27 февраля в 13:34 с острова Танэгасима была запущена ракета-носитель H-2A. Все прошло гладко, и был успешно осуществлен ввод на орбиту спутника «Оптикал 6» (Optical 6). Благодаря этому общее число установленных с помощью запуска H-2A объектов достигла 38, а вероятность успешного использования данной ракеты поднялась до 97%.


СМИ также говорят об успехе запуска. «Япония обладает высокими технологиями. Вероятно, она даже участвует в космических разработках». Это делается для удовлетворения японского общества. В целом разработка ракет в Японии воспринимается как нечто полезное.

 

Однако запуск ракет Японией не имеет будущего. Использующиеся сейчас ракеты H-2A и B, а также ракета H-3, находящаяся в процессе разработки, обладают высокой стоимостью и не конкурентоспособны в ценовом отношении. Отсутствуют и попытки понизить расходы на них путем повторного использования. К тому же, рынок запуска спутников претерпевает стремительную коммерциализацию. У японских ракет нет никаких перспектив «выжить».

 

Итак, от коммерческих ракет следует отказаться. Ведь Япония в этой сфере уже сейчас проигрывает. И в будущем тоже нет перспективы улучшений. Коммерческие ракеты, которые не приносят прибыли притом, что их цена только возрастает, несостоятельны с точки зрения торговли. Для предотвращения убытков нужно как можно быстрее отказаться от от H-2 A и B, а также от H-3.


Японские ракеты, проигрывающие по своей стоимости


У японских ракет нет будущего. Основная причина этого заключается в их высокой стоимости. Если говорить о цене запуска ракет-носителей H-2 A и B, расходы за один килограмм массы спутника составляют 7-9 тысяч долларов. Это примерно в три раза больше, чем аналогичные траты на пуск ракет США и России, которые составляют около трех тысяч долларов.


При этом возможности японских ракет-носителей ограничены. Ракеты, которые являются основной силой США, России и Евросоюза, могут помещать на себе примерно 23 тонны. H-2 A и B могут поднять на низкую околоземную орбиту лишь от десяти до 17 тонн. Причем возможности китайской новейшей ракеты Long March 5 тоже составляют 23 тонны.


Иными словами, ценовая конкурентоспособность у японских ракет отсутствует.


Поэтому реальных результатов коммерческий запуск не приносит.


Даже японские частные компании не поддержали H-2 A и B. Все радиовещательные спутники и спутники связи, например JCSAT и SUPERBIRD компании SKY Perfect JSAT запускаются за границей.


Сомнение вызывает и то, принесет ли реальные результаты принятие зарубежных заказов, о которых много говорят в последнее время. Эти заказы рекламируют так, будто бы японский сектор космических разработок получил признание во всем мире. Однако стоимость их остается неясной. Есть и вероятность того, что эти заказы выполняются не по справедливой цене, соответствующей коммерческим условиям. Об этом говорили еще во время запусков 2012 года.


Конечно, демпингом это назвать нельзя. «Не принимаются ли иностранные заказы по международным ценам или даже ниже, притом, что цены на спутники по государственному заказу завышаются?». От таких подозрений избавиться не удается.


Не проводятся технические разработки для повторного использования ракет


Более того, перспективы по повышению конкурентоспособности цен отсутствуют. Разница со стоимостью запуска ракет заграничными странами будет только увеличиваться. Никаких мер по снижению будущей стоимости ракет H-2 A, B, H-3 не разработано.


Каждая страна старается применять ракеты многократно.


Это происходит в связи с тем, что американская компания SpaceX осуществила повторное использование ракет. Данная компания осуществила вертикальную посадку ракеты-носителя Falcon 9, повторно применив двигатель и другое оборудование. Изначально самая низкая цена была 2,7 тысячи долларов на один килограмм спутника, однако благодаря повторному применению компания уменьшила стоимость на 30%.


Что нужно делать, чтобы конкурировать с этим?

 

Ракета-носитель Space Launch System


Японским компаниям тоже остается лишь проводить повторное использование ракет.


Например, американская компания «Юнайтед Лаунч Алиэнс» (United Launch Alliance, ULA) заявляет, что будет развивать эту стратегию. ULA, совместное предприятие компаний Boeing и Lockheed Martin, уже уступила монополию государственных заказов США компании SpaceX. Чтобы этому противостоять, она пытается развивать сбор использованных парашютов и вертолетов.


То же самое делает и Европейское космическое агентство. Франция, которая является главой агентства, наряду с разработкой ракеты-носителя нового образца «Эриан 6» (Ariane 6), пытается изобрести технологии повторного использования ракет. Если этого не делать, компания потеряет свои рынки сбыта. По тем же причинам Великобритания и Германия тоже поддерживают такую позицию. Все это потому, что в данных странах есть своя ракетная промышленность.


Однако в Японии она отсутствует.


