Считается, что нападение из засады — весьма успешная тактика. Так думал и командир взвода группы американских танков M3 «Ли». Вместе с другими частями 1-ой американской танковой бригады он в конце ноября 1942 года продвинулся с северо-запада Туниса в восточном направлении. В то же самое время в тылу немецко-итальянских позиций, окружавших Тунис, высадились британские спецподразделения и десантники.


Но ранним утром 1-го декабря 1942 года началось немецкое контрнаступление: немецкая 10-ая танковая дивизия ударила в 7 часов 30 минут по авангарду американских войск. Уже упомянутый командир взвода отдал приказ расположить свои танки в густой оливковой роще между Тебурбой и Джедейдой, чтобы напасть на немецкие танки, когда те будут проезжать мимо.


Но, как потом оказалось, это была плохая идея. Потому что к американцам приближались не итальянские бронемашины и даже не немецкие танки Т-III, которые «Ли» мог сильно повредить со среднего расстояния своей расположенной в спонсоне 75-мм пушкой, а два (по некоторым данным три) экземпляра новейшей и тяжелейшей гусеничной бронемашины вермахта — танки Т-VI «Тигр».


Американский командир взвода поджидал их долго. Его позиция была практически невидима для противника, и поэтому лишь когда «Тигры» подошли к ней почти на сто метров, он отдал приказ стрелять. Но снаряды из пушек танков «Ли» просто отскакивали от брони вражеских машин. А вот со снарядами 88 мм пушек «Тигров» дело обстояло совершенно по-другому: уже первые два выстрела были прямыми попаданиями, и два «Ли» взорвались. Оставшиеся спешно отступили, а так как они находились под защитой густой оливковой рощи, то дальнейших потерь не было.


Бои 1 декабря 1942 стали лишь началом неудачи, которая стала определять дальнейшее поведение союзников. Слухи об огромном немецком танке, который нельзя было подстрелить, быстро распространились по войскам. Главнокомандующий американскими войсками пытался пресекать панические настроения, но с переменным успехом.


Победа Роммеля на перевале Кассерин


Тяжелое поражение союзных войск в боях за перевал Кассерин в феврале 1943 года также отчасти было обусловлено страхом перед якобы неуязвимыми «Тиграми». Тогда было подбито 183 преимущественно американских танков и более 600 других машин.


На панический страх американских солдат перед «Тиграми» не смог повлиять даже тот факт, что солдаты британских противотанковых войск, используя специальный бронебойный снаряд, смогли из 57 мм пушки уничтожить один из новых немецких танков. Но для этого нужны были не только особые и пока еще редкие снаряды, но и большой опыт и полное хладнокровие.


После успешной высадки союзных соединений в Алжире и Марокко, а также победы британской 8-ой армии под Эль-Аламейном Гитлер приказал послать новейшие немецкие танки вместо восточного фронта в Северную Африку. Первым в Тунис 23 ноября 1942 года прибыл 501-й батальон тяжелых танков, к нему относились и танки, которые приняли 1 декабря свой первый бой по Тебурбой. В начале марта 1943 года к этим войскам присоединились части 504-го батальона тяжелых танков.


Каждая рота состояла из девяти «Тигров» и десяти танков Т-III последней версии N, на которые были установлены 75 мм пушки, «освободившиеся» после модернизации танков Т-IV. Распределение задач среди этих подразделений было простым: «Тигры» должны были сосредоточиться на уничтожении вражеских танков, Т-III — на подавлении артиллерии противника и его пехоты.


Танки Второй мировой войны


В общей сложности в Северную Африку прибыло только 31 «Тигров». Но так как это были первые серийно выпущенные машины и имел место недостаток запчастей, не все из них были одномоментно готовы к бою. Но даже этого скромного количества оказалось достаточно.


Ведь ни американские М3 «Ли» с их средними по длине и ограниченно подвижными 75 мм пушками, ни М4 «Шерман», вооруженные в основном теми же пушками, не могли пробить броню «Тигров» даже с близкого расстояния. 57 мм пушки большинства британских танков «Черчилль» также были малоэффективны — для этих машин не было бронебойных снарядов. А вот для «Тигра» не составляло никаких проблем подбивать все союзные танки даже с большого расстояния.


До мая 1943 года «Тигры» в Тунисе уничтожили более 300 вражеских боевых машин, потеряв за то же время в боях всего семь машин, подбитых почти исключительно бойцами британских противотанковых войск. Правда, еще несколько «Тигров» были утрачены в результате подрыва на минах и из-за технических неполадок. В общей сложности союзники захватили в Северной Африке от четырех до семи танков Т-IV, данные о количестве разнятся. Это объясняется скорее всего тем, что некоторых поврежденных «Тигров», которых союзные противотанковые войска использовали для учебных стрельб, то включали в это количество, а то нет.


Но как бы то ни было, уважение перед «Тиграми», которому американские и британские войска научились в Северной Африке, оказывало воздействие на них и в последующих операциях: как на Сицилии, так и в материковой Италии. Есть сведения, что даже в июне 1944 года в Нормандии союзные солдаты впадали в панику, как только замечали танк с прямоугольным корпусом и длинной пушкой.


Кстати, такое также случалось, когда речь шла вовсе не от «Тиграх», а о более поздних версиях танка Т-IV, которые издалека напоминали «Тигров» по очертаниям. То есть, страх перед «Тиграми» действовал и при виде этих в два раза менее тяжелых машин.