Бабий Яр, представляющий собой лабиринт из оврагов на окраине Киева, где 29-30 сентября 1941 года немецкие расстрельные команды уничтожили 33 771 еврея, является самым мощным символом Холокоста на оккупированных нацистами советских территориях. Но спустя 75 с лишним лет после уничтожения полутора миллионов украинских евреев (это четверть всех жертв Холокоста и половина всех евреев, убитых на территории СССР) Бабий Яр остается сиротой среди других мест памяти о Холокосте.


Сегодня там уже стоят памятники, в отличие от 1961 года, когда Евгений Евтушенко написал свое одноименное стихотворение, привлекшее внимание всего мира к этой трагедии. Их не менее десятка, и посвящены они самым разным группам людей. Там есть памятники евреям, украинским националистам, детям, цыганам. Но все это не отражает в полной мере трагичность произошедших там событий. Не отражает оно и значимость более важных событий, частью которых стали расстрелы в Бабьем Яру. Независимая Украина как минимум дважды предпринимала попытки построить там мемориал, но они не увенчались успехом.


Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр» является очередной такой попыткой. Он может стать знаковым событием в воспоминаниях о Холокосте. На всем постсоветском пространстве нет ни единого музея, посвященного уникальной истории Холокоста на советских территориях. Этот центр, который планируют открыть в 2021 году, обещает стать целым комплексом, где будет ультрасовременный музей с постоянной экспозицией, пространство под открытым небом для размышлений и воспоминаний, образовательная программа, передвижная выставка, архив и исследовательский центр. Говорят, что мэр Киева Виталий Кличко оказал важнейшую поддержку этому проекту и выделил участок земли для строительства центра. Выступая в 2016 году на мероприятии, посвященном запуску проекта, украинский президент Петр Порошенко заявил, что он как украинец и гражданин Украины гордится тем, что вместе с другими украинцами положил начало созданию этого центра. Учредители проекта и его главные спонсоры — а это Михаил Фридман, Герман Хан, Павел Фукс и Виктор Пинчук — хорошо известные фигуры в мире еврейской благотворительности. Благодаря своей работе по созданию центра они заслужили похвалу со стороны руководства вашингтонского Мемориального музея Холокоста и варшавского Музея истории польских евреев. На сегодня сумма обещанных финансовых пожертвований на создание центра оценивается в 100 миллионов долларов.


Натан Щаранский, возглавляющий наблюдательный совет Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» и выросший в украинском Донецке, рассказал мне: «Практически везде, где я жил в детстве, в годы войны были убиты десятки тысяч людей. Их сбрасывали в шахты, замуровывали в штреках. В детстве мы играли прямо там. Но мы, всего за несколько лет до этого потерявшие в этих самых местах так много родных и близких, ничего об этом не знали».


Однако кое-кто на Украине сомневается в необходимости строительства мемориала Холокоста в Бабьем Яру. Ведутся острые политические споры, и некоторые их участники выдвигают аргументы, нацеленные на то, чтобы этого не произошло.


***


Проект строительства Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» был запущен в сентябре 2016 года, когда отмечалась 75-я годовщина трагедии. Цель была предельно проста: создать мемориал в память о Холокосте в Бабьем Яру. Некоторые важнейшие решения уже были приняты: власти Киева выделили участок земли под строительство, а от международных организаций иудейского права (Галаха) были получены разрешения на возведение мемориала. (Иудейское право запрещает строительство на человеческих останках.) Устраиваются конкурсы по архитектурному оформлению и дизайну центра. Следующее важное событие произойдет осенью этого года, когда научный совет мемориала, в состав которого вошли самые известные исследователи Холокоста с мировым именем, представит свое историческое повествование (предположительно, на 500 страницах) на суд общественности, чтобы получить и проанализировать отклики. Это будет не только привлекать туристов. Построив крупный мемориал Холокоста, Украина займет подобающее место в европейском сообществе памяти и таким образом создаст еще одно важное звено, соединяющее ее с европейским пространством.


