«Украинская нация слишком многолюдная, чтобы можно было ее полностью уничтожить эффективным способом. Однако ее религиозное, интеллектуальное и политическое руководство, ее избранные и решающие части довольно малы, и поэтому их легко ликвидировать. Именно поэтому советский топор с полной силой упал на эти группы с помощью известных орудий массового убийства, депортации и принудительного труда, ссылки и голода… Первый удар направлен на интеллигенцию — мозг нации, чтобы парализовать остальной организм… Рядом с атакой на интеллигенцию шло наступление на Церковь, священников и церковную иерархию — «душу» Украины… Третье острие советской атаки было направлено против фермеров — большой массы независимых крестьян, хранителей традиций, фольклора и музыки, национального языка и литературы, национального духа Украины. Оружие, которое употребляли против них, является, пожалуй, самым страшным из всех — истязание голодом», — это слова американского юриста Рафаэля Лемкина, который первым назвал голодомор геноцидом.


Несмотря на значимость этой трагедии для украинцев, до сих пор многие ее вопросы остаются нерешенными. Ученые, анализируя ранее неисследованные источники, узнают все больше новой информации, позволяющей лучше понять, что же происходило на Украине в первой половине ХХ в. С целью поделиться новыми данными и решить, какие дальнейшие шаги должны быть осуществлены, в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко состоялась международная конференция «Искусственный голод на Украине ХХ века».

 

 

В 1937 году должно было бы быть 35 миллионов украинцев

 


Конференция объединила почти 200 ученых из всех регионов Украины и четырех стран; на ней также присутствовали экс-президенты Леонид Кравчук и Виктор Ющенко. Одним из ключевых на конференции было выступление профессора, доктора исторических наук Владимира Сергийчука, который поднял вопрос количества жертв голодомора. Ведь, как известно, цифра колеблется от 3,5 до 7 миллионов. Вопрос осложняется тем, что многие документы, которые содержали бы настоящие данные, были уничтожены.


Владимир Сергийчук в своих исследованиях обратился к мало исследованным архивным данным относительно начальной школы. По словам историка, начальное образование было обязательным, а поскольку сталинских законов придерживались все, то цифры о посещаемости можно брать как источник для анализа. Как свидетельствуют данные, 99 черниговских начальных школ в 1938 году не смогли набрать первый класс. «Это страшные цифры. Они говорят, что в Черниговской области… почти половина детей начальной школы вымерла», — подытоживает Владимир Сергийчук.


Исследование историка продемонстрировали также, насколько советская власть фальсифицировала результаты. Например, отдел Наркомпроса в 1932 году планировал, что в 1933-м в первый класс придет примерно 4 миллиона человек. По официальным данным, в 1933 году пришло на 800 тысяч меньше. Однако на самом деле эта цифра не отражает действительность. Когда нарком Затонский увидел, что многие дети умерли, то издал приказ, чтобы по всем селам Украины провели учет детей, которые не ходят в школу, и «загнали» их туда 1 сентября. То есть 3,2 миллиона — это на самом деле количество не только первоклассников, но и детей младшего и старшего возраста. Кроме того, специально был издан приказ провести по всей Украине 25 августа 1933 года День школы, чтобы проверить количество детей, которое сможет прийти на учебу. Когда стало понятно, что потери огромные, приняли резолюцию, что проводить День явки нецелесообразно.


Всего, по подсчетам историка, больше 2,5 миллиона детей погибло. А если говорить об общем количестве жертв, то оно достигает 7 миллионов. Это доказывают и другие данные. По приблизительной статистике, в 1937 году должно было бы быть 35 миллионов украинцев, а на самом деле, по переписи 1937-го, их было поменьше 28 млн.


Во время конференции было освещено много таких фактов. Причем данные о трагической странице истории Украины были поданы в различных форматах — доклады, три выставки (одна из них, «Массовый голод в 1921-1923 гг.», представлена впервые), книги (была презентована книга Андрея Бондарчука «Украина. Голодомор 1946-1947 гг.: ненаказанное преступление, забытое добро»), фильм (документальная лента «Обворованная Земля», которая получила немало престижных наград, например кинофестивалей Калифорнии, Техаса и т.д.).

 

Отсутствие консолидации населения относительно статуса голода 1932-1933 годов


Председатель Всеукраинского общества «Мемориал» им. Василия Стуса Степан Кубов тоже сообщил, что одним из результатов конференции является решение о создании Научного института исследования Голодомора на базе правовых и исторических фактов (реально на общественных началах работает уже два года). «Мы сегодня открыли общественную дискуссию», — утверждает Степан Кубов.


Что касается дискуссии, то есть парадокс. Многие страны мира (Канада, Польша, Венгрия, Австралия, Португалия и т.д.) на государственном уровне признали голодомор геноцидом, а украинское общество до сих пор не имеет общей позиции по этому поводу. Когда Леонид Кравчук предложил ввести закон в отношении тех, кто демонстративно отрицает факт геноцида на Украине, возникло много вопросов наподобие «а какое именно должно быть наказание», «за что». Хотя, как отметил Виктор Ющенко, никто в Израиле, например, не сомневается в правильности закона против тех, кто не признает Холокост. И сомнения о введении такого закона на Украине, по словам экс-президента, свидетельствуют о «такой толерантности, которая скорее свидетельствует о нашей слабости, слабых убеждениях в том, о чем говорим».


Еще один из главных тезисов Виктора Ющенко — отсутствие консолидации населения относительно того, чем был голод 1933 года. Ведь что мы можем говорить миру, когда нужно доказывать идею в самой стране. «Давайте узнаем себя, потом за нами пойдут и Америка, и Канада», — таким был вывод экс-президента Украины.


Более того, можно предположить, что до сих пор украинцы не вполне осознают российские влияния и настоящую причину Голодомора. Ведь такое уничтожение украинцев — не просто прихоть Сталина, который по неизвестным причинам ненавидел украинцев. Его действия — жестокое воплощение системы мышления имперского завоевателя, который стремится ассимилировать покоренные народы (недаром же он употреблял термин «внутренняя колонизация»).


Причина такой ненависти есть, и, к сожалению, она не всегда отмечается в общественном дискурсе. По данным структур Объединенного государственного политического управления, на Украине в 1930 году было зафиксировано 4098 крестьянских волнений, бунтов и восстаний. И это только тех, в которых было более 1 миллиона участников. Сопротивление коллективизации на Украине было бешеным, наш народ боролся за свои права. Поэтому геноцид был попыткой «сломать хребет» украинскому народу, как писал Евгений Сверстюк, с целью дальнейшей тотальной ассимиляции тех, кто выживет. Ведь, как писал Рафаэль Лемкин: «Геноцид имеет две фазы: первую, когда разрушают национальную модель угнетенной группы, и вторую, когда ей навязывают национальную модель угнетателя».


Поэтому весьма убедительным является мнение историка Ярослава Калакуры, которое он высказал в своем докладе: искусственно организованный голод можно считать одной из форм гибридной войны России. И как тогда все три голода сопровождались манипуляцией сознанием людей, так же и сейчас можно видеть последствия их воздействия. Поэтому вопрос геноцида приобретает особую актуальность. Речь идет не только об исторической справедливости, но и об идентификации реальных угроз и углублении понимания всех граждан Украины, что только национальное, самостоятельное (во всех сферах) государство сможет защитить их интересы. И это то, чего Россия пытается не допустить, упорно продвигая свой тезис о failed state (несостоятельном государстве).