Чаще всего толпа обедающих на этом оживленном перекрестке в северной части Торонто расходится к половине второго. Но в понедельник на тротуарах было больше народа, чем обычно. Матери с колясками и офисные работники наслаждались первым весенним теплом после долгой и холодной зимы.


Таксист Агьеман-Баду свернул на Янг-стрит чуть южнее Финч-авеню и тут же заметил белый минивэн, ехавший про тротуару. Он подумал, что это странно, но не придал этому значения.


Но когда машина сбила пожарный гидрант и ударилась в желтый газетный киоск, он насторожился. Агьеман-Баду в ужасе наблюдал за тем, как микроавтобус продолжал катиться прямо к автобусной остановке, где стояла женщина. Спустя долю секунды она исчезла под колесами машины. Гигантские стекла вокруг нее разлетелись на тысячи осколков.


Но это было только начало. За 25 минут на двухкилометровом отрезке Янг-стрит от Финч-авеню до Шепард-авеню произошли десятки подобных сцен, наполненных ужасом. Свидетели рассказывали, как пешеходы в панике бежали прочь, как раздавались крики, как на земле лежали окровавленные пострадавшие и трупы.


Десятки людей попали под колеса машины во время этой вспышки безумия, которую начальник полиции Торонто Марк Сондерс назвал преднамеренным нападением. Официальные лица, между тем, назвали произошедшее «атакой». Это была самая страшная такая атака в истории Торонто. По состоянию на вечер понедельника официальные цифры были таковы: 10 погибших и 15 раненых, причем многие из них в критическом состоянии.


«Я видела мешки для трупов, — сказала Саман Табасинеджад, живущая недалеко от того места, где все началось. — Я видела, как их носят один за другим, один за другим». По ее словам, рядом лежали вещи пострадавших. Пара туфель. Дамская сумочка. Разбитые очки.


Первый звонок в полицию раздался в 13 часов 27 минут. Арест нападавшего был произведен в 13 часов 52 минуты.


Когда началась атака, Мерса Марджани сидела в кафе «Собан» на углу Янг-стрит и Финч-авеню. По ее словам, она увидела людей, лежащих на мостовой, в том числе, женщину лет 20 с небольшим, которую машина сбила недалеко от Финч-авеню. «Я видела пятерых раненых, один ничего, а трое были смертельно ранены. Один умер прямо у меня на глазах», — сказала Марджани. Погибшая женщина была вся в крови. «Очень многие люди пытались помочь ей».


Повар из близлежащего ресторана Дэйнис Каверс ехал на юг по Янг-стрит, когда его внезапно подрезал минивэн с надписью «Ryder Truck Rental and Leasing». Перед этим минивэном мужчина переходил дорогу. По словам Каверса, вместо того, чтобы притормозить, водитель машины, судя по всему, нажал на газ. «Он нацелился на этого парня и нажал на педаль газа, — сказал Каверс. — Тот человек взлетел в воздух. Наверное, выше этого микроавтобуса».


Всего в нескольких метрах южнее Амир Фарохпур вышел из мебельного магазина, где он работает. Он хотел пойти пообедать, но остановился, услышав громкий удар. Прямо перед ним по Янг-стрит, виляя, ехал микроавтобус. На дороге позади него лежал мужчина средних лет с окровавленной головой. Фарохпур подбежал, чтобы помочь, но было уже поздно. «Он умер мгновенно».


Прохожие в изумлении наблюдали за происходящим, многие звонили по номеру 911, а работники пытались всех успокоить. «Это было неслыханно. Мы ничего подобного в Торонто не видели», — сказал начальник скорой медицинской помощи Торонто Джон Фленгас. Людей начали развозить по больницам.


10 человек поначалу отвезли в травматологическое отделение Центра медицинских наук Саннибрук. Еще шестерых отправили в другие больницы. Четверых пострадавших отвезли в госпиталь Норт-Йорка. Один из них находится в критическом состоянии, еще трое стабильны.


Двоих пострадавших срочно отправили в реанимацию госпиталя св. Михаила в центе Торонто. Об это сообщила официальный представитель городских властей, отказавшаяся рассказать о состоянии пациентов.


В Центре Саннибрук все подъезды к госпиталю заполонили полицейские машины и кареты скорой помощи. Туда пригнали специальный медицинский автобус для оказания помощи пострадавшим. Госпиталь в качестве меры предосторожности запер свое реанимационное отделение и открыл центр срочной помощи.


