Хуан Карлос Крус все еще приходит в себя от шока. Три месяца назад Крус, в юности ставший жертвой сексуальных домогательств со стороны чилийского священника Фернандо Карадимы (Fernando Karadima), вступил в конфликт с папой Франциском, когда тот посещал южноамериканские страны.


Глава римской католической церкви обвинил Круса в необоснованных клеветнических высказываниях в отношении епископа Хуана Барроса (Juan Barros), который некогда был учеником Карадимы. По словам Круса, Баррос был свидетелем того, как в 1980-х годах Карадима надругался над Крусом. Затем он препятствовал следствию по делу своего наставника.


Некоторое время спустя после публичной размолвки, Крус был приглашен папой римским провести неделю в его резиденции — доме святой Марфы (Casa Santa Marta), — где Франциск принес извинения и признал, что поверил в его рассказ.


После раскрывшегося скандала все 34 епископа Чили подали в отставку. Это обозначило новый этап в общечеловеческой борьбе жертв сексуальных домогательств католических священников. В телефонном разговоре с представителем газеты «Эль Паис» («El País») Крус взволнованно сообщил, что верит в окончательность решения папы.


«Эль Паис»: Как Вы отреагировали на новость об отставке 34 епископов?


Хуан Карлос Крус: После недели, проведенной в резиденции папы, долгих разговоров с ним, как с давним другом, после его письма чилийским епископам с упоминанием всего того, что мы с ним обсуждали, и к чему он отнесся крайне серьезно, в том числе коррупции в епископской среде, после его слов об укрывании документов и преуменьшении значения событий, — я переполнен эмоциями. Я признателен за то, что папа серьезно отнесся к нашему разговору. Мне кажется, что это было не ради протокола или рекламы.


— Что Вы ему сказали?


— Мы говорили обо всем: о моей жизни, о том, что со мной произошло, о том, что епископы ничего не предпринимали, что они старались переложить вину на меня. Они утвеждали, что я сумасшедший. Позже папа сказал секретарю: «Хуан Карлос был в высшей степени любезен, встретить его было чудом».


— Он сказал Вам, что ехал в Чили, находясь в заблуждении? Пока он там находился, он настаивал на том, что Ваши слова — клевета.


— Первое, что он мне сказал, было: «Я хочу извиниться от своего лица и от имени церкви за все, через что ты прошел. Я извиняюсь лично, потому что я стал причиной той ситуации, которая принесла тебе столько боли за последние месяцы». А я ответил, что это нехорошо, что он находится под дурным влиянием таких людей, как нунций (папский посланник, представляющий папу в отношениях с религиозными и гражданскими властями страны — прим. переводчика) или кардинал Эррасурис (Francisco Javier Errázuriz Ossa), который лжет ему. Кроме того, его окружают епископы, которые работают, как настоящая мафия: они все скрывают, все преуменьшают. Папа был шокирован. Я сказал, что эти люди дурно говорили о нем в Чили, и поэтому так мало людей приходят на мессы. Папа ответил, что эму понравилась поездка в Чили, но он увидел странные вещи. Мне показалось, ему было крайне неприятно, что в Чили он ехал с такими плохими вестями, и поэтому я ему верю.


— Вы говорили про домогательства?


— Да, в подробностях. Я плакал, а по нему было видно, что ему больно. Он положил мне руку на плечо и сказал: «Поплачь, дитя».


— Вы сказали, что продолжаете верить?


— Конечно. Ему сообщили, что я отошел от веры, что я стал врагом католической церкви. Я сказал, что это пробуждало во мне гнев, потому что я все еще верующий, я люблю церковь, и я верю, что все может измениться. «Моя вера очень важна мне, Ваше Святейшество», — сказал я. Ужасно, что они клевещут на меня. «Они совершают зло», — ответил он. Я сказал, что хочу быть хорошим человеком и что я не могу принять тот факт, что то, что произошло со мной, происходит с тысячами людей по всему миру. Это должно прекратиться. Я сказал папе, что у него репутация отзывчивого человека, что его папство может стать действительно выдающимся, если он возьмет быка за рога, покончит с домогательствами в церкви и объявит, что папа больше не будет мириться с этим. Он ответил: «Помоги мне сделать так, чтобы Святой Дух сопутствовал мне».


— Вы думаете, что он воспринял проблему домогательств серьезно?


— Очень серьезно. Мне звонят многие жертвы домогательств. Мне не хотелось, чтобы люди думали, что я куплен Ватиканом, что это просто рекламный ход. Важно, чтобы были слышны голоса всех пострадавших. Нужно объяснить, что жертвы проходят через страшные вещи, а епископы прикрывают друг друга. И мне кажется, он понял. Письмо предельно ясно, оно обличает епископов. По-моему, отставка всех епископов — это важный и беспрецедентный шаг.


— Нынешний папа может войти в историю как тот, кто изменил отношение церкви к сексуальным домогательствам?


— Мне кажется, да. Он предпринимает беспрецедентные меры, он знает, что за ним следит весь мир. Я настроен оптимистически. Не хочу показаться наивным, но у этих событий будет эффект цунами: после чилийского прецедента откроются другие случаи в других странах. Мы полны надежды. Эти люди по-настоящему злы. Все, что хотят чилийцы, это их ухода. В своей резиденции папа относился к нам, как к королям, а про епископов говорил, как о детях. Очевидно, что поверил он нам. Когда он ехал в Чили, у него была ложная информация. Я хочу дать ему второй шанс, он заслуживает его как никто другой.


— Вы обсуждали Вашу нетрадиционную сексуальную ориентацию и те страдания, через которые Вы прошли из-за этого?


— Да. Ему сообщили, что я развратник. Я объяснил, что я не святой, но и не грешник. Я стараюсь никому не навредить. Он сказал: «Хуан Карлос, не важно, что ты гей. Бог создал тебя таким и любит тебя таким, какой ты есть. Папа тоже любит тебя таким, и ты должен быть счастлив, что ты такой».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.