Если посчитать все варианта написания, то имя Мухаммед в Северном Рейне — Вестфалии новорожденным дают чаще, чем раньше. Дискуссию на эту тему надо вести наступательно — именно потому, что партия «Альтернатива для Германии» пытается ее подогреть.

В Лондоне имя Мухаммед — уже несколько лет самое распространенное для мальчиков. В Брюсселе — тоже. А в Вене имя Мухаммед в начале 2018 года продвинулось вперед на третье место. В Северном Рейне — Вестфалии другая ситуация. Вероятно, здесь это имя не играет никакой роли — так сообщили в январе городские пресс-службы. На Рейне и на Руре доминируют скорее такие имена, как Бен, Элиас и Ной, в то время как Мухаммед нигде не попал в первую десятку. 


Неужели имя исламского пророка в городах земли Северный Рейн — Вестфалия — редкость? А ведь треть всех школьников в этой земле имеют миграционные корни. В некоторых городах региона у большинства детей в дошкольных учреждениях есть предки-мигранты. При этом в традиционно мусульманских семьях принято одного из сыновей называть в честь этого пророка.


Такое положение Мухаммеда в статистике имен озадачивает. Но есть объяснение. Это имя не возникает в статистике земли Северный Рейн — Вестфалия, потому что многочисленные варианты его написания в местных данных не суммируются. Ведь в Брюсселе или Лондоне Мухаммед выбрался на первое место лишь тогда, когда начали суммировать по меньшей мере семь вариантов написания. Вопрос лишь в том, стоит ли и местным отделениям регистрации начать считать имя Мухаммед во всех видах его написания? 


Да, они должны это сделать. С точки зрения методики это было бы законно. В конечном счете, эти варианты имени Мухаммед равны по значению, хотя и пишутся по-разному. Однако с самым сильным аргументом выступила АдГ в земельном парламенте Северного Рейна — Вестфалии. Эта правая партия тоже выступает за новый вид подсчета. Эксперты по якобы скрываемой тенденции исламизации послали недавно небольшой запрос в земельное правительство. В нем они поинтересовались, почему, собственно говоря, эта земля не пытается честным путем выяснить, какие имена для новорожденных детей наиболее популярны. И как же тогда бороться за прозрачность такой информации? Короче, АдГ начинает разрабатывать эту тему. Прямо сейчас местные отделения регистрации должны начать считать эти имена во всех вариантах в сумме по британскому и бельгийскому образцу. 


Не бояться АдГ

Но не пойдем ли мы тогда на поводу у АдГ? Не вооружим ли мы тем самым эту партию? Так мог бы ответить какой-нибудь критик. Нет, напротив. Открытость в отношении многочисленных маленьких Мухаммедов лишила бы смысла все те тревоги и инсинуации, которыми АдГ пользуется более или менее скрытно. Одна лишь популярность имени еще ничего не доказывает — ни надвигающуюся исламизацию, ни предположительное замалчивание. Как раз наоборот: теоретиков заговоров мы бы вооружили, если бы и дальше оставили простор для всякого рода инсинуаций.

Поэтому никто не должен опасаться признать растущую популярность имени Мухаммед, где бы она ни наблюдалась. И выборочный анализ, проведенный газетой «Вельт» в девяти коммунах земли Северный Рейн — Вестфалия, лишь показал: во многих городах земли это имя пророка стоит по популярности на первом месте, если суммировать все варианты его написания. Тогда в 2017 году в Гельзенкирхене список самых популярных имен возглавил не Ной, а Мухаммед (26 к по меньшей мере 43), в Дортмунде на первом месте был не Бен, а Мухаммед (52 к 69). В Дуйсбурге Мухаммед тоже отодвинул Бена с первого места (37 к 31), в Реклингхаузене оба имени разделили лидерство (10). В Херне имя Милан опередило Мухаммеда (12 к 28). А в Эссене 71 маленький Мухаммед даже обогнал лидирующих до сих пор Александров (58).

Все для удобства?

