19 апреля Верховная рада Украины большинством голосов (268 — против 36) поддержала обращение президента Украины Петра Порошенко к Вселенскому и Константинопольскому патриарху Варфоломею с призывом признать самостоятельность Православной церкви на Украине. Как сообщает Радио Свобода обращение было предварительно обсуждено с патриархом Варфоломеем 9 апреля 2018 года в рамках более широкой дискуссии о проблемах канонической самостоятельности Украинской Православной церкви, связанной, в том числе, и со сложным процессом объединения православных церквей на Украине. Вопрос автокефалии может быть рассмотрен 28 июля 2018 года, на Соборе в Константинополе к 1030-летию крещения Киевской Руси.


22 апреля стало известно что Вселенский патриархат рассмотрел обращение украинских властей. РИА новости ссылаясь на источник, близкий к Константинопольскому патриархату, сообщило, что вопрос Украинской автокефалии будет обсужден на внеочередном Синоде с участием всех признанных православных церквей, и высказал мнение, что автокефалии Украинской церкви не дадут, поскольку решение требует единогласия, а Российская Православная Церковь выступает против. Но есть и другие мнения — так, Радио Свобода ссылаясь на историка и исследователя религиозных отношений Анатолия Сидоревича предполагает, что «с Киевом про все уже договорено», хотя опасность внешнего давления на патриарха Варфоломея, в первую очередь со стороны Москвы и Анкары еще остается.


Процесс признания автокефалии Украинской Православной церкви осложнен тем, что мировое православие не выработало его единой процедуры. Исходя из прецедентов и возможных исторических обоснований, реализуемым на практике вариантом является признание украинской автокефалии Патриархом Константинопольским Варфоломеем.


Константинопольский патриархат подходит на роль посредника-объединителя по двум причинам. Во-первых, православные епархии на территории нынешней Украины, до 1686 года, подчинялись Константинополю. Во-вторых, Константинопольский патриархат обладает среди других православных церквей «первенством чести».


Константинопольский патриархат может опереться на Уложенную Грамоту или Томос от 1589 года, согласно которому территория нынешней Украины не входит в состав Московского патриархата.


Перечисленное и дало Петру Порошенко основание заявить, что «Константинопольская церковь для нас была, есть и будет церковью-матерью,…а его святейшество Варфоломей, единственный, кто способен помочь православным Украины урегулировать канонический статус Украинской церкви в структуре мирового Православия».


Но даже если Украинская Православная Церковь получит автокефалию, процесс объединения украинских церквей обещает быть сложным.


Сегодня на Украине действуют сразу три православные церкви.


Украинская православная церковь Московского Патриархата (УПЦ МП) — часть Русской Православной церкви во главе с патриархом Кириллом. Ее приходы составляют 67% (12 515) от общего числа православных приходов на Украине. Официальная позиция УПЦ МП сводится к категорическому отказу от объединения в единую Украинскую церковь, независимую от Москвы. Вместе с тем, Русская служба BBC сообщает что только трое из девяти членов Синода УПЦ МП занимают твердую пророссийскую позицию: наместник Киево-Печерской лавры Павел, глава Одесской и Измаильской епархии Агафангел и митрополит Донецкий и Мариупольский Иларион. Примерно такая же ситуация по оценкам социологов складывается и уровнем ниже: на пророссийских позициях стоит порядка 30% духовенства УПЦ МП и ее прихожан. В то же время митрополит Черкасский и Каневский Софроний назвал Владимира Путина «бандитом», а главный капеллан, митрополит Августин, благословил украинских военных на защиту Родины: «Мы же не пошли на Ростов-на-Дону или Смоленск».


Помимо УПЦ МП существует Украинская православная церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП), возглавляется патриархом Филаретом. Созданная в 90-х годах, вместе с получением Украиной независимости она не признана как каноническая другими православными церквями. Ее приходы составляют 26% (4877) православных приходов Украины.


Наконец, на Украине действует и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ), возникшая после революции 1917 года и сохранившаяся в США и Канаде, возглавляемая в настоящее время митрополитом Киевским Макарием, также с неясным каноническим статусом. Ее приходы составляют 7% (1225) от общей численности православных приходов.


Предстоятель УАПЦ митрополит Макарий видит объединение как желанное. На этой же позиции стоит и патриарх УПЦ КП Филарет, который обращался к УАПЦ с призывом объединения «всех сторонников автокефалии православной церкви на Украине».


Объединение всех Православных церквей на Украине под одной крышей заключает в себе серию трудностей. Необходима организация Собора новой церкви, что будет осложнено многолетней историей взаимных претензий и обвинений. И, кроме дел церковных, существуют и вполне земные дела, касающиеся вопросов собственности, с которыми тоже все обстоит сложно.


Помимо старых вопросов о принадлежности церковного имущества, сменившего владельцев после решений Львовского Собора 1946 года, когда храмы и имущество греко-католиков были переданы епархиям Московского Патриархата, что до сих пор вызывает трения между Украинской грекокатолической церковью и УПЦ МП, существует и борьба за духовно и исторически важное имущество которые увеличивает престиж и значение церковной организации-собственника. Например, борьба Киевского и Московского Патриархатов за контроль над Киевской лаврой или за возможность проводить богослужения в храме Малой «Теплой» Софии. Эта борьба проявляется и в участившихся в последние годы силовых захватах церковного имущества, являющихся, до некоторой степени, продолжением противостояния на Востоке Украины.


Объединение церквей, сняв с повестки дня противостояние между православными церквями неизбежно актуализирует вопросы, связанные с отношением новой церкви к решениям Львовского собора и отношения к греко-католикам.


Другая сложность автокефалии и объединения заключается в риске очередного раскола. Патриарх Кирилла занимает по этому вопросу предельно жесткую позицию, заявляя что никогда не согласится на изменение «священных канонических границ нашей Церкви».


Руководство же России полностью поддерживает позицию РПЦ в вопросе автокефалии на Украине, видя в зависимости УПЦ от Москвы важнейший элемент влияния.


Таким образом, есть все основания ожидать согласованного противодействия появлению Украинской автокефальной церкви со стороны Москвы, идущего одновременно на церковном, международно-дипломатическом и военном уровнях.


В свою очередь, Патриарх Кирилл на Украине находится в довольно узком коридоре возможностей. Удержать УПЦ МП в поле своего влияния он может, лишь увеличивая автономность Украинской православной церкви де-факто, то есть предлагая «синицу в руке» взамен борьбы за полноценную автокефалию, или даже за автономный статус, что сопряжено с большими рисками для иерархов УПЦ МП. Так, последний Собор Русской Православной Церкви еще раз подчеркнул особый статус УПЦ МП, заявив, что ее руководящий центр находится в Киеве. Причины такого заявления не скрываются — патриарх УПЦ МП Онуфрий отметил, что оно стало реакцией на «попытки дискредитировать УПЦ в глазах украинского общества, спекулируя ее несамостоятельным статусом».


Подводя итог, можно утверждать, что даже успешное завершение переговоров с Константинопольским патриархатом и признание автокефалии Украинской Православной церкви не будет означать наступления мирного периода ее развития. Напротив, первые годы автокефалии будут для объединенной Украинской Православной церкви годами борьбы и страстей.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.