Кажется, что все ясно. Во Второй мировой войне гитлеровская Германия была разгромлена союзниками. Советский Союз, американцы, французы и британцы освободили Европу от ужаса фашизма. 8 мая 1945 года закрепляет эту дату. В Москве в память о «Великой отечественной войне» каждый год проходит военный парад. 27 миллионов граждан Советского Союза стали жертвами агрессоров, почти половина из них — гражданское население. В России Сталин, прославленный герой победы над фашизмом, сегодня почитается больше, чем, например, Михаил Горбачев. А в Германии многим при упоминании 8 мая приходит на ум речь тогдашнего президента ФРГ Рихарда фон Вайцзеккера, который в 1985 году объявил день поражения днем освобождения.

Эта картина нарисована правильно, но в ней очень сильно проявляется именно западногерманский взгляд на историю. Действительно ли 8 мая 1945 года было днем окончания войны и днем освобождения? Еще целых три месяца война бушевала в азиатско-тихоокеанском регионе. К так называемой оси принадлежала и Япония. И лишь атомная бомбардировка Хиросимы («Малыш») и Нагасаки («Толстяк») 6 и 9 августа 1945 года, которая унесла жизни 200 тысяч человек, заставила императора Хирохито капитулировать. Становится ли справедливая война несправедливой, когда применяется оружие массового поражения? Право войны (ius ad bellum) действует, собственно, независимо от права на войне (ius in bello). Однако надо соблюдать соразмерность. В глобальной перспективе было очень важно как можно скорее победить Японию, как прежде — Германию.

 

Фашизм был разгромлен


День освобождения? Да, несомненно. Фашизм был разгромлен, выжившие узники концлагерей освобождены, порабощенным народам вернули их свободу. По крайней мере западные немцы смогли восстановить свою страну, и при этом их сильно поддержал план Маршалла. Несмотря на Красную капеллу и сопротивление вокруг графа Штауффенберга, немцам не удалось самим свергнуть режим Гитлера, и это был позор, однако его компенсировали демократия, экономическое чудо, правовое государство, а также включение ФРГ в западный оборонный союз.

Для миллионов людей в Восточной Европе, в Прибалтике и в советской оккупационной зоне все выглядело по-другому. Для них 8 мая 1945 года начался переход к другой, коммунистической диктатуре. Спецлагеря в Бухенвальде и Заксенхаузене просто использовались Советами и дальше. В своей книге «Государство СС» (Der SS-Staat) Ойген Когон (Eugen Kogon) описывает происходящее: «Персонал НКВД охраняет пленных, управляет системой. Против бывших национал-социалистов? Против каждого, кого заподозрят в том, что он — «государственный преступник». Или «агент иностранной державы».


Освобождение от фашизма? Да. Освобождение от принуждения, страха, террора, угнетения? Для другой половины Европы это было не так. Прошло некоторое время, прежде чем в память о Холокосте включили и другие группы жертв кроме евреев, — синти и рома, гомосексуалистов, Свидетелей Иеговы (организация запрещена в РФ — прим. пер.). Становится трудно и порой необъяснимо показать, как расширяется круг других видов геноцида (против гереро, армян), а также европейских жертв коммунизма. Упрек в относительности быстро устраняется. При этом три даты тесно связаны друг с другом: 27 января как международный день памяти жертв Холокоста, 8-9 мая как победа над фашизмом, 23 августа как Европейский день памяти жертв сталинизма и национал-социализма. 23 августа 1939 года был заключен пакт Гитлера-Сталина, на основании которого Германия 11 сентября 1939 года напала на Польшу. Советский Союз присоединился к агрессии 17 сентября. Между 1939 и 1941 годами были убиты около 200 тысяч польских мирных граждан, половина — вермахтом, другая половина  Красной Армией.


Мировая столица воспоминаний


Берлин — это мировая столица воспоминаний. Здесь есть музей Холокоста, дом, где прошла конференция в Ваннзее, Еврейский музей, Музей капитуляции, мемориал 17-й путь на вокзале Груневальд, топография террора. Кроме того, есть дом на КПП «Чекпойнт Чарли», бывшая тюрьма госбезопасности в Хойеншёнхаузен, документация жертв Берлинской стены на Бернауэр штрассе. А в старой западной части города, в районе Тиргартена, стоит советский мемориал. Нет только центрального памятника жертвам коммунизма. Счастье западных немцев, которых освободили 8 мая 1945 года, омрачают поздние страдания многих восточных немцев и восточных европейцев.

Вот еще одна западногерманская особенность памяти: именно те, кто страдает под тяжестью истории, еще более отягощают этот груз. Когда 24 сентября 2017 года АдГ (партия «Альтернатива для Германии» — прим перев.) вошла в бундестаг, некоторые из их сторонников устроили на Александерплатц перебранку со своими противниками. «Вы проиграли выборы», — кричали члены АдГ с балкона одного клуба. Протестующие отвечали на это: «Вы проиграли войну».


В этом анекдоте есть одна изюминка. Сторонники АдГ подчеркивают свою немецкую идентичность. Они понимают ее этнически. Они не считают мигрантов из Турции, Италии, Польши, России, Сирии или Афганистана немцами. Но чем уже понимается немецкая идентичность, тем теснее становится семейно-историческое отношение к национал-социализму. Поэтому в лозунге «Вы проиграли войну» есть зерно истины. В переводе оно означает следующее: фаворизированное вами народное единство свидетельствует о непосредственном биографическом отношении к немецкому прошлому. Гитлер «сломал немцам хребет», говорит Александр Гауланд. Уж он-то должен знать, он же — истинный немец.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.