Чуть меньше, чем четыре года назад архиепископ Афанасий оказался лицом к лицу с расстрельной командой.


В Луганской области на юго-востоке Украины в июне 2014 года, через несколько недель после того, как пророссийские лидеры объявили о независимости Луганска и о намерении присоединиться к России, несколько вооруженных сепаратистов завязали этому бородатому величавому православному священнослужителю глаза и избили его.


Сепаратисты выбрали своей жертвой Афанасия, потому что его духовный лидер, патриарх Филарет, в 1990-е годы вышел из лона Русской Православной Церкви и осудил политику президента России Владимира Путина на Украине.


Афанасий услышал выстрел, но пуля в него не попала. Сепаратисты сняли с его глаз повязку и приказали ему уехать из Луганска. Его видавший виды автомобиль вскоре разбился, потому что, по его словам, они намеренно повредили тормоза. Он не любит вспоминать тот день — касающийся его лично эпизод в российско-украинской религиозной войне, которая, похоже, закончится еще очень нескоро.


«Не люблю ворошить прошлое», — признался он в интервью.


Но именно прошлое —далекое общее прошлое России и Украины — и обострило конфликт.


Более тысячи лет назад, примерно в 988 году, киевский князь Владимир, воинственный язычник и потомок викингов, прибыл в Крым, на полуостров, на который впоследствии будут претендовать и Россия, и Украина. Там он принял православие и женился на византийской царевне. Это значительно повысило международный престиж Киевской Руси, зарождавшейся восточноевропейской державы, которая со временем превратилась в современные государства — Украину, Россию и Белоруссию.

Вид на Днепр


А другой Владимир — Путин — особо отметил это общее наследие, когда аннексировал Крым, захватив его у Украины в 2014 году и объявив о его возвращении на «родину». Аннексия произошла, когда пророссийские сепаратисты, тайно поддерживаемые Кремлем, боролись за то, чтобы отделить восточную Украину, которая граничит с Россией, от остальной части страны.


Восточная Украина в своей политике уже давно тяготеет к Москве. Многие из ее жителей говорят на русском языке, как основном языке общения, являющимся для них родным. Запад страны, в том числе и столица Киев, ориентируются на Центральную Европу и с нетерпением ждут от нее подсказок и указаний в вопросах культуры и политики. А украинский язык с лингвистической точки зрения является славянским — он близок к русскому, но отличается от него.


Правда, в том, что касается религии, большинство украинцев уже давно исповедуют православие, которое отделилось от католицизма в 1054 году и распространено в основном на Ближнем Востоке и в Восточной Европе.


После аннексии Крыма митрополит Онуфрий, предстоятель Украинской православной церкви Московского патриархата, назвал пророссийских сепаратистов «братьями по вере» и выразил негодование по поводу военных действий, которые против них ведет Киев.


В мае 2015 года на заседании Верховной рады, когда президент Украины Петр Порошенко зачитывал вслух имена украинских военнослужащих, награжденных за участие в боях с сепаратистами, все присутствовавшие в зале встали — за исключением Онуфрия и людей из его окружения.


Что еще более раздражает многих украинцев, так это то, что патриарх Константинопольский Варфоломей, самый почитаемый лидер православного христианства, признает на Украине только ту церковь, которую возглавляет Онуфрий.


Для Порошенко, пришедшего к власти в 2014 году, после того как в результате яростных протестов был свергнут его пророссийский предшественник, независимость украинской церкви — это не просто предмет распрей между длиннобородыми старцами с архаичными именами.


В начале апреля Порошенко обратился к Варфоломею с настоятельной просьбой признать независимую и «единую» поместную Украинскую православную церковь.


«Это — вопрос национальной безопасности и нашей обороны в гибридной войне, потому что Кремль рассматривает РПЦ как один из ключевых инструментов влияния на Украину», — заявил Порошенко, выступая перед украинскими законодателями в середине апреля.


И это не надуманный аргумент.


Патриарх Кирилл, глава Русской православной церкви и союзник Путина, утверждает, что этнические русские в любой части мира — от Казахстана до Калифорнии — являются «этническими православными христианами», права которых должны защищать российские духовные и светские правители.


Их «русскость» идет со времен Киевской Руси князя Владимира — и, следовательно, Украина является частью «русского мира», которая временно отделилась, заявляет Путин.


