«Монд»: В некоторых критических высказываниях по поводу движения #metoo отмечается угроза для сексуальной свободы. Существует ли такая критика в Швеции? И имеется ли на самом деле подобный риск?


Катарина Берндт Расмуссен*: Возникновение реакции меня не удивляет. Преобразования подобных масштабов не могут пройти безболезненно. Во Франции и в меньшей степени в Швеции активно обсуждается вопрос ограничения сексуальной свободы. Некоторые утверждают, что #metoo приведет к пуританству, отбросит нас в прошлое к ограничительным нравам в сексуальной сфере.


Как мне кажется, все обстоит с точностью до наоборот. Сексуальная свобода может существовать лишь при наличии права сказать «нет». Речь не идет о том, чтобы заглядывать к вам под одеяло и осуждать какие-либо практики или предпочтения. Нужно просто напомнить, что оба партнера должны дать согласие. При уважении к другому человеку и получении его согласия можно делать абсолютно все, что заблагорассудится. Единственное ограничение — это свобода другого.


— Если не касаться изнасилований и сексуальной агрессии, некоторые женщины отстаивают «свободу флирта». #metoo заходит слишком далеко в осуждении и начинает душить свободу?


— Когда мы говорим о согласии, это касается также неуместных слов и жестов. Вопрос изнасилования, конечно, очень важен, но он не является изолированным. Небольшие оскорбления способствуют созданию структуры, в которой женщины формируются и к которой привыкают: свист на улице, обсуждение их одежды и тела. Все сводится к их внешнему виду. О таких небольших вещах, разумеется, не получится говорить в суде, но все они напоминают женщинам, что они — предметы, которыми можно обладать, подрывают их веру в себя и возможности.


Многие держат все в себе: они говорят себе, что шлепок по заднице — неловкая попытка мужчины показать свое расположение. Даже в Швеции, где, как нам кажется, мы сумели проделать большой путь в сфере равенства, масштабы реакции говорят, что нам еще предстоит многое сделать.


— У некоторых мужчин возникает ощущение, что их клеймят. Они не понимают, как себя вести. Не оказалась ли на кону их свобода?


— В Швеции это один из главных аргументов против #metoo. Некоторые опасаются публичного осуждения, несмотря на свою невиновность. Я понимаю эту тревогу, однако она неуместна. #metoo стремится изменить нормы и пересмотреть то, что можно говорить и делать: нужно заставить мужчин подумать дважды, убедиться в согласии женщины. До настоящего времени получалось так, что в некоторых случаях подобное поведение не только считалось обычным делом, но и оправдывалось. Чтобы сформировать новую норму, нужно изменить наше представление о том, что представляет собой нарушение.


Это болезненный процесс, и я понимаю, что некоторые мужчины не хотят в нем участвовать: риск осуждения может быть крайне неприятным. Женщинам же постоянно приходится иметь с этим дело. Их с малых лет учат не одеваться вызывающе и не ходить одной вечером, чтобы избежать агрессии. Невероятное неравенство в отношении женщин. Мы приняли то, что женщины несут на себе это ярмо. Почему бы теперь мужчинам не начать вести себя осторожнее перед тем, как действовать, чтобы не допустить неприемлемого или даже незаконного поведения?


Речь идет не о разрушении романтического идеала, а о ликвидации его самых нездоровых форм. Не о противопоставлении полов, а об упразднении их иерархии ради достижения социальной справедливости, в которой женщины и мужчины обладают одними и теми же правами и обязанностями на основе взаимоуважения. Только в таком случае возможно полноценное существование сексуальной свободы.

 

*Катарина Берндт Расмуссен (Katharina Berndt Rasmussen), философ, научный сотрудник Стокгольмского института перспективных исследований.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.