Борьба оккупантов с дезертирством


На прошедшей неделе оба главаря российских оккупационных администраций в ОРДЛО Захарченко и Пасечник выступили в одночасье с одинаковым по содержанию заявлением, предложив объявить на Донбассе «пасхальное перемирие» с 1 апреля, то есть на Вербное воскресенье. Причины такой заранее озвученной «богобоязненности», на первый взгляд, объяснить было сложно, тем более что ныне формально действует «весеннее перемирие», которое, правда, российские оккупанты безбожно нарушают. Впрочем, как только оказались известны некоторые сведения о текущем положении дел в 1-м (ОРДО) и во 2-м (ОРЛО) армейских корпусах ВС РФ, все стало на свои места.


Во-первых, оккупационная армия своими обстрелами позиций ВСУ провоцирует украинских воинов на жесткую «ответку», в результате которой лишь за первую неделю «весеннего перемирия», вступившего в силу с 5 марта, в рядах 1-го и 2-го АК зафиксировано более десятка только одних «двухсотых». А, во-вторых, такие потери заставляют многих боевиков экстренно «вставать на лыжи», массово дезертируя с боевых позиций. И до сих пор командиры оккупантов боролись с дезертирством двумя способами — показывали фейковые фото и видео о «зверствах укропов над пленными» и отбирали российские паспорта у наемников, которые уже наелись фронтовой «романтики» и заспешили в свои саратовы и твери.


Между прочим, изымание российским командованием личных документов у местных боевиков особо не помогает — они все равно дезертируют с передовой: кто прячется от спецслужб РФ в «ДНР» либо «ЛНР», кто вообще спасается бегством на подконтрольную Украине территорию. В итоге чуть ли не ежедневно украинские правоохранители ловят кого-то из бывших участников НВФ, а специальной программой СБУ «Тебя ждут дома» уже воспользовались две сотни граждан, служивших в российских оккупационных войсках, из которых больше половины были вообще освобождены от уголовной ответственности.


Таким образом, реальная возможность хоть как-то поднять уровень морально-психологического состояния личного состава и остановить массовое дезертирство из ограниченного контингента ВС РФ на Донбассе — это рассказывать об очередном перемирии. Однако его конкретное соблюдение на местах не входит в тактические планы, спускаемые из российского Генштаба. И разорвать этот замкнутый круг как раз и пытаются старым дедовским способом — с помощью массированной пропаганды, к которой Кремль вынужден активно приобщать центральных «говорящих голов» — формальных главарей «ДНР» и «ЛНР».


Жизнь в условиях катастрофы


Тем временем до какого-либо поднятия морально-психологического состояния местных жителей ОРДЛО у оккупантов руки явно не доходят. Хотя здесь наблюдается сущая катастрофа, даже если исходить из официальных сводок местных филиалов ФСБ, закамуфлированных под «МГБ» и «МВД» квазиреспублик. То какой-то дедушка вынужден стрелять в своего внука-боевика, пытающегося отобрать у старика его пенсию, то какая-то бабушка «лечит» своего внучка топором. Ну а особенный резонанс на минувшей неделе получила страшная реальность в оккупированной Горловке, где был пойман местный каннибал, убивший и съевший со своим собутыльником минимум четырех людей.


Главная причина такого мрака, в принципе, очевидна — тотальное обнищание живущих в оккупации, где нет работы на остановившихся заводах и шахтах, а мизерных старческих пенсий не хватает даже на низкокачественные российские продукты. Вот и выходит, что или ты кого-то убьешь, чтоб хоть как-то прокормиться, или тебя «приговорят» по той же причине. Есть еще вариант — что-то украсть и потом продать, но ликвидных предметов для воровства становится буквально с каждым днем все меньше и меньше, это уж кому как повезет.


Например, одна из фирм в Свердловске (после деоккупации — Должанске) должна была отремонтировать насосное оборудование на ликвидированной шахте «Ворошиловская», но причитающиеся на ремонт полмиллиона рублей попросту положила в карман, не установив ни одного водоотлива. Поэтому теперь тамошняя шахтная вода может попасть в водоносные горизонты и создать угрозу подтопления целых районов. Кстати, буквально на днях стало известно, что данная проблема в своей критичности уже вышла «на-гора» в различных городах и весях оккупированной Россией части Донбасса.


А вышеупомянутая Горловка, где водоотвод на местных шахтах не осуществляется из-за краж насосного оборудования и кабелей питания, ныне вообще стоит на грани экологической катастрофы. Загрязненная вода с большой концентрацией солей уже сделала непригодными для питья большинство тамошних источников, количество затоплений подвалов многоэтажных домов и частного сектора неуклонно растет и все чаще в подвальных помещениях фиксируется наличие метана и других ядовитых газов, которые вскорости начнут взрываться. Одним словом, катастрофическая ситуация угрожает горловчанам отовсюду — и с воздуха, и с воды, и с земли, и с-под нее.


Проблемы с выездом из Луганска


На этом фоне донецкие перевозчики еще пытаются вытребовать у «властей ДНР» повышения оплаты за проезд в общественном транспорте, мотивируя это ростом цен на запчасти, которые, между прочим, можно купить лишь в Украине, а также жестким «налогообложением» со стороны «минсдоха», возглавляемого ближайшим подельником Захарченко — Тимофеевым по кличке «Ташкент». Но если в ОРДО можно хоть как-то пересечь линию соприкосновения на нескольких КПВВ, то в соседних ОРЛО «гайки» с различными поездками за пределы «ЛНР» закручиваются все туже и, похоже, по ранее утвержденному на Лубянке и спущенному своему «смотрящему» Пасечнику плану.


Еще с прошлого понедельника луганчане стали активно жаловаться в соцсетях на запрет предварительных продаж билетов на автобусы из Луганска на единственный тамошний КПВВ в Станице Луганской. И это притом что коллаборанты одновременно запретили частному транспорту и такси вообще проезд в сторону линии разграничения. То есть теперь, чтобы добраться в вожделенную украинскую Станицу, нужно встать в четыре утра (это для луганчан, а для остальных жителей ОРЛО еще необходимо приехать в Луганск с вечера и иметь место для ночевки), выехать исключительно на луганский автовокзал, записаться в очередь, потом купить билет, по списку зайти в автобус, и только тогда есть шанс быть на пункте пропуска «ЛНР» возле моста через Северский Донец к моменту его открытия.


А если кто-то думает, что можно поехать более длинным, дорогим, но альтернативным маршрутом, т. е. через Ростовскую область России, «нежданчик» также подкрадывается незаметно. К примеру, на выезде из Луганска в сторону Краснодона (после деоккупации — Сорокино) уже постоянно стоит «Урал» с оккупантами, которые контролируют траффик, а на проезжей части лежат заградительные «ежи». Поэтому в любой момент «мышеловка» в виде «столицы народной республики» может захлопнуться, никто даже пискнуть не успеет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.