В основу ее первой книги легли шесть лет работы и 52 интервью. Салима Амари (Salima Amari) — одна из тех редких специалистов, которые занялись вопросами положения лесбиянок в отдаленных кварталах. Ее работа «Неустойчивое равновесие. Формирование личности и семейных отношений среди лесбиянок, которые являются мигрантами магрибинского происхождения или их потомками», позволяет окунуться в жизнь (зачастую тайную) этих невидимых на улице женщин.


«Экспресс»: У нас часто говорят о тяготах жизни геев в неблагополучных кварталах, однако лесбиянки упоминаются достаточно редко. Можно ли их увидеть на улице в этих районах?


Алима Амари:
Нет, лесбиянок там конечно не видно. Эта невидимость связана как с осознанным выбором, так и с давлением обстоятельств. При подготовке книги я говорила с 500 женщин. Всем им по-настоящему хотелось встретиться со мной. Они говорили: «Вы делаете очень хорошее дело. Так мы сможем существовать». Эта невидимость подталкивает их к тому, чтобы рассказать о себе. Как бы то ни было, она подразумевает суждение, и именно поэтому я говорю, что она может быть личным выбором. Лесбиянки предпочитают молчание и отказываются заявлять о себе, чтобы сохранить равновесие в жизни. Если они привлекут к себе слишком много внимания, то потеряют семью и родственные связи.


— Что это значит? Запрет держится в первую очередь в кругу семьи, а не в кругу друзей?


— Тема гомосексуализма в целом поднимается, пусть и не применительно к себе, так что я не назвала бы эту тему запретной. Семьи меняются. Есть вещи, о которых говорят шепотом, помалкивают. Многие лесбиянки не говорят правду, но и не скрывают ее. «Я знаю, что мама в курсе, но мы об этом не говорим». Так, например, если они живут с девушкой, то называют ее «соседкой». Но признают, что в квартире есть всего одна постель. Другие говорят, что не собираются выходить замуж, не упоминая при этом свою ориентацию. Некоторые руководствуются стратегией быстрых браков. Они выходят замуж, но затем разрывают отношения через несколько месяцев или даже дней. Тем самым они избавляются от давления, утверждая, что у них не получилось. А затем переходят на лесбийские отношения.


— Почему бы не сделать шаг и не признать свою ориентацию?


— Те редкие случаи, когда это происходит, обычно заканчиваются для девушек разрывом семейных отношений. Они изолируют себя от братьев и сестер, чаще всего старших. Они говорят о верности родителям, которые и так уже немало настрадались и не поняли бы этого. Они живут полной лесбийской жизнью, но об открытом признании речи не идет. У тех, кто все же решился на такой шаг, чтобы быть честным с самими собой, я зачастую ощущала немалую грусть и даже сожаление. По их мнению, это оказывает семье плохую услугу. Ее репутация может оказаться под вопросом, а последствия могут быть очень серьезными. Поэтому они говорят себе: «Зачем нарушать молчание?»


— Если они открыто обо всем заявляют, то вынуждены менять место жительства?


— Обычно да. Особенно, если они хотят жить парой. Они уезжают в другой город. Отдаляются. Худший вариант — это полный разрыв отношений с семьей. Если этого не происходит, они живут нормальной жизнью, ходят в клубы, разговаривают с матерью по телефону.


— Говорили ли они о случаях гомофобской агрессии?


— Не о физической. Кроме того, на улицах в этих кварталах больше мужчин, у которых более велика вероятность стать целью гомофобии. Женщин зачастую это не затрагивает. Об их существовании знают, однако отрицают это.


— Может ли вообще женщина из пригородов признать себя лесбиянкой?


— Честно говоря, нет. Такие случаи крайне редки. Об успехе можно говорить только в случае тех, кто собираются в группы и защищают друг друга. В одиночку все намного труднее. Нужно принять взгляд общества на лесбиянок. Они пытаются стать частью системы для собственного спокойствия. Это очень по-человечески. Заявив о себе в одиночку, ты ставишь себя в опасность. Никто в этом не заинтересован. Лесбиянок могут принять в группу, даже гетеросексуальную. В результате они ощущают себя защищенными.


— Как помочь этим женщинам, чтобы они могли жить свободнее со своей ориентацией?


— Необходимо подтолкнуть ассоциации на уровне больших городов к тому, чтобы уделять больше внимания особенностям жизни геев и лесбиянок в пригородах. Это было бы очень правильным ходом, поскольку их положение действительно очень необычное. Они не хотят заявлять о себе, чтобы не разрушить связи с семьей. Им приходится приспосабливаться, изворачиваться. Приведу в пример одну девушку из пригорода Лиона. Она переехала в небольшой город в парижском регионе, где жила с подругой. Там она старалась всячески избегать соседа-араба, потому что боялась осуждения с его стороны. Но однажды она повстречала его в районе Маре и выяснила, что он — гей. Она сама угодила в ловушку предрассудков. Она боялась нападок с его стороны, но он стал ее любимым соседом. За страхами одних и других может скрываться солидарность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.