Но противников строительства мемориала в Бабьем Яру немало. Один из главных аргументов против строительства центра был изложен в открытом письме, подписанном в марте 2017 года группой украинских историков: «Такой подход только усугубит войну воспоминаний, которая долгие годы идет на территории Бабьего Яра».


Такое предложение отделить Бабий Яр от Холокоста кажется странным. Это равноценно попытке отделить Освенцим от Холокоста. В украинском контексте это похоже на возврат к советским временам, ведь Советы на протяжении десятилетий отрицали особый характер Холокоста, называя убитых евреев «мирными советскими гражданами». В истории памяти Холокоста дань уважения к различным группам людей не является какой-то уникальной проблемой. Освенцим и другие мемориалы разрешили ее вполне успешно. То же самое планируют сделать создатели Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр». Я убедилась в этом во время бесед с учредителями и учеными, которые занимаются этим проектом.


Но именно геноцид евреев делает эти памятные места достойными внимания и связывает их в единое транснациональное созвездие, символизирующее одно из самых страшных преступлений в истории человечества. От рук немцев и их пособников в годы войны пострадали очень многие группы людей, но только евреев подвергли геноциду. На советским территориях, в том числе, на Украине, они почти добились своего: 97% украинских евреев, оставшихся в оккупации, были уничтожены. Если мемориал в Бабьем Яру будет преуменьшать значение этих фактов, это будет историческая ложь и нравственное падение.


Доводы против установления особой связи между Бабьим Яром и Холокостом иллюстрируют тот образ мышления и взгляд на историю, который в последнее время укрепляется на Украине, а также в других коммунистических странах, которые ставят знак равенства между преступлениями нацистской Германии и коммунистов. Сторонники такой точки зрения заявляют: да, преступления нацистов против евреев были ужасны, однако преступления коммунистов против других национальностей были такими же, если не страшнее. Одним из результатов такого нравственного равенства (или целью) является реабилитация националистических движений, существовавших на Украине в годы войны, и часто принимавших участие в акциях насилия против евреев и других этнических групп совместно или даже в соперничестве с нацистами.


Главные аргументы в пользу принижения значения нацистских преступлений и чествования ОУН выдвигает Украинский институт национальной памяти (УИНП), который стал весьма скандальным государственным ведомством. Их авторы утверждают, что герои-националисты нужны Украине как символ, который формирует патриотизм, укрепляет украинское национальное самосознание и усиливает национальное единство. Сегодня в Бабьем Яру можно найти памятники тем самым националистам, которые открыто и активно поддерживали немецкую политику антисемитизма. Также существуют опасения, что дискуссия о сотрудничестве местного населения с фашистами при проведении Холокоста (от этой темы невозможно уйти во время подтвержденных фактами разговоров о Холокосте на Украине) может подорвать гордость украинцев за свою нацию и нанести ущерб имиджу страны на Западе. Кое-кто возражает против термина «коллаборационизм», имеющего негативную коннотацию, отмечая, что многие украинцы считали немцев освободителями от ненавистной советской власти.


Когда я спросила об этом одного из учредителей проекта Михаила Фридмана, он ответил так: «Несомненно, Холокост организовали немцы, но осуществлялся он в значительной мере при участии местного населения. При этом следует сказать, что факт участия украинцев и прочих в расстрелах и казнях ни в коей мере не является обвинением против всей нации. Потому что наряду с участниками репрессий были праведники, которые спасали евреев».


Забвение Холокоста в советские времена также уничтожало память об украинских праведниках. Те, кто рискуя жизнью, помогал евреям на этой земле, где оккупация была чрезвычайно жестокой и даже зверской, проявляли несравненно больший героизм, чем люди в других местах. Однако этот факт украинской истории очень часто замалчивается, потому что внимание всего мира приковано к общенациональному молчанию Украины о коллаборационизме.