Единственный выход для новой ракеты H-3 — это сокращение ее стоимости. Однако производители лишь говорят, что передадут основную часть предприятий по ее производству компании Мицубиси и снизят нынешние расходы с десяти миллиардов йен до пяти. Они сообщают, что благодаря этому изменят текущую цену в десять миллиардов йен на половину, что составит пять миллиардов. Но это не улучшения, которые радикально повлияют на формирование цен, как, скажем, в случае повторного использования ракет. Собственно, при успехе этого проекта, прежде всего, придет в голову мысль: «Как же много денег мы до сих пор потратили впустую».


Причем выгода от этого проекта все равно не сопоставима даже с одноразовым использованием ракет «Фэлкон 9» (Falcon 9). Даже если стоимость их пуска будет составлять пять миллиардов йен, запустить одну ракету будет в полтора раза дороже, чем использование «Фэлкон 9», которая затем будет брошена. А от повторного использования эта стоимость отличается в несколько раз. Иными словами, нам победить не удастся.


Успешная коммерциализация


Помимо всего этого, происходит также коммерциализация этих проектов. Это тоже становится причиной отсутствия будущего у ракет японского производства.


Коммерциализация — это состояние, когда выбор товаров определяется только посредством цены. Оно не подразумевает дифференциацию, связанную с брендами. Если привести пример с бытовыми товарами, то можно назвать виниловые зонтики и копировальную бумагу. При их покупке люди не думают о названии фирмы. Главное — низкая ли у них цена.


С коммерческими спутниками ситуация обстоит так же. Вопрос стоит один: «Какова цена?» Никого не волнует, произведена ли ракета США, Евросоюзом, Россией, Китаем, Индией, а также какова ее форма.


По сути, это то же самое, что выбор службы доставки. Вопрос возникает только об общем весе посылки. О том, какая компания лучше всего и какой грузовик она будет использовать, мы не думаем.


Теперь со спутниками государственного заказа будет происходить то же. Из-за распространения идеи о том, что «между ракетами нет особой разницы», выбор ракет государственного производства становится непростительным. Так, монополия ULA на американские государственные заказы была действительно разрушена. SpaceX вторгается в сферу производства ракет для Военно-воздушных сил США. Верхняя палата парламента США тоже считает проблемой высокие расходы ULA. Расходы на ракету-носитель Delta IV в четыре раза выше по сравнению с Falcon Heavy. Более того, даже Европейское космическое агентство остерегается утечки спроса со стороны Евросоюза или европейских стран-членов НАТО на военные спутники.


Это трудная обстановка для ракет H-2 A, B, H-3.


Причина в том, что в опасности находятся и японские спутники государственного заказа, которые поддерживались до сих пор. Изначально, если исходить из эффективного использования бюджета, ракеты отечественного производства не оправдывают себя. Выбор дорогостоящих ракет министерством обороны и министерством земли, инфраструктуры, транспорта и туризма, которые даже не выполняют свой долг в сфере космических разработок, вызывает неприязнь. Из-за этого в глубине души мы хотели бы, чтобы ракеты запускались за границей.


В сфере космических разработок Японии не изучается соотношение расходов и эффективности


Вот как обстоит ситуация с государственным производством ракет. Они уже проигрывают по своей стоимости. И перспективы улучшений нет.


Почему же были проведены подобные действия, не имеющие будущего?


Причина в том, что при осуществлении космических разработок Японией не рассматривается соотношение их расходов и эффективности. Даже если это происходит, то только в личных интересах. Это результат того, что представители космического сектора формально обозначили, что у таких разработок «есть будущее». Они самоуверенно и без учета реальных возможностей заявляют: «Можно рассчитывать, что ракеты H-2 A, B, H-3 будут обладать международной конкурентоспособностью».


Причем это не ограничивается только ракетами.


Так же дело обстоит и с Международной космической станцией (МКС). Участие в ней подобно сжиганиям целых пачек денег. Япония осуществляет доставку предметов потребления на ракетах H-2B и беспилотном грузовом корабле Kounotori, однако это не приносит никакого дохода. Причем расходы Японии на такую бесплатную доставку составляют 35 миллиардов йен в год. Это нельзя назвать никак иначе, чем щедрость.


Несмотря на это, считалось, что при коммерциализации соотношение расходов и эффективности принесет новые перспективы, и проблем не возникнет. Особенно подчеркивалось, что принесут прибыль разработки Японией новых материалов и новых лекарств, которые можно будет использовать в невесомости.


Однако об успехах этого до сих пор не слышно. Нет никаких разговоров о том, что, используя оборудование МКС, Япония проводит разработки новых материалов или новых лекарств.


Если на силу искать выгоду в подобных разработках, нужно учесть, что они означают не только возможность пребывания японских космонавтов на МКС. Чтобы они ночевали на МКС, впустую тратится 35 миллиардов йен. Конечно, возможно, что для структур космического сектора это выгодно. Но государство лишь тратит деньги впустую.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.