«Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей, за которыми мы будем стоять сзади», — эту эпохальную фразу Владимира Владимировича Путина, недавно коронованного на очередной срок, чаще всего вспоминали в связи с поездкой на «Евровидение» певицы Юлии Самойловой.


В прошлом году грандиозная задумка отправить на Украину больную девушку с треском провалилась: несмотря на все воззвания к украинской совести, россиянке во въезде отказали. Нечего было наши законы нарушать и кататься в Крым в обход Украины. Причем ладно бы Самойлову выбрали на открытом голосовании. Так нет — решение было принято в приказном порядке. Выбирали явно кого пожалостливее. Чтобы, значит, показать всему миру, как бессердечные бандеровцы измываются над хрупкой девушкой в инвалидной коляске, лишая ее детской мечты — спеть на «Евровидении».


Мир, правда, как-то не очень впечатлился — мучителями выглядели как раз российские власти, решившие сыграть на болезни певицы. Юля в итоге на Украину так и не попала, а российским властям пришлось продолжать разыгрывать эту карту и в Лиссабоне. Ведь поменять участника означало признаться в том, что выбор певицы для прошлогоднего конкурса был продиктован исключительно идеологическими мотивами.


Так что в этом году национальный отбор в России тоже не проводили — в Португалию едет Самойлова и точка. Робкие возгласы о том, что хороший человек — не профессия, а инвалидность — не индульгенция, и не помешало бы сперва петь научиться, тонули в стройно выстроенных пропагандистских лозунгах. В прошлом году российские официальные СМИ гордо заявляли, что по прогнозам букмекеров Самойлова уверенно входит в пятерку лидеров. В этом году Иосиф Кобзон заявил, что Самойлова несомненно выступит хорошо, но оценок высоких не будет из-за «сложившейся политической ситуации».


Ну вроде как весь мир на Россию ополчился, так что даже выстави она на конкурс Монсеррат Кабалье, никто бы не оценил. Вот только проблема в том, что Самойлова, без оглядки на какие-либо идеологические моменты, действительно слабая певица. И инвалидной коляской дело не спасти — это для россиян публичное появление человека с инвалидностью подвиг, а для европейцев в этом ничего грандиозного нет. Просто потому, что успешные и публичные люди с инвалидностью там норма, а не редкое исключение из правил.


В успех Самойловой не верили и сами россияне — по последним опросам лишь 13% жителей страны считали, что Юлия может выбиться в лидеры. Но России отступать было некуда, так что пришлось придумывать, как же скрыть откровенные проблемы с вокалом певицы. Судя по всему, за прошедший год никто так и не удосужился научить Самойлову петь — ставку-то вовсе не на голос делали. Первые признаки надвигающейся катастрофы появились несколько недель назад — на вечеринке в Москве, посвященной подготовке к «Евровидению», Самойлова не смогла справиться с живым исполнением конкурсной песни I won't break. Видеозапись этого выступления моментально разлетелась по сети — пение Самойловой называли и непрофессиональным, и даже позорным.


В российском оргкомитете «Евровидения» комментировать выступление певицы отказались, заявив, что выступление на «Евровидении» для Самойловой является «большим подвигом в силу ограниченных возможностей организма артистки». Но выводы сделали: в итоге на самом конкурсе Юлия в сложных местах молчала. Такое себе ноу-хау, когда вместо солистки поет бек-вокал. Но и это не спасло: Самойлова не попадала в ноты, а на втором куплете и вовсе забыла вступить вовремя. В итоге Россия впервые за время участия в «Евровидении» провалилась еще в полуфинале. Объяснить это болезнью певицы вряд ли получится — в прошлом году конкурс выиграл Сальвадор Собрал, который даже репетиции не посещал из-за проблем с сердцем. Но потом вышел на сцену и без всяких громоздких декораций и группы поддержки на сцене спел и стал победителем.


Россия же, как в том крылатом выражении, оказалась унтер-офицерской вдовой, которая сама себя высекла. Не помогла ни феерическая акция «Бессмертный полк», в ходе которой Самойлова рассекала по португальской столице в обрамлении знамен «ДНР» и с ликом дедушки Ленина, ни огромная невразумительного вида гора на сцене, с которой певица, судя по всему, просто-напросто боялась грохнуться. Сидеть на такой верхотуре, да еще и в инвалидной коляске — тут не только слова песни забудешь. Тем более, если песня на английском, с которым у Юли явно большие проблемы. «Большой подвиг» Самойловой, который превозносили российские власти, для зрителей «Евровидения» оказался большим мыльным пузырем. «Этот тот случай, когда не Магомет идет к горе, а гора уезжает вместе с Магометом», — злорадствовали комментаторы.


Примечательно, что сотни гневных комментариев самих россиян обращены не к Самойловой, а тем, кто ее на конкурс послал. Мол, с певицы-то что возьмешь — ей сказали, она и поехала. Виноваты в провале те, кто отправил ее на «Евровидение», второй год подряд проигнорировав национальные отборы. Даже Филипп Киркоров, который по традиции опекает россиян на «Евровидении», на этот раз сбежал в Молдавию и готовил тамошних конкурсантов. В том, что Самойлова провалится, большинство россиян и не сомневалось. Но, как говорится, партия сказала «надо».


Возмущенные россияне задаются вопросом: неужели во всей многомиллионной стране не нашлось человека, который достойно представил бы Россию на конкурсе? Тем более, что сегодня к россиянам действительно настороженное отношение, так что надо стараться изо всех сил. Украинские пользователи уже шутят: не станет ли провал Самойловой поводом собрать Евромайдан в России? Сперва за то, чтобы на «Евровидение» ехали отобранные самими россиянами участники. А там, глядишь, и другие требования появятся.