Агентство страхования вкладов (АСВ) впервые за 14-летнюю историю страхования денег граждан в российских банках начало массово подавать иски к вкладчикам, которые забирали свои деньги из кредитных организаций незадолго до того, как Центробанк отзывал у них лицензии на работу.


Согласно позиции АСВ, клиенты забирали свои деньги уже после того, как банк стал неплатежеспособным, в том числе благодаря получению инсайдерской информации о возможном закрытии банка. Тем самым таким клиентам было предоставлено преимущество в сравнении с другими кредиторами, поэтому эти сделки подлежат отмене.


Как бы там ни было, действия АСВ носят прецедентный характер и подрывают доверие граждан ко всей банковской системе, считают эксперты. Тем более что среди пострадавших вкладчиков, как можно судить по телесюжетам, — обыкновенные и небогатые граждане, в том числе пенсионеры.


Суть претензий


Как можно судить по заявлениям представителей АСВ, речь идет о вкладчиках по крайней мере трех банков — казанских Татфондбанка и Интехбанка, и московского Военно-промышленного банка (ВПБ) — которые по размеру активов занимали соответственно 42, 138 и 89 места в банковской системе страны. Лицензии у них были отозваны в период с сентября 2016 года по март 2017-го. Иски АСВ начало подавать начиная с конца 2017 года.


Масштаб явления не поддается точному определению. Известно о примерно 500 исках к клиентам Татфондбанка и Интехбанка, и о 50-ти — к вкладчикам ВПБ. По другим банкам информации нет. По мнению главы союза клиентов Татфондбанка и Интехбанка Александры Юмановой, «это только начало». Согласно данным АСВ, с 2015 по 2017 год сомнительные сделки с физлицами были выявлены в 128 банках (из 195-ти признанных банкротами). Какую часть этих сделок агентство оспаривает или намерено оспорить, не уточняется.


Позиция АСВ раскрывается в уже имеющихся судебных решениях, вынесенных в пользу агентства, содержание которых практически не отличается друг от друга. Как можно судить по различным примерам, граждане забирали свои вклады в момент, когда банк уже утратил платежеспособность и не мог выполнять свои обязательства перед другими физическими и юридическими лицами. Причина, по которой банк выдавал деньги одним, отказывая другим, не раскрывается, однако, по мнению суда, это нарушает принцип равенства кредиторов друг перед другом, описанный в законе «О банкротстве».


«Оспариваемая операция была совершена в условиях фактической неплатежеспособности банка при наличии неисполненных платежных документов, повлекла за собой изменение очередности удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемых сделок», — говорится в каждом таком судебном решении.


Позиция АСВ


Агентство страхования вкладов объясняет свою работу оспариванием сделок по преимущественному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими, следует из комментария директора экспертно-аналитического департамента АСВ Юлии Медведевой, который Eurasianet.org предоставили в АСВ.


«Это сделки, которые совершаются банком при отсутствии у него денежных средств в размере, достаточном для удовлетворения всех кредиторов. Однако отдельные кредиторы, возможно — я повторяюсь, возможно, — пользуясь неким инсайдом, получают средства в полном объеме. Агентство в соответствии с законом оспаривает такие сделки в защиту большей части кредиторов», — сказала Медведева.


Судя по многочисленным сюжетам на телевидении, пострадавшие вкладчики не производят впечатления богатеев или людей, обладающих какими-либо серьезными связями и «инсайдами». Среди них — обыкновенные граждане, много пенсионеров. Отметим, что обычно незадолго до отзыва лицензии у банков в СМИ появляются сообщения об отключении банка от системы электронных срочных платежей, о трудностях в выдаче денег и других признаках возможного закрытия.


По словам Медведевой, в Татфондбанке в преддверии отзыва лицензии 400 человек получили свои деньги в полном объеме на сумму 2 млрд рублей, при том что в банке 12 тыс. кредиторов первой очереди, которые по состоянию на конец февраля 2018 года получили 15% своих денег. «Если нам удастся оспорить эти сделки, статус-кво будет восстановлен, и требования кредиторов первой очереди будут удовлетворены на равных условиях», — добавила она.


Утрата доверия к страхованию вкладов


Максимальная сумма страхования вкладов физлиц в России составляет 1,4 миллиона рублей. Это значит, что в случае закрытия банка клиент может получить от государства всю сумму своего вклада, но не более 1,4 миллиона. Если сумма вклада превышает размер страховки, оставшиеся деньги клиент волен взыскивать через суд в ходе банкротства банка. Однако, с одной стороны, на это может потребоваться несколько лет, а с другой, конкурсной массы (денег и имущества обанкроченного банка) может не хватить для удовлетворения требований всех кредиторов.


Судя по картотеке арбитражных дел, большинство исков АСВ касаются вкладов, сумма которых значительно превышает 1,4 миллиона. Параллельно с этим АСВ начало отказываться от некоторых ранее поданных исков, которые между тем почти всегда касаются вкладов, покрываемых государственной страховкой. Дело в том, что технически взысканные с клиента деньги в размере до 1,4 миллиона он чуть позже получит от АСВ в виде страховки, поэтому в подобных исках, по-видимому, нет большого смысла.


АСВ в ходе банкротства банков переключилось на деньги вкладчиков на фоне многократно выросшего объема страховых выплат (в связи с ростом количества отозванных лицензий). В 2017 году за страховкой обратились 637,8 тысячи вкладчиков, а объем выплат составил 404,3 миллиарда рублей. В 2012 году объем таких выплат составил 14,3 миллиарда. Взысканные с граждан деньги идут в счет конкурсной массы банка и никак не влияют на размер страховых выплат АСВ. С другой стороны, АСВ — структура Центробанка, который, как правило, является инициатором банкротства кредитной организации. Сотрудники ЦБ и АСВ участвуют в судебных заседаниях и могут законными методами влиять на исход банкротства.


Позиция государственных структур в этом вопросе создает социальную напряженность и снижает уверенность граждан надежности системы страхования вкладов, считают эксперты.


«Подобные действия подрывают доверие физлиц к банковской системе в целом, поскольку добросовестные граждане, опасаясь подобных споров, побоятся хранить средства во вкладах», — отметил глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.


По мнению экономиста Михаила Делягина, действия АСВ носят прецедентный характер и «отрицают право граждан распоряжаться своими деньгами». «Пока у нас не будет вменяемых людей в Банке России и Агентстве страхования вкладов, каждый ваш рубль, который лежит в российском банке, не просто находится под угрозой, а является угрозой для вас. Потому что эти люди, судя по их действиям, просто хотят украсть ваши деньги», — считает он.


«У меня есть деньги в банке. Я могу деньги положить, могу их забрать в любой момент. Допустим, я узнал, что банк вот-вот закроется. В чем моя вина, извините? Я имею право спасать свои деньги», — сказал он.


Пресс-служба Центробанка на момент публикации статьи не ответила на просьбу Eurasianet.org прокомментировать ситуацию.