О том, какую цену жителям Литвы пришлось заплатить за стремление к независимости страны, рассказал один из последних оставшихся в живых соратников легендарного командира литовских партизан Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса — Юозас Якавонис. Юозас Якавонис, у которого в партизанском движении было прозвище Тигр, вместе с женой живет в том же самом родительском доме, на берегу Меркис, откуда он молодым восемнадцатилетним парнем ушел в партизаны, но мы встречаемся в квартире его дочери Ангеле в Вильнюсе. Жить зимой на хуторе Юозасу, которому исполнилось 93 года, тяжело.


Начало советской оккупации


«В начале советской оккупации меня с отцом чуть не расстреляли. Мы с отцом на поле у дороги грузили на телегу камни для какой-то стройки, внезапно нас окружили солдаты Красной армии и чуть не убили, им показалось, что мы минируем дорогу, хорошо, что отец знал русский язык и смог с ними объясниться», — рассказывает Юозас. Еще деталь, о которой припоминает мужчина — это то, что русские солдаты были жестокими и плохо одеты. Cоветскую оккупацию сменила гитлеровская. По словам Юозаса, немецкие власти предлагали молодым мужчинам кому вступить в Вермахт, кому в литовские войска, некоторых угоняли на работы в Германию.


В рядах партизанского движения


«В начале 1944 года мы уже знали, что немцы отступают, и приближается фронт, к нам приехал генерал Даукантас, во время встреч с молодежью они убеждали, чтобы мы не бежали за немцами, а остались защищать Родину. Много кто их послушал, даже те из наших соседей, кто считал себя поляками, решили драться, они уже слышали о расстрелах поляков красными в Катыни и хотели мстить», — голос Юозаса снова начинает дрожать, видно, что ему с трудом удается сдерживать эмоции.


Защищать Родину с оружием в руках тогда присягнуло около 150 молодых мужчин. Хотя в рядах партизанского движения Якавонис участвовал в перестрелках с оккупировавшими Литву советскими войсками, но, по его словам, в основном занимался распространением литературы с призывами к сопротивлению советским оккупантам. Юозаса арестовали в конце декабря 1946 года. Плавный ход беседы снова прерывается, видно, что воспоминания тяжелые, приходится подождать несколько минут. «Я шел с поручением, но кто-то предал, донес. Солдаты… окружили, позже во время независимой Литвы я узнал, что в облаве участвовало около 200 солдат НКВД», — вспоминает Юозас.


В лагерях


В 1948 году семью сослали в Сибирь. В то время Юозас Якавонис уже отбывал срок на Колыме, ему грозил расстрел, но, поскольку ему удалось доказать чекистам, что он несовершеннолетний, его отправили в исправительно-трудовой лагерь. Когда солдаты и местные, перешедшие на сторону СССР литовцы (их называли стрибасами) пришли в родительский дом, сестрам Юозаса удалось сбежать — выпрыгнуть через окно и спрятаться в кустах.


«Папа говорил солдатам: ребята, ребята, что вы делаете? Чем женщины провинились? Везите меня! Когда отец расплакался, мама на подводе упала в обморок, ее никак не могли привести в сознание и в конце концов выкинули из телеги и спрятали в кустах. Мама пролежала в кустах три часа, пока ночной холод не привел ее в чувство», — продолжал свой рассказ Якавонис.


Отца Юозаса вывезли на поселение в Кызыл, столицу Тувы.


Самого молодого партизана держали недалеко от Владивостока, лагерь в котором были тысячи пленных — немцев, поляков, находился в бухте Анна. Часть пути Юозас из одного места заключения к другому прошла в трюме старого парохода, который, по его словам, напоминал ад. «Охрана выкидывала мертвых заключенных за борт. Покойникам привязывали куски металла к ногам и выкидывали, охранники были просто зверями», — вспоминает Якавонис. В самом лагере, когда, казалось бы, судьба отвернулась от партизана, случилось чудо, ему помог немецкий, пленный врач. «В лагере я рассказал одному немцу, что спас жизнь немецкому солдату в Литве, а потом оказалось, что тот, кому я рассказал, был врачом в тюремной больнице. Можно сказать, что он мне тоже спас жизнь, написал справку, что гожусь к работе в больнице. Там я выдавал больным лекарства — был аптекарем», — вспоминает Юозас.


