За отставкой Дарио Вигано, возглавлявшего канцелярию Ватикана по коммуникациям, стоит гнев Бенедикта XVI из-за манипуляций с его частным письмом. Реформы Бергольо теперь должны подождать. По вине врагов. А также по вине слишком большого количества ошибок, допущенных в магическом кругу папы римского.

 

Причиной отставки Дарио Эдуардо Вигано (Dario Eduardo Viganò), влиятельного главы канцелярии по коммуникациям, является не борьба курии против реформ Франциска, как скоропалительно пишут некоторые отчаянные фанаты Бергольо, не незначительные «ошибки в коммуникации», за которые епископ, эксперт по коммуникации, якобы заплатил слишком высокую цену. Отставка одного из главных соратников Бергольо произошла по причине возмутительной манипуляции, которую епископ организовал на основе письма, кстати говоря, «конфиденциального», Бенедикта XVI: Вигано использовал его, чтобы сфабриковать то, что, по сути, является фейком, подделкой. С ее помощью несколько дней назад Ватикан прорекламировал не только издание нескольких томов о теологических трудах Франциска, но и отметил как нельзя лучше — благодаря публичному чтению письма Бенедикта XVI c похвалой в адрес Франциска — пятую годовщину избрания аргентинского папы.


Итак, довольно быстро стало известно, что в коммюнике, который распространил Вигано, абсолютный глава всех СМИ святого престола, попало лишь несколько абзацев из письма Ратцингера. В этих фразах (а они тут же облетели мир) немецкий теолог решительно отметал «глупые предрассудки» тех, кто считает Франциска «практическим человеком, лишенным специального теологического и философского образования», а Бенедикта XVI — «исключительно теоретиком теологии, который мало что понимает в конкретной жизни современного христианина».


Другие же два абзаца послания упразднены, вычеркнуты. Чем продиктован такой выбор? Причина — в неловком содержании послания.


На самом деле Ратцингер не только иронически называет посвященные своему преемнику книги «брошюрками», но и уточняет, что не хочет читать их «как физически», так и «из-за многих других дел, которые я уже взял на себя». Он добавляет, что по этим причинам не напишет к книгам предисловия, о чем Вигано просил его в предыдущем письме. Одним словом, это решительный отказ.


Но на этом дело не закончилось. В письме, «личном, конфиденциальном», датированном 7 февраля, которым решил воспользоваться глава канцелярии (как понимает автор статьи, не получив при этом разрешения почетного папы) месяц спустя в ходе рекламной кампании в преддверии выхода теологического труда о Франциске Бенедикт XVI выступает с резкой критикой в адрес авторов этого проекта. Он объясняет Вигано, что его «удивил тот факт, что среди авторов книги фигурирует и профессор Гунерманн (Hunermann), который во время моего папства возглавил, как известно, ряд антипапских инициатив».


Теолог, продолжает Ратцингер, «агрессивно нападал на верховную власть папы, особенно по вопросам теологии морали». Прощается Бенедикт XVI так: «Я уверен, что Вы поймете мой отказ (написать предисловие к трудам о Франциске — прим. автора), всего доброго».


Получив отказ, Вигано не сдается. Как находчивый пропагандист, он решает воспользоваться (возможно ли, чтобы Франциск не читал этого письма и не знал о стратегии Вигано?) первыми строками письма. Он опускает наиболее неловкие отрывки (абзац о «брошюрках» прочитывается в пресс-службе, но вычеркивается из официального коммюнике, критика в адрес теологов — авторов книг полностью упраздняется) и использует даже программу редактирования изображений, чтобы сделать их нечитаемыми на фотографии, где письмо представлено рядом с «брошюрками», и видно лишь несколько его строк.


Стратегия поначалу срабатывает: телевидение и газеты рассказывают о письме как об окончательном доказательстве глубокого взаимопонимания между понтификами.


Манипуляция сродни фальсификациям, «фейкам», которые тот же Франциск назвал «хитрыми змеями», открывается лишь спустя несколько дней благодаря сенсации блога журнала «Эспрессо» (L'Espresso) «Седьмое небо» (Settimo Cielo) Сандро Маджистера (Sandro Magister) и агентства «Ассошиэйтед Пресс» за подписью Николь Уинфилд (Nicole Winfield).


Статьи вызывают — особенно, за границей — огромный резонанс, и принятое решение об отставке становится неизбежным финалом.


Вигано в опубликованном 21 марта письме о своей отставке не кается в содеянном. Да и Франциск никак не указал на причины, по которым, пусть и нехотя, принимает эту отставку.


Это очень знаменательный скандал, который наносит новый, жесткий удар по реформам, проводимым Бергольо, столкнувшимся за последние несколько месяцев с разоблачением людей, которых он назначил во главе двух епархий, созданных им для реформирования римской курии: если Вигано, возглавлявший канцелярию по коммуникациям, ушел со сцены, то кардинал Джордж Пелл, глава канцелярии по экономике, был отстранен от дел в июле прошлого года в связи с обвинениями австралийского суда в домогательствах в отношении несовершеннолетних.


Реформы Франциска возвращаются на нулевую отметку. Но не только по вине внутренних оппонентов, которых много, и они настроены решительно, но и из-за несерьезности, с которой Бергольо выбрал некоторых кандидатов на управляющие посты в Ватикане, а также из-за непростительных ошибок, допущенных ближайшими людьми из его магического круга.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.