10 января 2018 года решением Санкт-Петербургского городского суда был ликвидирован один из самых сильных российских профсоюзов — Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация» (МПРА). Профсоюз обвинили в получении иностранного финансирования при одновременном участии в политической деятельности. МПРА обжаловал решение суда и пока ожидает дальнейших слушаний.


Судебное решение относительно МПРА — это не просто нейтрализация механизмов протеста перед выборами. Распространение закона об иностранных агентах на профсоюзы позволяет устранять наиболее эффективные из них, что грозит дальнейшим ослаблением всей системы защиты трудовых прав работников в России.


Не только судебное решение, но даже потенциальная угроза быть обвиненными в получении иностранного финансирования при одновременном занятии политической деятельность, что запрещено законом об иностранных агентах, ограничивает институциональное влияние профсоюзов. Обоснованные опасения судебной расправы неизбежно подтолкнут их к самоограничению своей деятельности до переговоров с конкретным работодателем по конкретному конфликту, на уровне отдельно взятого предприятия, и к отказу от центральной функции профсоюзов.


Именно профсоюзы как представители коллективных интересов работников, обязаны влиять на трудовое законодательство просто в силу своего институционального предназначения, и тем самым должны быть озабочены тем, чтобы при разработке трудовой и социальной политики не ущемлялись интересы наемных работников, что и было истолковано судом как доказательство политической деятельности МПРА. Тем самым, новая практика применения закона об иностранных агентах грозит дальнейшим снижением и без того слабого влияния российских профсоюзов на социально-трудовую политику государства.


Представители профсоюзного сообщества признают, что в момент принятия закона они не усмотрели в нем возможности для обвинения профсоюзных организаций в занятии политической деятельностью.


Обвинение в получении иностранного финансирования не менее ограничивающее действие суда. МПРА является участником международной ассоциации профсоюзов IndustriALL Global Union, объединяющей более 50 миллионов наемных работников в 140 странах, в т.ч. и в Российской Федерации. Помимо МПРА, в IndustriALL Global Union входит еще девять общероссийских профсоюзов. В контексте глобализации участие профсоюзов в международных объединениях становится необходимым условием их эффективности. Повсеместный выход транснациональных корпораций на позиции крупных международных работодателей объективно требует ответной трансграничной кооперации и со стороны профсоюзов.


Международные профсоюзные объединения регулярно организуют тренинги профсоюзных активистов разных стран, обучающие современным методам защиты прав наемных работников. Участие в образовательных тренингах организуемых IndustriALL Global Union как раз и вменяется судом МПРА как иностранное финансирование.


Следуя этой логике, все российские профсоюзы, участвующие в международном профсоюзном движении, включая и Федерацию независимых профсоюзов России (ФНПР), признать иностранными агентами.

 

Ликвидация МПРА посылает недвусмысленный сигнал всему профсоюзному движению, заставляя профсоюзы лишний раз задуматься, стоит ли развивать сотрудничество с иностранными коллегами. Международная изоляция едва ли будет способствовать укреплению российского профсоюзного движения. Наиболее уязвимыми при этом оказываются свободные профсоюзы, которые, в отличие от официальных, не имеют экономической поддержки в виде собственности, доставшейся с советских времен. Но под удар попадают и активные официальные профсоюзы. Не случайно первыми в защиту МПРА выступили отраслевые профсоюзы, входящие в ФНПР, которые также входят в IndustriALL Global Union.


Эксперты Центра социально-трудовых прав отмечают, что решение Санкт-Петербургского горсуда грубо нарушает конституционное право граждан на объединение и не соответствует российскому закону о профсоюзах. Не менее важно и то, что оно ограничивает поиск новых форматов профсоюзной работы, включая отказ от устаревшего отраслевого принципа, который все сильнее тормозит развитие российского профсоюзного движения, и, в первую очередь, свободных профсоюзов.


Ликвидация МПРА еще раз продемонстрировала универсальность закона об иностранных агентах, широко используемого для борьбы с неподконтрольными российскому государству гражданскими объединениями. Благодаря произвольному толкованию терминов «политическая деятельность» и «иностранное финансирование» закон можно использовать практически против любой некоммерческой организации, от крупного благотворительного фонда, такого, к примеру, как «Династия», до локального общества охоты и рыболовства.


Если изначально основной целью закона об иностранных агентах были правозащитные организации, то теперь объектами преследования стали и наиболее активные профсоюзы.


Справка: история создания и роста МПРА


Профсоюз МПРА относится к числу «свободных» профсоюзов России. Это профсоюзные организации, возникшие в начале 90х годов, как альтернатива так называемым «официальным» профсоюзам, относящимся к Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), наследнице советского ВЦСПС. В отличие от официальных профсоюзов, которые, в большинстве своем, сфокусированы на распределении социальных благ и «объективном» посредничестве между работниками и работодателями, нередко отдавая предпочтение последним, свободные профсоюзы ориентированы на борьбу против нарушений трудовых прав работников, и не избегают, при необходимости, идти с недобросовестным работодателем на острый открытый конфликт.


Хотя ФНПР абсолютно доминирует сегодня в профсоюзном пространстве России, охватывая порядка 95% всех юнионизированных работников, свободные профсоюзы хорошо заметны на ее фоне именно по причине высокой протестной активности. Крупнейшим объединением альтернативных профсоюзов является Конфедерация труда России (КТР) в которую входит и МПРА.


МПРА был создан в 2006 году работниками заводов «Форд Мотор Компани» и «АвтоВАЗ» как «Межрегиональный профессиональный союз работников автомобильной промышленности». С момента образования, во многом благодаря своему харизматичному лидеру Алексею Этманову, профсоюз отличался умением мобилизовать рабочих и организовать успешные протестные акции.


Именно на заводе «Форд» впервые была применена так называемая «итальянская забастовка» или «работа по правилам», то есть такая форма забастовки, когда работа ведется со строгим выполнением всех, даже незначительных и всеми забытых правил, и точно в рамках прописанных обязательств. Данная форма протеста затем не раз применялась российскими профсоюзами в других отраслях промышленности. А самой громкой акцией нового профсоюза стала 25-дневная забастовка на заводе «Форд» в 2007 году, которая позволила повысить оплату труда почти на треть. Именно эта акция и принесла профсоюзу всероссийскую и международную известность.


Чтобы оценить сложность проведения работы МПРА нужно знать, что российское трудовое законодательство практически исключает возможность проведения легальных забастовок.


Благодаря своей активности профсоюзу удалось добиться заключения выгодных для работников коллективных договоров, существенного улучшения условий и организации труда, включая выплаты компенсаций за работу во вредных условиях на заводах «Форд», «Фольксваген», «Бентелер Аутомотив» и ряде других.


С января 2014 года руководители профсоюза приняли решение о расширении деятельности за пределы автомобильной промышленности. Изменив название, на нынешнее — Межрегиональный профессиональный союз «Рабочая Ассоциация», МПРА превратился в межрегиональный и межотраслевой профсоюзный хаб (узел), оказывающий поддержку молодым альтернативным профсоюзам в момент их учреждения в результате конфликта работников с работодателем. Для объединения в единый профсоюз работников различных отраслей были внесены изменения в устав, которые и были затем расценены городским судом Санкт-Петербурга как несоответствующие статусу профсоюзной организации, что стало одним из оснований для решения о ликвидации МПРА.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.