Опасения Украины по поводу того, что открытая дискуссия на данную тему приведет к усилению антиукраинской пропаганды со стороны Кремля, скорее всего тоже ошибочны. Израильский историк из Ариэльского университета Кирилл Феферман (Kiril Feferman) рассказал мне, что в истории Холокоста «нет людей, которые чисты на сто процентов». Историк Андрей Руккас из Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, работающий в научном коллективе мемориального центра «Бабий Яр», сказал об этом так: «Честный и открытый разговор, основанный на фактах и документах, абсолютно необходим…. Мы не можем жить в атмосфере полуправды. Только так мы можем стать зрелой нацией».


Неудивительно, что некоторые критики мемориального центра, стремясь обосновать свои доводы против его строительства, указывают на биографии троих из четверых учредителей проекта — Фридмана, Хана и Фукса. Все трое — евреи, все они родились и выросли на Украине. Но большую часть своего состояния они сколотили в России, что может вызвать определенное недоумение. (Четвертый крупный спонсор Виктор Пинчук по национальности украинец, и он не вызывает никаких вопросов.) Но эти люди далеко не впервые занимаются благотворительностью на Украине. Выросший во Львове Фридман является учредителем чрезвычайно популярного фестиваля джаза, который проходит в этом городе ежегодно. Фукс благодаря благотворительной деятельности в своем родном Харькове получил звание почетного гражданина этого города. Уроженец Киева Хан является одним из соучредителей благотворительного фонда «Генезис», который финансирует многочисленные проекты на тему Холокоста и еврейской идентичности в бывших советских республиках, в том числе, на Украине.


Личные воспоминания родственников этих меценатов о Холокосте являются важным мотивом, заставившим их профинансировать этот проект. Нацисты убили прадедушек и прабабушек Фридмана, а также одного его деда. У Хана в Бабьем Яру лежат как минимум семь родственников, а возможно, их количество достигает 13. По мнению директора вашингтонского музея Холокоста по международным отношениям Пола Шапиро (Paul Shapiro), нет никаких свидетельств, указывающих на то, что эти люди вынашивают какие-то иные цели, кроме сооружения мемориала Холокоста в Бабьем Яру. Главное, сказал он, придерживаться исторической правды. Хан подтвердил, что цель заключается именно в этом. «Этот проект максимально удален от любого рода политических влияний и призван передать историческую правду о событиях, которые происходили в те годы», — объяснил он.


***


Однако появляются признаки того, что стремление создать мемориал, не подверженный политическому влиянию и посвященный исторической правде, оборачивается неприятностями. В последние месяцы появился еще один проект для Бабьего Яра, инициатором которого стал хорошо известный антисоветский диссидент из украинских евреев Иосиф Зисельс. Тот музей, который предлагает построить Зисельс, это явно не мемориал Холокоста. Скорее, это музей истории Бабьего Яра, в котором уничтожение евреев должно быть представлено как часть общей истории насилия.


Также возникла новая комиссия под покровительством президента Порошенко, на создании которой настаивал Зисельс и его организация (так он мне сказал). Ее цель — координация работы над этими двумя проектами плюс еще один проект, в рамках которого предлагается улучшить ландшафт этого места и превратить его в пространство для созерцания и размышлений. (Данный проект поддерживает канадская благотворительная организация Ukrainian-Jewish Encounter.)

Конечно, в свободной и демократической Украине три эти проекта вполне могут мирно сосуществовать, и именно так предпочитает смотреть на них руководство Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр». Генеральный директор этого проекта Марк Сивец (Mark Siwiec) сказал мне: «Мы поддерживаем остальных в надежде на то, что остальные поддержат нас».


Но только один из этих проектов прямо и недвусмысленно связан с памятью о Холокосте, и это вызывает определенную озабоченность за пределами Украины. Дело в том, что Холокост является транснациональным преступлением. Он имеет значение далеко не только для еврейского народа, потому что давно уже стал универсальным олицетворением тех самых страшных преступлений, которые человечество способно совершить против себя самого.


Мир ждал появления мемориала Холокоста в Бабьем Яру почти 80 лет. Украина не должна упускать эту возможность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.