После возвращения


Из ссылки Юозас Якавонис вернулся с женой в 1959 году, но советские власти не разрешили ему остаться в Литве, поэтому пришлось уехать в Беларусь. Там Юозас работал почти нелегально, за низкую зарплату, по выходным ездил домой. Осенью 1961 года ему удалось получить работу в лесном хозяйстве на территории Литвы. Страна, в которую Юозас вернулся, изменилась, изменились и люди.


«Люди в новой, Советской Литве стали другими, теперь где бы человек не работал, чтобы прожить, надо было красть, обманывать», — с грустью говорит Якавонис. За бывшим партизаном и его семьей пристально следили, а сам дом время от времени обыскивали. В людях сегодняшней Литвы, старый партизан видит возрождение патриотизма. «В молодом поколении есть тот самый патриотизм, который когда-то меня и моих товарищей заставил взять оружие и сражаться», — сказал Юозас.


«Надо было думать, что говоришь»


Именно так свое детство, подростковый возраст и учебу в университете вспоминает Ангеле, младшая дочь Юозаса Якавониса. Ангеле родилась в 1959 году, после возвращения родителей из ссылки в Сибирь. Ее глаза теплеют каждый раз, когда она смотрит на отца и рассказывает невероятную историю знакомства своих родителей.


«Папа с мамой познакомились в Литве, но во время первой встречи от волнения папа перепутал ее имя, мама разозлилась и убежала…, но видно от судьбы не уйдешь, они снова встретились в Красноярске, в ссылке, куда маму и ее семью, в отместку за то, что ее родители поддерживали партизан, угнали Советы», — грустно улыбаясь вспоминает Ангеле, историю родительской любви.


После возвращения в Литву на месте своего дома ее мама нашла только покрытое травой пепелище — дома тех, кто поддерживал партизан, часто уничтожали. «Отчуждения мы особо не чувствовали, но мы с сестрой рано поняли, что нужно думать, что говоришь. Чтобы никто не додумался, кто ты и откуда. То, что в родительском саду находился партизанский бункер, мы узнали только в 9 классе», — рассказывает о своей юности дочь партизана.


«С такими родителями тебе здесь не место»


С наследием прошлого ей пришлось столкнуться при попытке поступить Вильнюсский университет на юридический факультет. «Мне откровенно намекнули, что с такими родителями здесь не место», — вспоминает Ангеле. В конечном счете она устроилась на работу в Институт географии при Литовской академии наук, там, по ее словам, сформировался коллектив патриотично настроенных людей. Все вместе они действовали в движении возрождения «Саюдис». Во время событий 1991 года, когда советские солдаты пытались захватить телебашню Вильнюса и готовились к штурму парламента, Ангеле была в числе тех людей, которые пришли к Сейму.


Исправить мир к лучшему

 

Мигле — внучка Юозаса и дочка Ангеле, недавно она закончила школу, а теперь собирается поступать в университет. Школьницей она проводила лето в деревне у дедушки и слушала его рассказы. «Может быть дедушка стал партизаном, потому что хотел изменить мир, сделать его лучше, отомстить за обиды и унижения, которые ему и всем людям Литвы пришлось перетерпеть», — рассуждает Мигле о причинах, по которым Юозас решил уйти в партизаны.


Самой ей, как она честно признается, тяжело вообразить такую ситуацию. «Хотелось бы верить, что мне хватит силы воли, если понадобится поступить так, как сделал дедушка», — сказала Мигле. Свобода для Мигле — это возможность самой делать выбор, который не ограничивает власть, жить без страха, что за тобой и каждым твоим шагом следят. «Мне бы хотелось, чтобы люди старших поколений были более раскованными, больше терпимости и понимания других людей, от моих ровесников, чтобы они не забыли, какой ценой и кому пришлось заплатить за все те блага, которыми мы пользуемся», — подводит итоги Мигле.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.