«Русские и украинцы — это вообще один народ, разницы мы не делаем, — заявил он в 2015 году во время своего первого визита в аннексированный Крым. — Уверен, что несмотря на все сложности сегодняшнего периода времени, ситуация на Украине выправится, Украина будет развиваться позитивно, отойдет от позорной практики, которую мы наблюдаем сегодня».


Путин оправдал аннексию Крыма и пророссийский сепаратизм в других частях Украины как шаги, направленные на «консолидацию русского мира», поскольку в сепаратистских районах Луганской и Донецкой областей русскоязычное население считает себя большинством, притесняемым Киевом. Одно из вооруженных формирований сепаратистов было названо «Русской православной армией».


Поэтому независимость Украинской православной церкви станет смертельным ударом по самой концепции «русского мира».


«Украинская [религиозная независимость] серьезно бы ее подорвала, поскольку Украина является местом зарождения и центром Киевской Руси, а значит — и русского мира», — сказал в интервью киевский политолог Тарас Кузио (Taras Kuzio).


Неудивительно, что Москва выступает против стремления Порошенко добиться независимости церкви.


«Действия, направленные на раскол церкви, вряд ли могут поддерживаться и вряд ли могут приветствоваться» Россией, заявил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, выступая перед журналистами в конце апреля.


«Такие планы и такие идеи выгодны только врагам церкви», — заявил митрополит Волоколамский Иларион, который возглавляет отдел РПЦ, выполняющий те же функции, что и министерство иностранных дел.


Патриарх Филарет, который неоднократно называл Путина «новым Каином», не принял их слова всерьез, назвав их «свидетельством отчаяния и бессилия». В своих недавних заявлениях он обвинил Россию в попытках удержать Варфоломея от признания независимости украинской церкви и пообещал, что «никто не будет заставлять» священнослужителей, лояльных Москве, присоединяться к его церкви.

Глава УПЦ Киевского патриархата патриарх Филарет на праздновании 1026-й годовщины Крещения Руси в Киеве


В 1990-е годы РПЦ осудила Филарета, лишив его сана и отлучив от церкви, а российские суды постановили снести единственную в России церковь УПЦ Киевского патриархата, которая подчиняется Филарету.


Эта церковь, расположенная в подмосковном Ногинске, остается нетронутой, говорит преподобный Меркурий Скороход, раньше служивший в ней клириком. По его словам, ее не стали разрушать из страха, что снос церкви может вызвать ответные меры в отношении около 12 тысяч приходов РПЦ, разбросанных по всей Украине.


Призывы к уничтожению на Украине церквей, подчиняющихся Московскому патриархату, уже звучали после одного возмутительного случая.


В декабре прошлого года в Запорожье, городе на юге Украины, случайно погиб двухлетний мальчик. Его родители обратились в православный храм при кладбище с просьбой провести отпевание. Но священники храма, принадлежащего Московской патриархии, отказались, потому что мальчик был крещен в украинской церкви.


«Они сказали, что у них действуют правила, — рассказал отец мальчика Роман Полищук в телевизионном выступлении. — Эти правила писал не Бог».


Вполне возможно, что объединение православия окажется делом нелегким на Украине, религиозная карта которой представляет собой лоскутное одеяло, в котором отражена бурная история страны.


По данным соцопроса, около 11% украинцев, в основном в западных областях, когда-то входивших в состав Австро-Венгерской империи, принадлежат к греко-католической церкви, которая сохраняет православные обряды, но считает папу Франциска своим понтификом. Около 44% жителей Украины являются прихожанами церкви Филарета. В процентном отношении это в два раза больше, чем количество верующих-украинцев, лояльных Кириллу, главе Московского патриархата.


Как показал опрос, проведенный в марте независимым Украинским центром экономических и политических исследований имени А. Разумкова, более половины украинцев выступают за объединение украинских церквей в независимый патриархат, и только 9,2% считают, что на Украине должна господствовать Русская православная церковь.


Если украинская церковь получит независимость, Филарет возглавит крупнейшую в мире после России православную церковь, благодаря чему он будет иметь значительное влияние среди других патриархов всемирной православной общины, насчитывающей более 250 миллионов человек.


Украинцы надеются, что Священный Синод, во главе которого стоит Варфоломей и в состав которого входит ряд священнослужителей, предоставит возглавляемой Филаретом УПЦ Киевского патриархата независимость к 28 июля, к 1030-й годовщине с того дня, когда новообращенный князь Владимир прибыл в Киев и приказал его жителям креститься, окунувшись в воды Днепра.