Вначале мне нужно было смириться с тем, что из окна открывается вид на стену соседнего дома, а минимализм — это не модно


«Все-то тебе ничего не подходит», — простонал риэлтор, показывавший квартиры финской журналистке Йенни Йесканен (Jenni Jeskanen). Человеку, ищущему квартиру, нужно смириться с видом из окна.


Ноябрь — не самое жизнерадостное время для переезда в Санкт-Петербург, но в помещении вполне можно было находиться.


Бюрократия, связанная с переездом в другую страну, отняла много времени, и я успела пофантазировать о том, что меня ждет на новом месте. Наверняка найдется квартира недалеко от исторического центра города, в доме, построенном в XIX-XX веке.


Я представляла, как наслаждаюсь видами на канал из окон, а в комнатах с высокими потолками меня не покидает вдохновение.


Однако найти подходящую квартиру в Санкт-Петербурге для поклонника минимализма довольно тяжело. Позолоченные памятники на мосту и различные архитектурные элементы, конечно, наводят на мысли о высоком. Однако в многоэтажках о наследии царской эстетики дворцов говорить не приходится.


Петербургские квартиры, сдающиеся в аренду, как правило, меблированы, и поиск жилья дает представление о местных предпочтениях во внутреннем убранстве. Просторных кафе с небольшим количеством мебели здесь очень много, но в домах по-прежнему стоит покрытая лаком мебель с позолоченными деталями и висят тяжелые занавески. Задача найти удобную квартиру с приемлемой ценой и хорошим видом из окна казалась невыполнимой.


Быстро выяснилось, что сначала нужно отказаться от вида из окна. Из квартир раз за разом открывался вид, напоминающий тюремные пейзажи — окна выходят на стены соседних домов.


Во время просмотра четвертой квартиры я уже начала надоедать своему риэлтору Арсению.


Мы немного разговорились, пока ждали на первом этаже многоэтажного дома представителя арендодателя. Я восхитилась печью в подъезде.


«Ну, это обычный декор, — фыркнул Арсений. — Все-то тебе ничего не подходит. Во всех квартирах, которые ты смотрела, сделан отличный ремонт. Я мог бы жить хоть здесь, мне хватает кровати и интернета», — сказал он и показал на лестничную клетку, на которой мы находились.


В России часто сталкиваешься с театральными представлениями, и сейчас как раз был такой случай.


У Арсения, похоже, сложилось мнение, что мне хотелось бы, чтобы арендодателем была женщина, поэтому на роль хозяйки квартиры была выбрана молодая женщина.


В России за аренду часто платят наличными — будь то женщина или мужчина, и арендодатель должен быть таким человеком, которого ты захотел бы пускать к себе раз в месяц.


Женщина не смогла ответить на мои вопросы о квартире, а в конце пожала плечами и призналась, что ее просто попросили показать квартиру.


Раньше здесь находились офисные помещения. На кровати был ортопедический матрас, убранство было на удивление гармоничным. Жаль, что окно было всего одно и то — на уровне цоколя.


«Это такое специальное окно. Из него можно смотреть на улицу, а прохожие внутрь посмотреть не могут», — утверждал риэлтор.


Я вышла из квартиры, посмотрела на окно и увидела риэлтора — словно в витрине магазина.


Я решила отдохнуть от Аресения и поиска квартир.


Позже Ирина Гринина и Дмитрий Малышев, у которых есть своя фирма, занимающаяся дизайном интерьеров, просветили меня: неудобство для петербургских квартир — это норма.


«Материальные ценности в Санкт-Петербурге не важны».


Несколько недель спустя я «опетербуржилась» настолько, что смогла отказаться от своих инженерных требований.


В моей квартире нет печи, и из трех окон только одно выходит во внутренний двор-колодец. Но потолок замечательный!


Потолок с гипсовой лепниной появился здесь в 1903 году, и специалист из Эрмитажа его отреставрировал. На этот потолок я никогда не налюбуюсь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.