Мужчина заходит в конференц-зал датского банка спермы и приветствует нас крепким рукопожатием. Он — назовем мужчину, например, Адамом — кажется открытым человеком и смотрит прямо в глаза из-под длинных темных ресниц. У мужчины карие глаза и темные волосы. Его рост — около 180 сантиметров.


Примерно эту информацию об Адаме получит финский клиент банка спермы. Врач и клиент будут знать данные о происхождении мужчины, цвет его волос, глаз и кожи, а также рост.


В Дании все иначе. В распоряжении клиентов банка спермы гораздо больше информации о доноре. Например, клиент получает запись голоса донора во время интервью, его детскую фотографию, узнает об увлечениях донора, знакомится с историей его семьи и результатами теста на определение характера.


Адам родился в Дании и учился в датской школе. На данный момент он учится в университете и работает волонтером, помогая детям, жизнь которых пошла в неправильном направлении. Он решил стать донором спермы, потому что хотел помочь другим.


«Я хочу помогать другим. Я знаю, что многим женщинам нелегко забеременеть. Когда я был моложе и рассказывал об этой идее своим друзьям, они надо мной смеялись: зачем ты вообще хочешь этим заниматься? Теперь многие начинают понимать».


Адам увидел рекламу банка спермы на двери шкафчика для одежды в спортзале, когда ему было 18. После пары лет раздумий он связался с банком. Сейчас, когда Адаму 23 года, благодаря его донорским половым клеткам на свет смогли появиться дети в разных странах мира, в том числе и в Финляндии.


В Дании донор может сохранять анонимность


В Дании сперма — экспортный товар. Датский European Sperm Bank, реклама которого подтолкнула Адама к идее донорства, был основан в 2004 году и стал серьезной организацией наряду с Cryos. Основанный в городе Охрусе Cryos — крупнейший банк спермы Дании.


Банки спермы этой страны обязаны своим успехом начавшейся некоторое время назад политике сексуального раскрепощения, а также произошедшим в связи с ней реформам законодательства и промышленности.


Генеральный директор European Sperm Bank Аннеметте Арндаль-Лауритсен (Annemette Arndal-Lauritzen) говорит, что датчане успели обсудить все табу, связанные с этой темой, еще в 1970-х.


По ее словам, нестрогое законодательство способствовало развитию системы донорства половых клеток. Донор может выбрать, хочет ли он сохранить анонимность или же быть так называемым «открытым донором», с которым его возможные дети смогут связаться позже.


«Возможно все. В Дании вспомогательными репродуктивными технологиями могут воспользоваться женщины без пары, лесбиянки, гетеропары и пары, которые нуждаются в яйцеклетках или сперме».


В Дании сперму можно купить даже онлайн


В других странах Северной Европы законодательство строже, чем в Дании, и у всех есть свои особенности. Если в Дании донор может оставаться анонимным, то в Финляндии и Швеции ребенок может узнать имя донора по достижении 18 лет. Дания допускает доставку спермы по почте, другие страны — нет.


Крупнейший датский банк спермы Cryos отправляет сперму по почте, в том числе, и в Финляндию. В Финляндии такие действия считаются противозаконными, за них можно получить штраф на таможне. Несмотря на это, в Cryos говорят, что финские клиенты ежегодно делают около сотни почтовых заказов.


Половые клетки, самостоятельно заказанные клиентом, не учитываются в статистике и системе надзора Финляндии. В клиниках вспомогательных репродуктивных технологий в среднем 60% спермы заказывается из-за границы, но по странам происхождения биоматериала статистика не ведется.


Согласно законодательству Финляндии, половые клетки одного донора могут использовать пять семей. В Дании таких семей может быть 12.


Ребенок Минтту появился «благодаря одному доброму дяде из Дании»


30-летняя Минтту решила пойти в финскую клинику искусственного оплодотворения Fertinova, предварительно посоветовавшись со своими знакомыми о возможности сородительства. Идея сородительства заключается в том, что мужчина и женщина могут завести ребенка по взаимному согласию, не будучи при этом в отношениях.


Минтту также знала о возможности получения спермы для самооплодотворения по почте.


«Я слышала об американской „идее портфолио". В этом случае можно узнать разные подробности, например, сколько у донора есть ученых степеней из Гарварда, увлекается ли он поло или стрельбой из лука», — говорит Минтту.


В худшем случае эти истории доноров могут быть придуманными.


С другой стороны, для некоторых женщин одной из причин заказать сперму по почте является то, что они не хотят ничего знать о доноре.


Не все клиники одобряют или, по крайней мере, положительно относятся к тому, что некоторые пытаются получить репродуктивные услуги, используя половые клетки, выбранные самостоятельно. Абсолютных ограничений для получения репродуктивных услуг нет.


«Я знаю женщин, которые покупали образцы спермы по почте и получали услуги в клинике», — говорит Минтту.


Пакет для осуществления самооплодотворения может стоить от 200 до тысячи евро (14 тысяч — 70,5 тысяч рублей), а оплодотворение в пробирке (экстракорпоральное оплодотворение) может стоить от одной до десяти тысяч евро (70,5 тысяч — 705 тысяч рублей).


В Финляндии у ребенка есть право узнать личные данные донора


Минтту считает работу клиники искусственного оплодотворения надежной и хорошо налаженной. Клиент получает не только врачебную, но и психологическую помощь: необходимо обсудить, в том числе, вопросы, которые могут позже возникнуть у ребенка по этому поводу.


