Зимние Олимпийские игры в разгаре. Норвежские спортсмены добиваются сенсационных побед в Пхенчхане. Быть в Германии норвежцем, купаться во внимании СМИ и позитивном внимании — восхитительно. И, как и большинству, норвежцев, брать большую часть славы за одержанные победы на самого себя. Несмотря на то, что лично ты норвежским успехам никоим образом не поспособствовал, наоборот, ходишь тут по берлинскому асфальту, на котором даже снега нет.


Потому что то, что мы так много побеждаем, связано не только с бесконечными усилиями самих спортсменов, много лет без устали тренирующихся и отрекающихся от всего остального. Или это не так?


Наверное, это также связано с тем простым фактом, что мы — норвежцы.


Нет ничего нового в том, что, когда достаточно долго живешь за границей, становишься немного ненормальным и романтизируешь родину.


Гордые традиции


Уже в 1772 году патриотически настроенные норвежские студенты создали в Копенгагене «Норвежское общество», прославляющее в стихах норвежского крестьянина. Того, который оставался дома. На расстоянии нескольких световых лет от них самих и всех университетских лабиринтов.


Или давайте возьмем те примерно 4,5 миллиона норвежских американцев со Среднего Запада, многие из которых повседневно носят норвежские национальные костюмы и каждое воскресенье едят лютефиск (сушеная рыба, вымоченная в слабом щелочном растворе, норвежское национальное блюдо, которое во многих регионах Норвегии едят преимущественно на Рождество — прим. ред.).


Остается лишь констатировать существование этой норвежской традиции, когда норвежцы, находящиеся за рубежом, с ложной скромностью или без оной невероятно гордятся своей родиной.


Недавняя лавина медалей не способствовала скромности.


И уж если мы из такой очень небольшой страны, как Норвегия, историческая совесть которой чиста, мы, наверное, настолько особенные, что можем позволить себе подобного рода национальный романтизм? Во всяком случае, раз в четыре года?


Неприличный жест


Особенно когда маленькая Норвегия соревнуется с таким гигантом, как Германия, в том, кто завоюет в Пхенчхане наибольшее число медалей.


Норвегия и Германия и раньше были конкурентами на Олимпиадах. Все, кто помнит «лучшие зимние Игры всех времен», известные также как Олимпийские игры в Лиллехаммере, помнят, как немецкий прыгун с трамплина Йенс Вайсфлог (Jens Weissflog) продемонстрировал неприличный жест, то есть показал средний палец норвежской публике на Люсгордсбаккен (Lysgårdsbakken, комплекс трамплинов в Лиллехаммере — прим. ред.).


Во время Игр в Южной Корее борьба за то, кто же займет первое место в командном зачете, носила более дружелюбный характер.


По правде говоря, количество «золота» у нас одинаковое — по 14 медалей у каждой из стран.


Но Норвегия все равно заняла первое место, учитывая то, что всего она завоевала 39 медалей, а Германия, у которой 31 медаль, вышла на второе место.


И как это получается?


Норвегия со своими приблизительно 5 миллионами населения против Германии, которая может выбирать спортсменов из своих более 80 миллионов жителей?


Большой вопрос


Сейчас не только мой сосед интересуется тем, как одной из самых малонаселенных стран мира удается добиваться таких результатов на Олимпийских играх, что она даже может «побить» европейского гиганта.


СМИ таких стран, как Германия и Австрия, которые также имеют высокий уровень благосостояния и хорошие предпосылки для занятий зимними видами спорта, задают себе тот же вопрос.


Возможно, нет ничего удивительного в том, что склонные все систематизировать немцы в поисках ответа решили взглянуть, прежде всего, на то, как мы, норвежцы, себя организовали.


И как на великого оракула стали ссылаться на Olympiatoppen. (Организация занимается спортом высоких достижений в Норвегии, входит в состав Норвежского союза спорта и Олимпийского комитета. Была создана в 1988 году для продолжения проекта «88», начатого в 1985 году в связи с Олимпиадой 1988 года. Совместно с федерациями по отдельным видам спорта Olympiatoppen обеспечивает руководство и поддержку спортсменам, которые тренируются, чтобы в ближайшей и отдаленной перспективе завоевать медали на международных чемпионатах — Большая норвежская энциклопедия).


СМИ описывали, как спонсоры, специалисты, тренеры и спортсмены, начиная с 1988 года, сотрудничают друг с другом, рассказывали о хорошо разработанной системе предоставления стипендий спортсменам для того, чтобы они могли все свое время посвящать спорту.


Те шесть тысяч доз противоастматических препаратов, которые норвежская олимпийская сборная привезла с собой в Пхенчхан, тоже не обошли вниманием: немецкий еженедельник Spiegel пишет, что мы, судя по всему, особо предрасположенная к астме нация.


Но, подводя итоги, норвежское сердце начинает биться сильнее, когда норвежец смотрит трансляцию Олимпийских игр по немецкому телевидению, и комментатор все время восклицает: «Из чего же сделаны эти норвежцы?»


