На днях случилось так много событий, что становится трудно выделить, какое из них самое важное. Как по мне, то наиболее показательна история о том, как беспилотный автомобиль, имея резервного водителя, сбил насмерть женщину на улице в городе Темпе (Аризона). Взглянув на эту чрезвычайно тревожную историю, можно сказать только одно: добро пожаловать на обратную сторону эры крупнейших технологических прорывов, последствия которых мы только начинаем осознавать.


Хотя следует признать: все начиналось прекрасно. Нам обещали открытия и чудеса. В начале нулевых технологии объединились в платформы, социальные сети и программы, подарив нам связь и решив сложные проблемы быстро, легко, невидимо, почти бесплатно и везде. В один момент мы получили возможность сотрудничать, конкурировать, общаться и творить с огромным количеством людей. Разными способами, из разных мест, так дешево и легко, как никогда. Конечно же мы воспользовались этим!


Мы стали сами себе режиссерами и репортерами. Лежа на диване, мы начинали политические и социальные революции, восстановили связь с давно потерянными родственниками и друзьями, в один клик находили ответы на старые и новые вопросы. Сидя в телефоне, мы находили все необходимое: от вторых половинок и родственных душ до новостей и дорожных карт. Мы смещали диктаторов и создали культ самих себя. В одно касание к экрану мы могли вызвать, направлять, оценивать и платить за такси. Или арендовать, оценивать и оплачивать проживание в иглу (зимнее жилище эскимосов — прим. ред.) на Аляске.


И здесь, почти так же внезапно, мы поняли обратную сторону этого процесса. Классное беспилотное авто убило пешехода, классная платформа «Фейсбук» позволила фабрикам российских троллей разделить американцев и запустила фейковые новости в публичное пространство. Не классное тоталитарное правительство поняло, что система распознавания лиц не только облегчает паспортный контроль, но и помогает найти тебя в толпе и арестовать.


И Марк Цукерберг, который обещал, что всех нас сведет вместе и все будет хорошо, теперь видит на обложке «Варед» (Wired) свое лицо: в синяках, порезах и забинтованое так, будто ему кто-то сильно врезал. Цукерберг не один. Увидев обратную сторону технологий, мы тоже ощущаем на себе удар тех платформ и технологий, так обогатили, наполнили и объединили наши жизни. Кремниевая Долина, у нас проблемы.


Что делать? В таких ситуациях я предпочитаю воспользоваться консультацией своего учителя и друга Дова Сейдмана, автора книги «Как нам из ничего сделать что-то» и исполнительного директора компании, которая помогает другим командам и их лидерам придерживаться этических норм. «Сначала всем казалось, что технологии делают мир более открытым, а заодно объединяют и делают нас равноправными, давая нам шанс быть индивидуальными, что однозначно идет только во благо, — начал Сейдман. — Но потом мы осознали, что сила, которая делает мир более открытым и равноправным, заключается не в технологиях. Все зависит от того, как мы проектируем и используем новые инструменты. И сама удивительная технология может как побудить людей заводить близкие отношения и ускорять коммуникацию различных социумов, так и дарит голос тем, кто поддерживает изоляцию, вдохновляет расистов, дает силу цифровым хулиганам и нечестивым актерам».


Не менее важно, по мнению Сейдмана, что эти «беспрецедентные и такие ценные инструменты связи» точно и мастерски используют «для нападений на те основы, которые делают нашу демократию жизнеспособной, капитализм динамичным, а общество здоровым. Иными словами то, что является истинным и непреклонным». Эти же инструменты начали использовать для «нападений на наши собственные основы — приватность и индивидуальность». Сейдман добавляет: «Одно дело, использовать наши данные для улучшения шопинга. Но когда мои убеждения и настроения приобретает и использует чья-то политическая кампания (которая может совсем не соответствовать моим убеждениям), то это — однозначно вред».


Ну так что делать?


«Учитывая то, что мы находимся только в начале технологической революции, а ее дорога является длинной, неопределенной и тернистой, мы прежде всего должны сделать паузу и задуматься, как по-разному может работать наш мир под влиянием технологий. А потом, опираясь на свои ценности и лидерские навыки, воплощать наше идеалистическое видение в жизнь». Сегодня ценности как никогда необходимы. Сейдман отмечает: «Жизнеспособные ценности — как тот якорь в штормовую погоду — направляет нас на правильный путь даже тогда, когда жизнь кажется разрушенной. Именно ценности помогают нам принимать трудные решения «. А сегодня все так друг с другом связано, таких решений придется принимать много. «Мир расплывается. Больше нет места, где можно стать в стороне и заявить о своем нейтралитете, сказать: «Я просто бизнесмен» или «Я просто руковожу платформой». Ни в коем случае.


«Заметив, что твои технологии имеют неожиданные последствия, ты не можешь придерживаться нейтралитета — особенно когда это критически важно для жизней миллиардов людей». В расплывчатом мире, по словам Сейдмана, «бизнес больше не может быть просто бизнесом. Бизнес — это и общество тоже. И вопрос брать или не брать ответственность за последствия использования твоих технологий уже не стоит. Это именно то, чего от тебя ожидают пользователи — реальные люди, которые доверили таким сильным компаниям свою частную жизнь». Бесспорно, Facebook, Twitter и YouTube заслужили похвалу за те попытки воплотить инженерные решения для противодействия возможному взлому и милитаризации. «Но это не просто инженерная проблема, недостаток бизнес-модели. Так, решение проблем с программным обеспечением может заверить людей, что мы стоим на шаг впереди плохих парней. И чтобы решить проблему следует заняться неким «моральным» обеспечением. Лидер, способный ее решить, должен руководствоваться в первую очередь одним — нравственностью».


Как выглядит моральное лидерство?


«Нравственное лидерство — это по-настоящему поставить людей на первое место и пойти на любые жертвы, которые для этого требуются. Нравственное лидерство — это не выезжать на каких-то поверхностных вещах и подсчетах кто столько времени проводит на платформе. Это прежде всего глубина и качество. Это видеть в людях не «пользователей» и «клики», а граждан, заслуживающих быть информированными, чтобы иметь возможность делать лучший выбор. Это означает не просто побудить людей кликать на видео, а показать, как можно сделать нашу связь крепче, а разговоры — более ценными».


По Сейдману это значит «продемонстрировать абсолютную прозрачность своей работы, принять решение об ее улучшении и на пальцах объяснить людям как вы монетизируете их данные. Это иметь мужество опубликовать четкие принципы своего поведения и несмотря на дискомфорт, бороться за их соблюдение. Это не стесняться просить о помощи, даже если она идет от критиков. Это пропагандировать цивилизованность, порядочность и демонстрировать, что противоположное поведение не приветствуется. Это просто быть смелым — заявить, например, что ты не уснешь, пока не убедишься, что наши следующие демократические выборы «не сломают».


В разгар холодной войны, когда мир оказался перед угрозой распространения коммунизма и возведения стен, президент Кеннеди поклялся «заплатить любую цену и взять на себя любую ношу», чтобы обеспечить дальнейшее существование свободы. Сегодня же наибольшую угрозу для ее существования составляет процесс падения стен и распространение всемирной паутины, которую нации и отдельные преступники используют для отравления демократического общества. Вы увидите, что хорошие парни выиграют, если поставят в основу существования своих компаний принцип Кеннеди — платить любую цену и нести любую ношу чтобы защитить нас от обратной стороны созданных ими же технологий.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.