По законам Финляндии, ребенок может узнать информацию о личных данных донора спермы, когда ему исполнится 18 лет.


Когда Минтту шла в клинику, она уже знала, что большая часть половых клеток, переданных в Финляндию из-за границы, поступает из Дании. Она рассказала своему уже трехлетнему ребенку о его датском происхождении.


«Даже когда малыш был совсем маленьким, я, например, во время смены подгузников, говорила, что мама хотела тебя больше всего на свете, а в Дании есть один добрый дядя, который помог тебе родиться».


По мнению Минтту, хорошо, что к законам об искусственном оплодотворении относятся адекватно. Однако законы должны все время обновляться. Она надеется, что законодательство Финляндии вскоре будет позволять суррогатное материнство в тех ситуациях, когда семейная пара не может иметь детей.


Минтту верит в то, что отношение к вспомогательным репродуктивным услугам изменится, потому что общество, семьи и жизненные ситуации в целом уже очень сильно изменились.


«Если существуют взрослые, которые хотят предложить любящий дом и хорошие условия для воспитания ребенка, то я не понимаю, почему этому нужно препятствовать на уровне законодательства. Особенно с учетом того, что в стране призывают к увеличению рождаемости».


Прямые почтовые заказы будут прекращены летом 2018 года


Этим летом датское законодательство будет ужесточено: доставка спермы по почте напрямую клиенту без врачебного контроля будет запрещена. Другие европейские страны, включая Финляндию, тоже настаивают на ужесточении датского законодательства.


Генеральный директор банка спермы Cryos Питер Рееслев (Peter Reeslev) считает, что подобные ограничения приводят людей на черный рынок.


«Законодателям надо гарантировать банкам спермы единые условия, следить за их этической и генетической деятельностью. Политики не могут решить за людей, хотеть им детей или нет, и это никак не урегулировать законом».


У ЕС есть минимальные требования, касающиеся искусственного оплодотворения, но у каждой страны есть свои законы.


«Я называю это лоскутным одеялом законодательства», — говорит Рееслев.


Например, во Франции не осуществляют искусственное оплодотворение при помощи половых клеток иностранных доноров, и к французским донорам тоже предъявляются строгие требования. Французских доноров слишком мало. Личность донора не указывается, также во Франции не оказывают помощь одиноким женщинам и лесбиянкам.


Рееслев полагает, что все это привели к тому, что французы едут для проведения искусственного оплодотворения в Данию, Испанию и Бельгию, где законы отличаются меньшей строгостью.


Законы, касающиеся искусственного оплодотворения, вряд ли когда-нибудь станут едиными для всей Европы, поскольку взгляды разных религий в разных странах различаются. Различия есть и в нормах, касающихся абортов.


«Я только помог в оплодотворении»


Атмосфера в конференц-зале банка спермы в Копенгагене немного меняется, когда мы спрашиваем у Адама, как его будущая супруга отнесется к тому, что у него, возможно, будет несколько детей в разных концах Европы.


«Некоторые мои подруги спрашивали меня об этом и говорили: у тебя ведь так много детей по всему миру, дети повсюду. Они сбивают меня с толку, а эти их вопросы меня пугают».


Однако Адам также понимает, почему женщинам тяжелее воспринимать идею о донорстве спермы, чем мужчинам.


«Думаю, это связано с тем, что женщина девять месяцев носит ребенка под сердцем. Для меня же сперма — это то, что я могу производить или не использовать вовсе».


Он — открытый донор, то есть дети, рожденные от его клеток, могут при желании узнать личные данные отца и встретиться с ним.


Адам говорит, что много думал о том, как это будет, ведь он сам когда-нибудь захочет собственную семью. Он не собирается скрывать этот факт своей биографии от будущей супруги и обязательно расскажет ей, что он — донор спермы.


«Я надеюсь, что смогу встретить кого-нибудь, кто меня поймет. Из общего с этими людьми у меня только гены. Семьи опекают этих детей и несут за них полную ответственность. Я только помог на определенном этапе беременности», — говорит Адам.


Доноры проходят тщательное обследование


Как и Минтту в Финляндии, Адаму тоже пришлось тщательно обдумать свой выбор. За желанием стать донором стоит процесс длительностью в несколько месяцев, в котором выясняют не только генетику кандидата в доноры, но и его мотивы и моральную готовность.


«Это не просто пятничная прогулка, быстрая сдача спермы и получение наличных (примерно 300 датских крон, 40 евро, около трех тысяч рублей), — говорит Аннеметте Арндаль-Лауритсен, генеральный директор European Sperm Bank. — Это обязательство».


Когда Адам проходил тесты, чтобы стать донором в банке спермы, его сестра ждала ребенка.


«Она буквально светилась от счастья. Тогда я подумал, что если ребенок делает ее, ее мужа и меня, младшего брата, настолько счастливыми, то я еще сильнее уверен в том, что хочу стать донором».


При написании статьи учитывались пожелания интервьюируемых. Имя Адам — вымышленное, фамилия Минтту в тексте не указывается.


Для подготовки этой статьи журналисты также беседовали с Тарьей Вайниола (Tarja Vainiola), старшим инспектором Valvira (государственной контрольно-надзорной службы социального обеспечения и здравоохранения Финляндии — прим. пер.) и Марьей Туоми-Никула (Merja Tuomi-Nikula), врачом клиники Felicitas, специализирующимся на женских болезнях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.