Тайная утренняя встреча Бейкера и Шеварднадзе. Американец предложил формулу «два плюс четыре» и встречу после 18 ноября (то есть после выборов в ГДР), а также упомянул условия «обсуждения внешних аспектов объединения Германии».


Э. А. Шеварднадзе («Э.А.») не нравятся оба момента: надо, мол, обдумать. Между тем Москва соглашается с предложенными США цифрами, и мы информируем об этом Бейкера.


Теперь нужно согласовать формулу с партнерами. Но конференция продолжается, и «открытое небо» пока затянуто грозовой тучей в виде Германии.


Геншер умело играет словами: «Мы преследуем задачу создания европейской Германии, а не немецкой Европы» (Томас Манн). Очень сложно представить объединенную Европу с разделенной Германией, как и разделенную Европу с объединенной Германией.


Речь отличалась сильным литературным аспектом, но на встрече Геншера и Э. А. лидерство захватил филологический аспект.


— Нам не нравится определение «объединение Германии», — заявил Э. А. — Будто все уже предопределено.


— У нас есть заявление ТАСС по встрече Коля с Горбачевым, — возражает Геншер, — где они говорили об объединении.


— Говорилось о единстве, о процессе построения немецкого единства, а это разные вещи.


Мы спорили в течение двух часов, подбирали слова, сравнивали переводы. Э. А. умело сыграл роль снедаемого сомнениями тугодума, Геншер нервничал.


— Я нахожусь в глупой ситуации, — сказал Э. А. — Мы обсуждаем «открытое небо», но мои коллеги говорят об объединении Германии как об уже свершившимся факте.


— Вы согласитесь с предложенным текстом совместного заявления, если мы отменим дату 18 ноября?


— Вопрос очень важный. Мне нужно проконсультироваться.


— Мне трудно с вами спорить. Используйте все свое влияние, как и в разговоре со мной.


Практически сразу же произошел разговор со старым денди Скубишевским. Результат: в формуле появилось дополнение: «Мы включим вопросы безопасности соседних государств». Впоследствии голландский [представитель] Ван ден Брук яростно протестовал против этого, но Палажченко предложил убрать определенный артикль «the», и страсти улеглись.


О. Гриневский назвал формулу «два плюс четыре» и определил численность наших войск в центральной Европе двумя «столпами» нашей политики в вопросах Германии.


В течение дня они активно играли друг с другом. Э. А. пять раз встречался с Бейкером, дважды с Геншером, беседовал с Фишером, Дюма и другими министрами. В результате, текст заявления принял следующую форму: «Министры иностранных дел СССР, США, Великобритании, Франции, ГДР и ФРГ встретились в Оттаве. Они договорились, что министры ГДР и ФРГ встретятся с министрами СССР, США, Великобритании и Франции для обсуждения внешних аспектов построения немецкого единства, включая вопросы безопасности соседних государств…» Текст второго «столпа» гласил: «Наибольшим достижением [этой встречи] считается соглашение о сокращении советских и американских войск за пределами своих национальных территорий в Центральной Европе до уровня 195 тысяч. При этом стороны приняли во внимание заявление президента США о том, что численность американских войск в Европе не превысит 225 тысяч… »