КОЛИОНОВО, Россия — фермер Михаил Шляпников говорит, что лучшим способом оживить слабую экономику родной деревни является разрыв финансовых связей с Москвой.


Криптовалюта под названием «колион», названная в честь деревни, расположенной примерно в 130 километрах к юго-востоку от Москвы, была создана Шляпниковым при поддержке российских и зарубежных инвесторов, выделивших сумму в 31 миллион рублей.


С момента своего появления в прошлом году, валюта постепенно превращается в наиболее предпочтительное платежное средство для самых разнообразных сделок в Колионово и близлежащих городах.


«Здесь рублей вы почти не встретите, — сказал на днях Шляпников. — У нас здесь своя страна, своя валюта. Мы неплохо справляемся сами».


Россия, как и многие другие страны, пока не определилась со своим отношением к криптовалютам. А потому чиновники внимательно отслеживают эксперимент Шляпникова, дабы понять принцип их работы.


Самопровозглашенный агро-анархист Шляпников, который, по его словам, уже давно проводит уникальный эксперимент на самодостаточность в сельской местности, без зазрения совести решил нарушить нормы регулирующего законодательства.


Его усилия подчеркивают существующий в России разрыв между процветающими городами и изолированными сельскими общинами. За последние два десятилетия в Россию хлынули деньги от продажи газа и нефти, и городской средний класс бросился использовать импортные технологии и отдыхать за рубежом. А в небольших деревнях на фоне разваливающейся инфраструктуры, сокращающегося населения и некачественных государственных услуг царит бедность.


Михаил Шляпников, седобородый человек, известный в своих краях как дядя Миша, хочет расширить использование своей криптовалюты, чтобы жители Колионово и близлежащих деревень могли оплачивать друг другу коммунальные услуги вроде вывоза снега и мусора, которые по большому счету выполняют сами жители.


Он говорит, что на данный момент его валютой пользуется уже почти 100 человек, в основном для продажи и покупки овощей и молочных продуктов в этом бедном регионе.


Он расширил использование колиона в местной экономике посредством системы кредитования, выделяя начинающим фермерам по инкубатору и 50 цыплят. Птенцы вырастают в кур и начинают нести яйца. Фермер отдает половину яиц Шляпникову, а другую волен продать на свое усмотрение.


Условие всего одно: сделки должны совершаться в колионах.


«Банки не хотят давать кредиты мелким фермерам, — поведал Шляпников. — Поэтому мы создали собственную валюту». Он сказал, что никакой личной выгоды с этого не имеет и живет очень скромно.


Подобная тактика популярна в сельской местности, где жители не имеют возможности брать доступные кредиты. Российские банки пытались расширить свое присутствие в небольших городах и селах, а в 2016 году почтовая служба РФ даже открыла собственный банк в надежде заполнить этот пробел. Но процентные ставки в большинстве розничных банков зачастую превышают 10%.


Возникшая после падения Советского Союза в 1991 году финансовая нестабильность подпитывала «заигрывание» с различными неудачными альтернативами традиционным финансовым инструментам, включая выдававшиеся советскими заводами своим рабочим ваучеры и «МММ», крупнейшую в истории страны финансовую пирамиду 1990-х годов.


Криптовалюты вызвали новый интерес к возможностям работы за пределами российской финансовой системы и нестабильного рубля, который вследствие падения цен на нефть в 2014 году потерял половину своей стоимости.


«Дядя Миша воспользовался моментом, — говорит Иван Воронин, эксперт по криптовалютам и основатель торговой платформы Tradisys. — Когда он создал колион, у инвесторов возник огромный интерес к криптовалютам, и теперь он работает над тем, чтобы сделать ее частью реальной экономики».


Криптовалюты, используемые децентрализованными онлайн-регистрами для отслеживания транзакций, стали популярной альтернативной валютой как с точки зрения инвестиций, так и в реальной экономике. Интернет-магазины все чаще выпускают свои собственные криптовалюты для оплаты предоставляемых ими товаров и услуг.


С момента появления колиона его стоимость во многом следует той же суматошной траектории, что и биткойн, первая децентрализованная цифровая валюта в мире, но Шляпникова это не пугает.


«Взлеты и падения неизбежны, но в конечном счете, в нашей деревне вы всегда сможете купить за колионы молоко и мясо», — сообщил Шляпников.


Бывший колхозник Игорь Левитин говорит, что поддержал идею Шляпникова и с помощью колионов обзавелся двумя козами и тремя сотнями цыплят. Некоторые из них достались ему от Шляпникова в качестве кредита. Теперь он возвращает ему долг, отдавая половину снесенных его курами яиц, а остальные может продавать за рубли или колионы.


«Когда живешь в глуши, готов довольствоваться даже криптовалютами», — говорит он.


В прошлом году Шляпников купил подержанный трактор за 4 500 колионов, что было на тот момент эквивалентно 10 000 долларов.


Шляпников надеется, что финансовый регламент позволит ему продолжить начатое. Ведь ранее у него уже бывали стычки с законом.


В 2015 году российские власти приняли жесткие меры в отношении его эксперимента по внедрению в регионе собственной бумажной валюты, которая также называлась «колион». В отличие от криптовалюты, бумажный колион был привязан к килограмму картофеля. После того, как власти пронюхали об эксперименте, местный прокурор запретил колионы, заявив, что они могут дестабилизировать российский конституционный порядок.


В конечном итоге бумажные колионы были конфискованы, и Шляпникову пришлось отказаться от идеи использования их в качестве валюты.


«Именно поэтому я ухватился за шанс создать криптовалюту. Отсутствие нормативно-правового регулирования открывает широкие возможности, чем я и воспользовался», — сказал он.