Дебаты о животных оживились. Британское издание недавно рассказало о выходе четырех книг одновременно. Все они были о том, как, предположительно, живут четвероногие, крылатые и вообще все живые существа, которые не относятся к людям. Одна из них, «Тайная жизнь животных» немца Петера Вольлебена (Peter Wohlleben), издана и по-датски. Другая книга есть лишь на английском языке и называется «Тайная жизнь коров» (The Secret Lives of Cows). Третья рассказывает, что «на самом деле животные думают и чувствуют».


Если прочитать все это, возможно, потом и не захочется вонзать зубы в сочный стейк. Может, в этом — отчасти смысл этих книг. Хотя сами животные ничего не имеют против того, чтобы поедать друг друга.


Любимый партнер


Тема может быть щекотливой, но недавно в Дрездене открылась целая выставка, посвященная ей. Она проходила и раньше, в 2002 году, так что, очевидно, что-то привлекает людей в Немецкий музей гигиены, где идет выставка. Музей построили в 1930 году. Во время Второй мировой войны он был сильно поврежден. Во времена ГДР его восстановили. Архитектура немного напоминает фашистскую, хотя после объединения было многое сделано, чтобы смягчить впечатление.


Основное внимание уделяется домашним животным, то есть тем, которых заводили не с какими-то определенными целями, а в качестве своего рода членов семьи. Их не забивали, они не должны были выполнять тяжелую работу или каким-то иным образом способствовать добыче пропитания для человека, в их обязанности входило лишь быть дружелюбными и понимающими. В каталоге выставки сказано, что многим легче проявлять любовь к животным, чем к людям, кроме того, животные, «как правило», не убегают, «в отличие от супругов, детей и друзей».


В центре нового проекта стоит история домашних животных. Но он многое рассказывает и о людях. Сегодняшние отношения между ними, как и само понятие «домашнее животное», сформировались всего 200 лет назад. Все началось, когда наука обнаружила, что животные могут чувствовать страдание. Можно только удивляться, почему этого не поняли раньше, ведь ни свиньи, ни коровы не идут на смерть добровольно, они издают душераздирающие звуки под ударом ножа или электрического шока.


Вакс и Антон


Любовь к домашним животным, рассказывает выставка, зародилась в викторианской Англии. Не в последнюю очередь королевская семья была известна своими теплыми чувствами к собакам: увлечение, которое, очевидно, передалось по наследству и нынешнему монарху — королеве Елизавете II. Датский королевский дом также питает интерес к этим существам: в 2005 году принц Хенрик написал стихотворение о свой покойной таксе. Другая такса, Вакс, в период с 1968 по 1971 год была повышена до должности национальной собаки, так как ее хозяин, Хильмар Баунсгор (Hilmar Baunsgaard), был тогда премьер-министром. Уффе Эллеман-Йенсен (Uffe Ellemann-Jensen) рассказывает в своих мемуарах, что он, будучи министром иностранных дел, брал свою таксу, «старого и ставшего уже весьма дряхлым» Антона, в парламент Дании на дебаты об американском радаре в датском городе Туле, против которого выступала оппозиция. Пытаясь успокоить критиков, Эллеман-Йенсен сравнил радар со своей собакой: «Он яростно лает, если кто-то идет, но не кусает, так как не может».


Не обязательно быть демократом, чтобы иметь собаку. Конечно, у Уинстона Черчилля, британского премьер-министра во время Второй мировой войны, был пудель, которому дворецкий подавал еду в столовую на настоящем восточном ковре. Но и его величайший враг, Адольф Гитлер, тоже любил свою собаку — овчарку Блонди, которую он убил перед тем, как сам совершил самоубийство в 1945 году.


Сенбернары


Как показывает выставка в Дрездене, для кого-то домашние животные — полноценные члены семьи и «немые поверенные», а другие считают их неполноценными существами, которые должны подчиняться человеку. Самые радикальные противники такого подхода считают, что отношения человека с животными должны целиком и полностью регулироваться потребностями последних. Кролики, например, могут жить в доме, только если он обставлен согласно их вкусу, с особыми лестницами и укрытиями.


А еще животные могут спасать человеческие жизни. И речь не только, как многие думают, о тех сенбернарах с фляжкой алкоголя на шее, которые искали в Альпах людей, заблудившихся среди снегов. Можно вспомнить и канареек, которых шахтеры брали с собой под землю. Если появлялся ядовитый газ, птицы погибали, и это давало рабочим возможность вовремя выбраться самим, рассказывает выставка.


В наши дни домашние животные стали предметом миллиардного бизнеса. Существуют огромные магазины, где можно найти все, чего звери пожелают — или, во всяком случае, чего пожелают их хозяева. Благополучие животных стало деликатным и политически значимым вопросом. Датская народная партия пишет на своей домашней странице, что «к животным нужно относиться как к живым существам, то есть с уважением».


Страна животных


Швейцария, вероятно, делает в этой сфере больше всех других стран. Полвека назад там был принят самый строгий в мире закон в защиту прав животных. Законодательно карается содержание хомяков, морских свинок и попугаев по одному. Все владельцы собак должны ходить на курсы, а если кого-то четвероногого нужно убить, например, для того, чтобы отправить на обеденный стол, это следует делать максимально безболезненно. Смыть золотую рыбку в унитаз — преступление. Конституция Швейцарии говорит не только о человеческом достоинстве, как, например, немецкая, но, с 1990-х годов, еще и о достоинстве животных.


Однако в жители Дрездена — вовсе не фанатичные вегетарианцы. В кафе Музея гигиены подают чили кон карне со свининой и говядиной. Кто знает, экологично ли приготовлено это блюдо. Но ведь свиньи и коровы домашними животными и не считаются.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.