В понедельник после обеда сотрудники обеспечили наличие достаточного количества коек. Медицинский директор госпиталя доктор Дэн Касс сказал, что сцена напоминала «организованный хаос». По его словам, сотрудники до сих пор пытаются связаться с родственниками пострадавших.


А минивэн на Янг-стрит продолжал ехать на юг.


Энди Джибб наблюдал за происходящим с балкона 27-го этажа своего дома. Его отвлекли от работы громкие звуки столкновений, а затем крики. То, что он увидел внизу, потрясло его. На тротуаре лежало не меньше пяти тел, три — без движения.


На полпути от Финч-авеню до Шепард-авеню на Янг-стрит находится большое здание, где размещается Министерство здравоохранения Онтарио, а также десятки офисов компаний. Именно туда после обеда вместе с подругой направлялась Мишель Келман, работающая в компании информационных технологий. Подходя к работе, они услышали сзади громкие крики. Келман обернулась и увидела, как вверх взлетают тела. Потом она поняла причину криков, увидев переднюю часть белого микроавтобуса, который ехал по тротуару прямо на нее.


Ей удалось каким-то чудом отскочить в сторону в тот момент, когда машина проезжала мимо. Она посмотрела по сторонам, но подругу не увидела. «Везде лежали тела», — рассказывала заплаканная Келман, и руки у нее все еще тряслись. Она осмотрела несколько тел, и наконец нашла подругу. Позже та скончалась.


В какой-то момент водитель свернул с Янг-стрит. В следующий раз его заметили на Богерт-авеню, в квартале от Шепард. Прохожие увидели, как микроавтобус развернулся и поехал обратно на Янг-стрит. Он срезал угол прямо перед закусочной «Тим Хортонс» и врезался в скамейку и знак парковки. Потом водитель снова продолжил путь по Янг-стрит. Но далеко он не уехал.


Бухгалтер Сабенду Басу ехал по Пойнтц-авеню, когда раздались приближающиеся звуки сирен. Он увидел полицейские машины и приближающийся белый микроавтобус. Когда водитель подъехал к полицейским, он сбросил скорость. По словам Басу, из микроавтобуса вылез мужчина, державший в руках какой-то черный предмет. Он поднял его как пистолет.


«Полицейский принял все меры предосторожности, спрятался за своей машиной и попытался прицелиться, — сказал Басу. — А тот [подозреваемый] просто шел на полицейского и целился в него».


Полицейский начал приближаться к подозреваемому, стараясь не попасть ему на мушку. В итоге он обезвредил его. Через несколько мгновений все закончилось. Полицейский уложил мужчину на дорогу. Полиция арестовала его и в понедельник вечером опознала. Подозреваемым оказался 25-летний Алик Минассян.


«Все было как в кино, — сказал Басу. — Я был абсолютно потрясен, глядя на происходящее передо мной».


К восьми часам вечера полиция почти полностью убрала трупы с места происшествия. Возле тел припарковался черный автомобиль коронера, а полиция продолжала патрулировать район и проводить криминалистические действия.


На другой стороне улицы стали собираться люди, чтобы почтить память жертв. Возник самодельный мемориал из записок и соболезнований, написанных на картоне.


«Я вышел, увидел тела на земле, увидел улицы, по которым хожу каждый день, и понял, что надо что-то делать», — сказал живущий по соседству Константин Гулич, участвовавший в создании стихийного мемориала. «Нам надо как-то пережить это, но понадобится время. А сейчас мы просто должны сказать, как мы опечалены случившимся сегодня», — заявил он.


Другие люди, такие как Табасинеджад, которая увидела возле своего дома мешки с трупами, назвали произошедшее страшным случаем. «Это ужасно. Все они — мои соседи», — сказала Табасинеджад.


Это ужасно даже для Торонто, где плотно селятся вновь прибывшие, в основном китайцы, корейцы и иранцы, многие из которых заводят поблизости собственное дело. «В этом районе почти все иммигранты, — сказала Табасинеджад. — Я так его люблю».


В подготовке статьи принимали участие Дениз Балкиссун (Denise Balkissoon), Келли Грант (Kelly Grant), Джастин Линг (Justin Ling) и Дженнифер Ла Грасса (Jennifer La Grassa).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.