Тот факт, что многие младенцы по имени Мухаммед до сих пор пропадали в пучине статистики, не имеет ничего общего с намерениями местных властей что-то утаить. Просто коммунальные статистики боятся перетрудиться. Это подтвердила и одна сотрудница в городе Виттен. В интервью «Вельт» она сказала, что «в один ряд» эти имена «были сведены только для СМИ, и что для сокращения усилий попросту ограничиваются первой десяткой». По ее словам, сам отдел «не заинтересован в том, чтобы узнать последовательность имен, из которых большая часть даже ни разу не была выбрана». Короче, коммунальные статистики вовсе не собираются манипулировать, а просто хотят пораньше уйти домой. Поэтому они зачастую довольствуются десятью или тридцатью самыми популярными именами новорожденных в этом году. Однако тогда все варианты написания одного имени, которые не попадают в топ-10 или топ-30, пропадают в статистической пучине. И среди них много вариантов имени Мухаммед.

© AP Photo, Thomas Kienzle
Школьник на занятии по истории ислама в школе в Штутгарте, Германия


Но и измененный вид подсчета ни в коем случае не приведет имя исламского пророка во всех коммунах на первое место. В Дюссельдорфе, например, Максимилиан все равно однозначно опережает Мухаммеда (140 к 72). И в Кельне, самом густонаселенном городе Северного Рейна — Вестфалии, из 500 малышей только 78 назвали Мухаммедами (седьмое место), а на первом месте — 107 маленьких Паулей. В городе Виттен имя Бен опережает всех варианты Мухаммеда (34 к 16), как и в Оберхаузене (32 к 10). А в Хердекке доминирует Эмиль (15 к 2).

Исламизация еще подождет

Но и там, где Мухаммед возглавляет списки, этим именем называют лишь небольшое меньшинство всех мальчиков. В Дортмунде — 69 из примерно 2 700 (менее 3%), в Оберхаузене — 32 из примерно 1 600 (2%), в Херне — 28 из примерно 750 (4%). Одна только популярность имени Мухаммед еще ничего не доказывает, кроме того действительно уже не нового факта, что в 2017 году в стране проживало больше людей, связанных с исламом, чем 50 лет тому назад.

 

И еще по одной причине новый вид подсчета ни в коем случае не должен подогревать страх перед исламизацией. Дело в том, что этот метод можно применять не только к Мухаммедам, Мохаммадам и так далее, а ко всем именам с многими вариантами написания. И тогда Мухаммеду кое-где придется уступить первенство. Например, в Бохуме Мухаммед со всеми своими вариантами делит первое место с 16 вариантами имени Леон. Но если суммировать и все варианты Леона — Лео или Леонхард — то их станет 32, так что якобы происходящая исламизация может еще подождать и в Бохуме.


Можно, конечно, возразить, что варианты Мухаммеда одинаковы по значению, так как все они подразумевают исламского пророка. И, напротив, различные Лео не равнозначны, потому что они могут относиться к Леонардо да Винчи, Святому Леонарду или к латинскому слову «лев». С другой стороны, должны ли все варианты одного имени быть одинаковыми по значению, чтобы можно было их суммировать? Не достаточно ли для этого идентичного корня слова? На этот счет статистики, вероятно, могли бы долго спорить. Но здесь у них была бы и определенная свобода выбора методов.

Кроме того, имя пророка носят далеко не только правоверные мусульмане. Совсем недавно в одной крайне либеральной мечети признавшийся в своей гомосексуальности имам по имени Мохаммед Захед (Mohamed Zahed) (полное имя — Людовик Захед Мохаммед — прим. перев.) проповедовал радикальное обращение ислама к Западу. Многие ведущие либеральные мусульмане Европы, например, франко-алжирский интеллектуал Мухаммад Аркун (Mohammed Arkoun), тоже носят это имя. И даже атеист президент союза бывших мусульман США зовется Мухаммедом Сайедом (Muhammad Syed). Все это доказывает, что само имя пророка еще вовсе не предполагает программу — и уж тем более программу исламизации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.