И на полном серьезе спрашивает: «Неужели для того, чтобы так далеко прыгать, надо быть норвежцем?»


«Они идут гулять, несмотря на погоду!»


Австрийская газета «Стандард» (Der Standard) привлекла своего соотечественника и тренера наших прыгунов с трамплина Александра Штёкля (Alexander Stöckl) для объяснения норвежского лыжного чуда.


Потому что кому же знать, если не ему? Ведь он работает с этими загадочными викингами там, на севере, аж с 2011 года.


И австриец Штёкль дает ответ, который нам, норвежцам, очень даже по душе:


«Несмотря на весь хаос нашей нынешней жизни, время, проведенное на природе, для норвежцев — самое важное», — объяснил Штёкль.


И продолжил:


«Семьи выходят на прогулку независимо от времени года. Независимо от того, какая погода. Кроме этого, почти все норвежцы растут с лыжами на ногах. Нередко приходится видеть, как рост благосостояния ведет к снижению спортивных амбиций, но только не в Норвегии. Спорт — естественная часть жизни. Причем занятия спортом никто не навязывает».


Даже мы, норвежцы, не ответили бы лучше. Потому что это просто полностью соответствует тому представлению о себе, которое нам так по душе.


Но самое замечательное всегда — это заставить других хвалить тебя, а не делать это самому.


«Шпигель» (Spiegel) объясняет норвежский успех следующим образом:


«Зимой много снега, и детям не остается ничего иного, кроме как надеть лыжи. Норвежцам даже в голову не приходит, что можно этого не делать».


Хетиль Андрé Омодт (Kjetil André Aamodt) отвечает в том же духе, когда австрийская газета «Зальцбургер нахрихтен» (Salzburger Nachrichten) задает ему вопрос о норвежском рецепте завоевания золота, в статье с прелестным заголовком: «Золото, золото, золото — почему Норвегия смела все подчистую во время Олимпийских игр?»


«Зима в Норвегии продолжается восемь месяцев, чем же нам еще заниматься? И это нечто само собой разумеющееся, что норвежские родители отправляют своих детей заниматься спортом, подальше от компьютеров и мобильных телефонов», — объяснил Омодт газете.


Никто не требует особого обращения


А на немецком спортивном сайте sport.de пишут еще больше из того, что нам, норвежцам, очень нравится читать.


«По сравнению с такими спортивными государствами, как Германия и США, Норвегия имеет гораздо меньше жителей. И тем не менее они добиваются гораздо большего успеха, и это не случайно», — пишут австрийцы.


Они подчеркивают, что между спортсменами существует сплоченность, пишут о командном духе, который совершенно уникален.


Что очень необычно, когда те, кто соревнуется друг с другом, тем не менее, радуются за других и утешают других, если что-то пошло не так. Как, например, всегда делает «королева» Марит Бьёрген, пишет сайт.


Он рассказывает далее, что было просто невероятно, какое чувство стыда испытал Хетиль Янсруд (Kjetil Jansrud), когда сошел с дистанции в гигантском слаломе. Что он заявил, что тут речь идет об уважении к тем четырем местам, которые были у Норвегии на этой Олимпиаде в этом виде, и что на родине, в Норвегии, было много достойных и прошедших отбор лыжников, которые хотели бы занять его место.


Немецкие спортивные журналисты считают просто невероятным, что человек уровня Хетиля Янсруда, который несмотря ни на что выиграл «бронзу» в супер-слаломе и «серебро» в скоростном спуске на следующий день, тем не менее, не счел себя достойным участия в гигантском слаломе после того, как сошел с дистанции.


И на сайте делается вывод о том, что доминирование Норвегии в Пхенчхане объясняется скромностью, непритязательностью и командным духом.


Вместе с тем, сайт цитирует слова Акселя Лунда Свиндала, которые сказал: «Как бы хорош ты ни был, ничто не дает тебе права разрушать единство команды».


И спортивный сайт с восторгом добавляет, что даже такая суперзвезда, как Лунд Свиндал, не ожидает никакой «лишней сосиски», то есть, переводя с немецкого, какого-то особого отношения.


Мать нации


Для объяснения норвежского чуда вспоминают даже бывшего премьер-министра Гру Харлем Брундтланд.


Они считают, что ее новогодняя речь 1992 года, в которой она подчеркивала важность таких ценностей, как высокая трудовая мораль и желание добиваться успеха сообща, по-прежнему актуальна для норвежцев.


Так что на самом деле я могу сослаться на все то, что немецкие и австрийские СМИ уже написали и за что расхвалили нас, норвежцев, когда мой дорогой сосед интересуется, почему же мы одерживаем победы на его страной.


Но вместо этого я предпочитаю выбрать так называемую норвежскую скромность, и говорю так смиренно и так по-норвежски, насколько это только возможно: «Знаете, по правде говоря, самое главное для нас — обойти шведов».


И это тоже не так уж далеко от истины.


Гюри Нурстрём (Guri Norstrøm), корреспондент NRK в Берлине

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.